Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Качество жизни
18.04.2016 13:40

Пляски дикого капитализма на костях русского наследия

Наплевательское отношение к историко-культурному наследию в России обрекает нас и дальше существовать в условиях идейного вакуума.

Начало апреля, помимо всего прочего, отметилось одним довольно любопытным событием: в парламент Москвы (Мосгордуму) внесен законопроект, в соответствии с которым в российской столице будет запрещен снос любых исторических зданий, построенных до 1917 года. Законопроект если не революционный, то уж точно знаковый, так как историко-культурное наследие Москвы понесло колоссальные потери в вихрях сменяющих друг друга за последние сто лет эпох. Сначала город крушили большевики, затем с таким же упоением русскую столицу принялись разрушать дорвавшиеся до власти и денег нувориши без Родины, идей и каких бы то ни было моральных ценностей. Однако явление это характерно не только для Москвы, но и для всей огромной России, народ которой рискует на этом фоне лишиться своей исторической памяти и, как следствие, раствориться затем в водовороте мировой глобализации.

В пояснительной записке к законопроекту его инициаторы отметили, что Москва продолжает каждый год терять десятки ценных исторических зданий. «Среди них нетолько великолепные образцы архитектуры старой Москвы, но и здания, хранящие память о ключевых событиях русской истории», – поясняют столичные парламентарии. Стоит отметить, что если данный законопроект всё-таки примут (в чем, если честно, есть немалые сомнения), то это будет означать несомненную победу тех, кто еще с начала 1990-х активно боролся против того беспредела, который учинил бывший мэр Москвы Юрий Лужков по отношению к культурному наследию города.

Градозащитник и общественный активист Константин Михайлов в своей книге с говорящим названием «Москва, которую мы потеряли» заявляет, что за последние 25 лет в столице России было полностью или частично уничтожено более 700 историко-культурных памятников. Из этих более чем 700 памятников 136 были уникальными объектами, то есть представляющими собой особую культурную ценность. Среди них десятки зданий, самым тесным образом связанных с выдающимися русскими писателями, поэтами и композиторами: Пушкиным, Гоголем, Островским, Аксаковым, Алябьевым и многими другими. Были уничтожены несколько уникальных древнерусских палат, десятки усадеб, а также великолепные архитектурные сооружения, построенные гениями русской архитектуры, среди которых Казаков, Бове, Щусев, Шехтель и другие творцы. Также было снесено немалое количество памятников деревянного зодчества, отразивших в себе красоту и поэзию русского национального деревянного узорочья.

Москва при Лужкове лишилась большего, чем при Сталине, сносившим в соответствии с печально известным планом генеральной реконструкции столицы 1935 года целые улицы и кварталы старого города. Казалось, что после отставки Лужкова в 2010 году происходящее варварство будет остановлено. Определенную надежду вселяли слова нового мэра Сергея Собянина, заявлявшего о намерении отойти от порочной практики уничтожения историко-культурного наследия города. И действительно, небольшие положительные подвижки в этом плане были: сносов в целом стало меньше, а немалая часть находящихся в неудовлетворительном состоянии объектов культурного наследия была отреставрирована. Тем не менее, дальнейшее уничтожение старого города продолжилось. Чего стоит хотя бы варварская реконструкция описанного в романе «Война и мир» дома Болконского на Воздвиженке, до неузнаваемости исказившая облик памятника, как болезненны сносы на Арбате, Тверской и других частях старого города.

При этом финансово-экономические потрясения 2014 года и разразившийся на этой волне кризис не только не приостановили развитие этой болезни, но наоборот, лишь усугубили её течение. Бизнес, стремясь к максимальной экономии средств, фактически взялся за практику неконтролируемых сносов. Суть ее в том, чтобы не заморачиваться никакими юридическими процедурами, а просто снести старинное здание, заплатив затем копеечный штраф. Можно также организовать поджог, что в своё время активно практиковалось и практикуется не только в Москве, но и в других городах России. Ну а если девелопер предпочитает действовать более «цивилизованно», то здесь существует определенная, опробованная много раз схема. Дело в том, что в России существуют три степени государственной охраны памятников: объект культурного наследия федерального значения, регионально и местного. С помощью экспертных советов и написанных ими заключений под дудочку занесшего куда надо деньги инвестора то или иное здание, которое ему приглянулось, понижается в статусе, а затем и вовсе выводится из списка объектов культурного наследия. Всё чисто, никаких «рейдерских сносов», поджогов и прочих «жестких» методов. Всё в рамках закона, комар носа не подточит. В итоге только за прошедший год Москва потеряла 25 ценных зданий, формировавшими облик старого города и являвшимися важными кирпичиками в фундаменте историко-культурного наследия российской столицы.

И, несмотря на протесты градозащитников и общественников, крупные девелоперы и действующие на их стороне городские власти «давить по тормозам» явно не намерены. Тем не менее, творящимся беспределом озаботились в Русской православной церкви (РПЦ). Так, выступая неделю назад в Мосгордуме, патриарх Московский и всея Руси Кирилл резко осудил разрушение историко-культурных памятников и возведение на их месте новоделов из стекла и бетона. «Вот как раз напротив небоскреб построили. Ни один человек не приедет в Москву, чтобы посмотреть на этот ваш небоскреб. Никому в голову не придет из Австралии ехать в Москву, чтобы посмотреть на него, потому что в других местах лучше небоскребы. Они поедут в Сингапур, Гонконг, Дубай и там будут смотреть небоскребы», – заявил глава РПЦ. При этом патриарх добавил, что исторической Москвы как таковой уже фактически нет: «мы уничтожили историческую столицу своими руками». В конце он добавил, что никакие замены старых зданий, даже те, которые максимально их копируют, не смогут возместить утрату.

Бизнес-центр «Оружейный» в центре города, о котором говорил патриарх

Об окончательном уничтожении исторической столицы патриарх, конечно, несколько преувеличил. Тем не менее, такими темпами, которыми сносятся сейчас памятники отечественной истории и культуры всю оставшуюся старую Москву можно уничтожить уже в ближайшие 50-100 лет. То есть по сути в течение жизни одного-двух поколений. И восстановить утраченное будет невозможно, так как памятники истории и культуры – это такой же невозобновляемый ресурс как нефть, газ и вода.

Конечно, Москва – это не единственный город России, страдающий от творящегося произвола. Когда в российской столице сносы историко-культурных памятников пошли лавиной, то в провинции подумали: «а почему нам нельзя?». Ведь за уничтожение Москвы никого не наказывают. Где хоть одно дело, которое было заведено на человека с деньгами, вдруг решившим, что он хочет «приспособить» отдельно взятый памятник под свои нужды? Или просто снести, прикрывшись уже компрометировавшим себя словом реконструкция. Стоит вспомнить хотя бы про уничтожение исторической деревянной застройки Нижнего Новгорода – города, спасшего Россию в эпоху Смуты 1612 года. Замечательные образцы резного русского деревянного узорочья всеми возможными способами разрушаются, а на их месте возводятся очередные торговые центры или многоэтажные дома.

Страдает и Санкт-Петербург, целые исторические кварталы которого подвергаются «приспособлению» под нужды очередного девелопера. То же и в Самаре, бывшей еще сто лет назад одним из центров купечества на Волге. Тамошние купеческие особняки местные власти предпочитают сносить, чем приводить в порядок. Также и в других российских городах, историко-культурные особенности которых уничтожаются, заменяясь на потребительский рай и каменные джунгли новых микрорайонов. Что потом будут думать люди, которые вместо выраженной в архитектуре истории увидят стеклянные фасады очередного «храма потребительства»? Кого мы воспитаем в таких людях и что мы вложим в их души? Уважение к своей стране, её истории и культуре? Вряд ли.

Не так давно наши ученые подсчитали, сопоставив данные как из регионов, так и из столицы, что каждый год наша страна теряет от 300 до 900 памятников. И оставшиеся в России на данный момент порядка 75 тысяч памятников культуры – всего лишь капля в море, по сравнению с тем, чем русский и другие народы России были богаты в начале XX века, чем дорожили и что берегли, что искренне считали своей гордостью и частью своего национального самосознания. Однако массовое уничтожение «ненужного хлама» в эпоху семидесятилетнего правления пастырей в «новое светлое будущее», а также варварство «новых пастырей», теперь ведущих наш народ в новое лучезарное, но уже капиталистическое будущее сделали своё дело – в двадцать первый век мы вступили, имея в несколько раз меньше, чем обладали в начале века двадцатого.

Нижний Новгород

Так почему же важно сохранять наследие? У медали, как известно, две стороны. И ответ на этот вопрос имеет два измерения – условно говоря, прагматический и идеалистический, хотя второй несравненно важнее первого и тоже имеет немалое отношение к прагматизму. Во-первых, – туризм. Не секрет, что наиболее популярны у туристов те места, где сохранилось достаточное количество историко-культурных памятников. Совершенно прав был патриарх Кирилл, когда сказал, что никто не приведет смотреть «на этот ваш небоскреб». Люди приедут смотреть на наследие, а не на новоделы. Такого добра они могут насмотреться где угодно. У нас в высоких властных кабинетах последние годы часто говорят о необходимости развивать внутренний туризм, о переориентации туристических потоков с зарубежных на внутренние направления, чтобы люди ездили смотреть не на египетские пирамиды (при всем к ним уважении), а на чудесные детища русской души, мысли и национального сознания, воплощенные в старинных архитектурных ансамблях наших городов.

Кто же спорит, это прекрасно. Только почему языки наших чиновников говорят одно, а их руки делают совершенно другое, подписывая бумаги о сносе очередного памятника? Хотя, в принципе, всё понятно – интересы девелоперов, инвесторов, большие деньги и прочий китч. Но если наше государство действительно хочет, чтобы люди больше стремились путешествовать по своей собственной стране, узнавая всё ее великолепие и многообразие, тогда подходы к сохранению нашего наследия нужно кардинальным образом пересмотреть. То же, кстати, справедливо и для иностранных туристов, которые едут в Россию за ее неповторимым архитектурным стилем. Человек из условного Берлина захочет посмотреть на древнюю церквушку и стоящий рядом с ней деревянный домик с резными наличниками, а не на очередной новодел. Потому что первые два – это настоящая Россия, а третий – безликий временщик и пустышка.

Второе измерение – условное идеалистическое – гораздо более серьезнее первого. Без туризма мы можем как-нибудь обойтись, а вот жить в историческом и национальном беспамятстве не сможем. «Народ, не имеющий национального самосознания, есть навоз, на котором произрастают другие народы», – сказал в своё время великий русский государственный деятель Петр Столыпин. Национальное самосознание строится, в том числе, на внешних зрительных образах, которые мы можем воспринимать через наши органы зрения, которые, как известно, важнейший источник получения нами информации. Как внешнее окружение влияет на воспитание ребенка, так и внешнее историко-культурное, архитектурное окружение влияет на воспитание человека как личности и его осознание себя частью того или иного народа, руками которого всё это и было воздвигнуто. Через это человек воспринимает те идеи, мысли и убеждения людей, которые строили эти здания. Ведь в каждое здание творец вкладывает частичку себя.

Но если мы уничтожаем наше историческое наследия, то что мы оставляем вокруг себя? Вокруг себя мы оставляем железо-бетонные новоделы – памятники всевластия денег как главного символа «дикого капитализма», подкормленного в «сытые нулевые» высокими ценами на энергоносители. При этом каждый историко-культурный памятник напоминает нам о прошлом нашей страны, о ее истории. Каждый отдельный дом – это свидетель отдельной эпохи, её символ. А если не будет этих домов, то, получается, и истории страны, состоящей из различных эпох, будто бы не было. А была лишь вот эта современная Россия, застроенная унылыми панельными многоэтажками и отвратительной новомодной архитектурой. «Иваны, родства не помнящие», масса потребителей – именно такими мы станем сами и воспитаем своих детей.

Более того, сохранение исторических памятников имеет в себе подтекст противостояния «прогрессу», который в его современном постмодернистском понимании несет в себе не развитие и стремление к лучшему, но постоянное видоизменение видов и форм бытия, отбрасыванию всего старого как «устаревшего» и «немодного». А это, в свою очередь, ведет к полному переосмыслению материальных и духовных ценностей общества. Именно на этом строится современная глобализация, то есть унификация форм жизни на всей планете по западному образцу, для чего необходимо отбросить за ненадобностью свои культурные особенности.

Резюмируя, необходимо отметить, что только приобщаясь к общему для нашего народа историко-культурному наследию, человек может ощутить себя частью единого народа с его прошлым, настоящим и будущим. Любые памятники прошлого, каждый старинный дом, каждый пока еще не уничтоженный исторический ансамбль наших городов – это ниточка, который соединяет современный народ России с народом, который жил 100, 200 и 300 лет назад. Именно так можно ощутить преемственность поколений и почувствовать себя ответственным за судьбу своей Родины, которую прошлые поколения передали нам в наследство. И на этом осознании живет и будет жить Россия.

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика