Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Качество жизни
04.07.2016 08:08

Заочное образование готовятся «убить»

Российские чиновники и парламентарии намерены запретить дистанционное образование в России

В России собираются всерьез подойти к вопросу об отмене заочного и дистанционного образования. Об этом на днях заявила член Совета Федерации Лилия Гумерова. Еще раньше подобную идею поддержали в Министерстве образования РФ, где запрет «заочки» и «дистанционки» витает в головах тамошних чиновников уже несколько лет. Действительно, подобный вид образования имеет свои серьезные недостатки и порой не может по эффективности конкурировать с классической системой очного обучения. Тем не менее, у заочной и дистанционной системы есть и свои плюсы, а их отмена может создать немало трудностей и неудобств рядовым гражданам, многие из которых лишатся возможности получить высшее образования без ущерба для своей профессиональной деятельности.

По словам Гумеровой, упразднить заочное и дистанционное обучение по некоторым направлениям предполагается уже с начала нового учебного года. При этом уточняется, что пока речь идет лишь о гуманитарных специальностях и первом высшем образовании (бакалавриат). «Эта мера продиктована самой жизнью. Она позволит бороться с так называемыми псевдо-вузами, которые выдают дипломы, но не обеспечивают выпускникам должного уровня знаний. Качество очного образования, конечно, выше качества заочного. Мне видится вполне перспективным первое высшее образование получать только на очной основе», – отметила сенатор.

Ранее о подобных мерах высказывался глава Рособрнадзора Сергей Кравцов. Он заявил, что в список запрещенных для подготовки по заочным и дистанционным технологиям специальностям войдут экономика, юриспруденция, государственное и муниципальное управление, а также другие направления обучения. Предполагается, что их список может быть расширен в дальнейшем. Чиновник уверен, что данные меры повысят качество российского высшего образования, поскольку многие спецдисциплины, а также практическая часть обучения не могут быть обеспечены в режиме заочного и дистанционного обучения.

Всестороннюю поддержку запрет «заочки» и «дистанционки» находит и у министра образования РФ Дмитрия Ливанова. По его мнению, это входит в общую тенденцию борьбы с расплодившимися «вузами-однодневками», которые, по сути, являются не более чем конторами по продаже дипломов за деньги. Система обучения в таких ВУЗах действительно построена по большей части именно на дистанционных и заочных технологиях, а качество образования не выдерживает никакой критики. Кроме всех вышеперечисленных, с поддержкой инициативы Минобра вступил ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов, которого политолог Михаил Делягин в одном из своих материалов назвал «могильщиком российского образования». Кузьминов заявил, что заочная система обучения – это профанация и имитация обучения как такового, посему отечественная образовательная система ничего не потеряет в случае отмены «заочки».

Действительно, у заочной и дистанционной систем есть свои минусы. Следует признать, что в целом качество «удаленного» обучения уступает классическому очному учебному процессу с системой лекция-семинар. При заочном обучении студент ограничен в общении с преподавателями и уж тем более с однокурсниками, посему может получить меньше знаний, чем человек, каждодневно посещающий ВУЗ.  Кроме того, с заочников, как правило, спрос обычно меньше, чем со студентов очной формы обучения. Многие преподаватели относятся к ним с некоторым предубеждением, считая «тройку» самой высокой оценкой, которую может заслужить человек, раз в полгода посещающий учебное заведение и при этом отнюдь не блещущий знаниями на экзамене. К сожалению, многие студенты-заочники не проявляют особого рвения к учебе, поскольку она в их жизненной повседневной системе координат находится где-то на обочине, тогда как первые места занимают семья, работа, друзья и прочие моменты. Учеба, таким образом, превращается в лихорадочное зазубривание материала за несколько дней до экзамена, а не полноценное освоение материала в процессе семестра. Да и преподаватели, как уже было сказано, от заочников особых знаний по обыкновению не требуют. Поэтому, надо признать, зачастую уровень знаний и компетенции таких студентов значительно ниже, чем у обучающихся на классической дневной форме.

***

Однако у заочного и дистанционного образования есть и свои неоспоримые плюсы. К ним относится, во-первых, возможность формирования программы обучения и ритма усвоения учебного материала индивидуально, исходя из способностей, возможностей и целей каждого отдельно взятого студента. Можно совмещать усвоение новых знаний с ростом по карьерной лестнице, а не разрываться в выборе между работой и получением образования, ставя себя перед необходимостью выбрать что-то одно. К тому же у некоторых людей, например, инвалидов, зачастую нет чисто физической возможности каждый день присутствовать в учебном заведении.

Во-вторых, обучение может осуществляться без отрыва и прочего ущерба для основной деятельности, будь то работа или семья, к примеру, уход за ребенком для молодой мамы.

В-третьих, и это немаловажно в условиях той финансово-экономической турбулентности, в которой оказалась наша страна, заочное и дистанционное обучение гораздо дешевле очного – как правило в полтора-два раза. Для людей, имеющих на руках весьма ограниченные средства, но при этом огромное желание получить образование, заочное обучение порой становится наиболее оптимальным решением.

В-четвертых, студент-заочник, лишенный привычного для «дневника» конспекта лекций, более мотивирован находить информацию самостоятельно, пользуясь поисковыми системами в интернете или (к сожалению, реже) библиотеками и справочными фондами. В процессе такого поиска студент может усваивать гораздо большее количество материала, чем при банальной зубрежке написанного под диктовку лектора конспекта, за пределы которого студент порой и не выходит.

И, наконец, в-пятых, заочное и дистанционное образование – это хорошая возможность живя в провинции получить диплом столичного вуза. Для этого не нужно переезжать в другой город, отказываясь от своего привычного образа жизни, покидая родных, друзей и оставляя работу. В любом случае, заочное и дистанционное образование – это очень удобная штука.

К тому же немалое количество экспертов образовательной отрасли утверждают, что в настоящее время среди учащихся очной формы обучения процент студентов и выпускников с крайне низким уровнем знаний и умений порой сравнивается со студентами-заочниками. И это неудивительно, поскольку наплевательское, а порой и откровенно вредительское отношение к системе высшего образования в России за постсоветское время значительно снизило качество очного образования. В таких, откровенно говоря, катастрофических условиях на первый план выходит личная мотивация к стремлению овладеть знаниями и умениями со стороны самого студента.

Самообразование всегда является основой всего обучения, поэтому стремление студента получить знания – главный двигатель к усвоению программ высшего профессионального образования в современной России. И мотивация эта совершенно не зависит от того, учится человеком на дневной или заочно-дистанционной форме обучения. Если студент хочет получить знания – он их получит, а если не хочет, то очная форма обучения ему не поможет. В лучшем случае он будет приходить на лекции и делать вид, что слушает преподавателя. В худшем же – он будет просто пропускать занятия.

Процент таких учащихся на дневных отделениях российских вузов огромен, а многие из таких «кадров» пришли в учебное заведение не за знаниями, а из-за боязни идти в армию или желания получить корочку «просто, чтобы была». А нередко – исходя из комбинации этих факторов.

Кроме этого, закрытие заочной и дистанционных форм обучения по целой группе специальностей нанесет удар по образованию как одному из немногих социальных лифтов, сохранившихся в нынешней России со времен СССР, в котором, кстати говоря, заочное обучение было хорошо развито. Начиная от соответствующих отделений в крупнейших вузах и вплоть до специализированных заочных высших учебных заведений по отдельным отраслям или специальностям.

Так, еще в 1930 годы финансово-экономические курсы были преобразованы в отдельное учебное заведение – Всесоюзный юридический заочный институт (ВЮЗИ), который отличался признанным высоким уровнем образования. В подтверждение этого говорит хотя бы то, что среди его выпускников состоит нынешний председатель Московского городского суда Ольга Егорова. Кроме ВЮЗИ, существовали всесоюзные заочные институты инженеров железнодорожного транспорта, текстильной, пищевой промышленности, а также другие высшие учебные заведения, уровень образования в которых мало чем отличался от лучших вузов страны.

Стоит отметить, что некоторые представители профессионального сообщества довольно прохладно встретили инициативу Минобра. Так, вице-президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Светлана Володина отметила, что зачастую выпускники-заочники не уступают по своим знаниям выпускникам дневных отделений. При этом адвокат добавила, что в пользу выпускников заочной формы обучения говорит тот факт, что они в целом больше мотивированы в получении знаний и продвижении по карьерной лестнице, а значит, имеют неплохие шансы стать хорошим специалистами в своей области. Весьма примечательным также выглядит опрос интернет-пользователей на крупнейшем юридическом портале «Право.ру», который звучит следующим образом: «Обязательно ли получать первое высшее юридическое образование в очной форме?». 42 процента опрошенных ответили на этот вопрос утвердительно, однако 32 процента респондентов оказались убеждены в том, что форма обучения никоим образом не влияет на качество юридического образования выпускника, сославшись на невысокий уровень современного российского образования в целом, а также на самомотивацию как основной двигатель обучения нынешнего российского студента.

***

Помимо этого, необходимо констатировать, что современный мир постепенно отходит от доминировавшего ранее принципа образования, предполагающего собой непосредственное посещение студентом лекций в учебном заведении. С развитием современных технологией не менее эффективное образование возможно и в «удаленном формате». Всевозможные видео и аудиоконференции, видеолекции, семинары в чате, веб-уроки и так далее – всё это вполне может заменять классические лекции и семинары. Те же видеоконференции по «Скайпу» и другим программам позволяют лектору успешно вести диалог с сидящими по ту сторону монитора слушателями, демонстрируя им при этом графический материал. Все эти технологии востребованы и в современном заочно-дистанционном образовании.

Более того, такая форма образования становится всё более популярной не только в западных странах, но в России. В пользу этого говорит внедрение дистанционных технологий в образовательный процесс в главном вузе страны – МГУ. На странице спецпроекта «Университет без границ» студент и вообще любой желающий может просмотреть лекции, не выходя из дома. Это, кстати, очень удобно во время болезни. Более того, при университете существуют дистанционные курсы повышения квалификации. И подобные проекты появились и в других российских вузах. Кроме того, появилось немало частных образовательных проектов, на страницах которых пользователи могут познакомиться с огромным количеством лекций на любой вкус – от искусствоведения до физики и астрономии, с дальнейшим получением сертификата. Так, на проекте «Лекториум» уже сейчас можно посмотреть более тысячи различных лекций, а число пользователей-студентов уже превысило 50 тысяч человек.

Поэтому стремление наших чиновников от образования вписать уничтожение заочно-дистанционной формы обучения в общий тренд борьбы с расплодившимися «вузами-однодневками» и низким качеством обучения в них выглядит довольно нелепо и напоминает просто имитацию полезной активности, но неё её саму. Минобраз хочет опять бороться с последствиями, а не с причиной. Нужно проинспектировать и закрыть те вузы, которые за деньги дают не знания, а диплом. Лицензии которым, кстати говоря, выдавали сами чиновники от образования.

Образовательная система, как говорил один персонаж известного фильма, – дело тонкое, посему резкими движениями и размахиванием «топором с плеча» можно разве что нарубить кучу дров, но не действительно каким-то образом улучшить ситуацию. Для её улучшения необходима планомерная, длительная и тяжелая работа на устранение нарушений и проблем в образовательном процессе. Более того, такая работа требует определенные знания и умения. С последним, к сожалению, у наших чиновников дело обстоит не очень. Посему и выбран способ «рубки с плеча», ведь всегда гораздо легче просто запретить, чем комплексно подходить к решению проблемы, разгребая Авгиевы конюшни бардака в системе образования.

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика