Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Криминал
09.02.2017 09:00

Экономические преступления легализуют

Российский неолиберализм не только не сдаёт позиции, но и стремительно завоёвывает новые, расширяя возможности для всевластия и безнаказанности владельцев капитала

На днях газета «Известия» опубликовала большую статью с говорящим самим за себя названием: «Экономические преступления хотят вывести из уголовного поля». Кто хочет? Инициатива по фактической легализации экономических преступлений исходит от нашего «всеми любимого» Алексея Леонидовича Кудрина и птенцов его гнезда.

«К 2025 году в стране самым радикальным образом должна измениться уголовная политика. В проекте концепции, подготовленной Центром стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина, предусмотрен отказ от лишения свободы за экономические преступления …», – пишет издание.

На этом фоне невообразимой дикостью предстают постоянные поиски новых возможностей «относительно честного отъёма денег у граждан». Создаётся впечатление, что власть и аффилированные с ней структуры, обслуживающие интересы «золотой тысячи» богатейших семей России, а также жидкой россыпи долларовых миллионеров, торчащих крошками вокруг крупных кусков большого бизнеса, только и заняты изобретением и изысканием всё новых возможностей обогатить одних за счёт других.

Идея максимально развязать руки по деланию прибыли и всевозможному гешефтмахерству всем способным на такой род деятельности не нова. С ельцинских времён пришедшая к власти новая элита упорно стремится к расширению возможностей конвертации своего управленческого ресурса в материальные ценности и постоянные источники высокого дохода. Обезопасив себя при этом от любых преследований за как можно больший перечень несправедливых, с точки зрения рядового обывателя, дел и поступков. И надо сказать у неё это неплохо получается.

Несмотря на все разговоры о пересмотре итогов проведённой де-факто фармазонским способом приватизации, печально знаменитых залоговых аукционов, никаких шагов в этом направлении реально предпринято не было. Мало того, в 2011 году во время прямой линии с россиянами Владимир Путин сказал: «В своё время многим нашим сегодняшним олигархам достались многомиллиардные состояния в результате несправедливой и нечестной приватизации, это факт, они и сами теперь признают, но сейчас начать отъём этой собственности – этот отъём может привести к худшим последствиям, чем сама эта нечестная приватизация».

Таким образом, был создан опаснейший прецедент – фактическая легализация и узаконивание нечестных действий общегосударственного масштаба. По факту противоправных действий – если право не стоит на защите справедливости, зачем вообще нужно такое право.

И это не было вызвано каким-то особенным моментом в жизни государства. Владимир Владимирович последователен в этом вопросе. Еще в сентябре 2003 года в интервью американским СМИ он заявил, что пересмотра результатов приватизации в России не будет. По его словам, он говорил об этом многократно и его позиция никак не изменилась. Ну а если такая позиция по ключевому вопросу государственной архитектуры, то все остальные – лишь технические и художественные детали, довершающие и развивающие замысел общей композиции ансамбля. В этом ключе ансамбль совершенствуется и дополняется.

Касательно правового направления данное совершенствование и дополнение выражается в частности в таких решениях. В конце 2011 года в УК РФ была принята статья 76.1. «Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности», согласно которой, лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное двум десятком статей Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере двукратной суммы причинённого ущерба, либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере двукратной суммы дохода полученного в результате совершения преступления.

По сути, это был первый значимый шаг по выводу преступлений экономической направленности из-под меча, действительно карающих санкций Уголовного кодекса. Нечто вроде пробного шара. Шар прокатился нормально.

В октябре 2015-ого Комиссия правительства по законопроектной деятельности поддержала законопроект, предлагающий засекретить данные о владельцах недвижимости, самолётов и судов. Дабы у граждан страны не возникало желание сопоставить зарплаты со стоимостью этих самых судов, самолётов, недвижимости и задаться вопросом: откуда всё это, с каких доходов?

Нынешняя концепция реформы уголовной политики и модернизации пенитенциарной системы ЦСР, являющаяся составной частью общей программы развития России, которую по поручению президента разрабатывает Центр, – важный логический шаг в рамках того пути, по которому страну ведут последние 25 лет. Согласно ей, в первую очередь предусматривается практически полный отказ от лишения свободы за экономические преступления. В качестве базового наказания предлагается введение штрафа, кратного размеру причинённого ущерба.

Один из авторов концепции, заведующий кафедрой уголовного права и криминалистики НИУ «Высшая школа экономики» профессор Геннадий Есаков считает, что совершившему экономическое преступление человеку можно в качестве наказания ПРЕДЛОЖИТЬ(!) несколько ступенчатых альтернатив. Ступенчатая альтернатива в этом случае означает, что он может освободиться от уголовной ответственности, выплатив кратную сумму ущерба государству. Если человек на это не согласится, в качестве базовой инициативы можно предложить кратный штраф. Только в том случае, если он откажется, будет не в состоянии платить либо будет уклоняться от уплаты, можно применять наказание в виде лишения свободы.

По мнению юриста, лишение свободы как вид наказания за экономические преступления бессмысленно. 

Логику реформаторов понять можно. Каждая власть вольно или невольно пытается потрафить своему опорному классу и привилегированному сословью.

Советская власть тоже в первые годы своего существования страдала этим уклоном. И что из этого вышло? А вот что.

Первый советский Уголовный кодекс, негласно идя навстречу чаяниям победившего пролетариата и прочего трудового люда, не предусматривал уголовного наказания за прогулы, пьянство в рабочее время и порчу казённого имущества. Результаты такого смягчения оказались просто ошеломляющими.

«Красная газета» №140 (вечерний выпуск) за 1926 год в статье под названием «Гуляем» пишет: «Со всех концов СССР, со всех трестов, фабрик и заводов, рудников, мастерских поступают тревожные вести о падении дисциплины. Гуляем! Прогулы за последние месяцы приняли угрожающий характер. На заводе «Авиаприбор» треста точной механики до 70 процентов всех прогулов происходит из-за пьянства. На «Красном Сормово» после получек на завод не является половина рабочих!». Опять же по пьяной лавочке ломались в прямом смысле слова золотые свёрла, резцы и другие инструменты, техника и оборудование, которые страна, находящаяся в экономической блокаде ценой невероятных усилий через третьи государства и подставные фирмы-посредники с огромными наценками за золото и валюту покупала за границей.   

Пользуясь мягкостью законодательства, вовсю цвели экономические преступления и мелкое воровство. Всё ведь вокруг народное, а значит, и моё тоже, считал каждый и нёс домой практически что пожелает. А схватят за руку, начинал бить себя в грудь, мол, натерпелись от прежнего режима, я пролетарий, гегемон, своё беру, не тронь! Воры посноровистее и масштабнее, подобно Альхену из «12 стульев», стыдились, краснели, но поскольку не воровать не могли, только наращивали усилия и добавляли красок цвету лица.

После принятия решения о проведении в стране индустриализации и коллективизации, встал вопрос и об ужесточении законодательства. В особенности в области борьбы с воровством и экономическими преступлениями. Именно тогда появился, например, знаменитый «закон 7,8» – как называли его воры, а на государственном языке – совместное постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» от 7 августа 1932 года. Не будь его и многих других законодательных актов, зараза разнузданности в трудовой дисциплине, взяточничество и воровство не только не позволили бы стране успешно подготовиться к предстоящей войне, но и съели бы тыл изнутри в её ходе, как это произошло в период Первой мировой.

Сегодня у нас другой гегемон, и его, в отличие от времён Сталина, ведут к тому, что данному господину будет позволено практически всё. Но если недавняя история с Сердюковым – Васильевой или прошлые истории с беспрепятственно выпущенными за границу самыми разными субъектами – начиная с Березовского и кончая Скрынник – отдавали и отдают каким-то неприятным душком противозаконности, то с реформированием УК всё приобретёт законченный законопослушный вид. Жегловская формула «Вор должен сидеть в тюрьме» в рамках нынешней российской действительности устарела и потеряла актуальность, как и он сам.

Нынешний «гражданин начальник» его уровня должен носить костюмчик гораздо дороже и круче «ручечника». Ездить не на видавшем виды автобусе со слабыми баллонами, а на Porsche Cayenne. И ловя серьёзных людей, не «шить» им «закон 7,8», а любезно сообщать, в какую финансовую композицию обойдётся для них совершенное экономическое преступление.

То, что инициатива наших либералов бессмысленна, беспощадна по отношению к собственному государству, народу и противоречит в своём рвении общемировым трендам, свидетельствует бесстрастная статистика.

В конце июля 2010 года эксперты Всемирного банка Фридрих Шнайдер, Андреас Бён и Клаудио Монтенегро опубликовали работу «Теневая экономика в мире. Новые оценки для 162 стран с 1999 по 2007». Как мы помним, 2007-ой был последним предкризисным, а весь исследуемый период тучными годами не только дня нас, но и для США, Европы, Китая и стран-бензоколонок Персидского залива. Так вот, согласно выводам исследователей, несмотря на либерализируемые экономические отношения, законодательство и кредитную политику (а возможно, благодаря этому), теневая экономика всё это время продолжала расти. С 1999-ого по 2007-ой она увеличилась с 33,7% до 35,5% официального ВВП.

Это значит, что государство своими действиями не только не способствовало легализации и официализации теневых экономических процессов, а напротив – спровоцировало уход в тень около 22 триллионов долларов мировой экономики (и это при том, что классические экономические преступления, такие как воровство, наркотики, проституция и т.д., в исследовании не учитывались), что не в последнюю очередь содействовало наблюдаемым сегодня глобальным эффектам в стиле Трампа.

Ситуация с экономическими преступлениями в мире ухудшается, и, как показывает практика, в большей степени именно там, где законодательство в этой области наиболее либерально.

Мы тоже не исключение из правил. Несмотря на смягчение уголовного преследования по двум десяткам статей экономической направленности, по данным МВД РФ, в январе – сентябре 2016 года материальный ущерб от экономических преступлений вырос почти на 50%! Эксперты объясняют ситуацию тем, что тяжких преступлений стало больше. Материальный ущерб от них вырос со 169,7 до 305 миллиардов рублей. Вице-президент Российской криминологической ассоциации Игорь Сундиев говорит, что многомиллионное увеличение материального ущерба, связанного с экономическими преступлениями, означает, что воровать стали большими объёмами. В статистику МВД попадают только раскрытые преступления и украденные суммы, подтверждённые следствием. А это значит, что реальный ущерб гораздо больше и, по всей видимости, приближается к триллиону рублей.

Самое главное во всём этом то, что воруют такими объёмами ведь не обычные граждане. Не «несуны», как их называли в брежневские времена, а чиновники и всевозможные аффилированные с ними бизнес-структуры. То есть, как раз те, кого предлагается вывести из-под уголовной ответственности за отступные в случае «попадалова».

Совершенно другую тенденцию мы видим по отношению к проигравшим «великую криминальную революцию» девяностых – простым россиянам.

Для них настоящим бичом вскоре станет изменение налоговых начислений на землю и недвижимость, которые теперь будут облагаться вычетами исходя не из инвентаризационной, а из кадастровой стоимости. Коснётся это практически всех. Ведь основной жилищный фонд страны, за редчайшим исключением, полностью приватизирован. С ним уже совершены многочисленные сделки купли-продажи, наследования и дарения. Очень многие имеют дачные участки, с которых нередко в прямом смысле кормятся. Реализовать проект хотят за 5 лет. В течение этого времени ежегодно введенный налог будет увеличиваться на 20% до тех пор, пока не достигнет запланированного государством уровня. Так что посадка на налоговый кол будет растянута во времени, чтобы было не так критически-одномоментно больно. Неприятным сюрпризом для владельцев недвижимости станет и введение государственной монополии на определение этой самой кадастровой стоимости. Сложится ситуация, когда владельцы будут хотеть, но не мочь пересчитать и оспорить результат оценки.

«Обрадует» россиян и законопроект о выселении должников из единственного жилья. Минюст в январе уже дал пояснение разработанной им процедуре взыскания у должника единственного жилья в счёт погашения кредита. В нём он подчеркивает, что взыскание может быть обращено на жилье, по размеру и стоимости «явно превышающее» потребности должника и его семьи. Согласно законопроекту, который сейчас проходит так называемое «общественное обсуждение», приставы смогут продавать с торгов квартиры должников при соблюдении двух условий. Во-первых, её площадь должна превышать двукратную норму в 18 кв. метров на проживающего – самого должника и членов его семьи. Во-вторых, долг должен быть соразмерен стоимости квартиры: сумма обязательств должна превышать 5% от стоимости жилья, а на выплату долгов должно уходить больше половины стоимости квартиры.

Теперь об «общественном обсуждении». Однозначно «за» принятие закона выступают представители ЦБ и коммерческих банков, аргументирующие свою позицию повышением платёжной дисциплины заёмщиков в результате повышения материальной ответственности. Оппонируют им представители Общественной палаты и Госдумы. По их мнению, закон подорвёт состояние самых уязвимых слоёв населения. По мнению экспертов, закон, возможно, с какими-то компромиссно-косметическими поправками, всё же будет принят.

Самое интересное, что никаких имеющих юридическую силу мини-референдумов или иных видов опросов среди этого самого становящегося всё более и более уязвимым населения ни на какие жизненно важные для него темы не проводится. Образно говоря, спорят в верхах одни не спускающиеся в метро с другими не спускающимися на тему «Как улучшить работу метрополитена».

На дворе год столетия Великого Октября. Не духовно-образовательные чтения «1917-2017: уроки столетия» надо устраивать, а прекращать антинародную внутреннюю финансово-экономическую социальную политику.

Любое государство, как и бумажные деньги, держатся исключительно на доверии. На социальном договоре между властью и народом. Как только народ почувствует, что действующий договор себя исчерпал и противоположная сторона его не соблюдает, он тоже начнёт трактовать его по-своему либо перестанет придерживаться в какой бы то ни было форме вовсе. Именно в этом основные уроки столетия.

Но наш экономический блок продолжает играть с огнём, изобретая всё новые «остапо-бендеровские» методы «относительно честного отъёма денег у граждан» и перераспределения потоков жизненных благ в пользу избранных, сделав их к тому же ещё и неприкасаемыми.

Вадим Бондарь

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика