comments powered by HyperComments
Архив материалов
Оружие
28.03.2017 08:00

Будущая военная доктрина: Россия станет морской державой

Создание флота авианосцев поможет Российской державе контролировать регионы и страны планеты, где у нее имеются геостратегические интересы

После нескольких месяцев охлаждения интереса к авианосной тематике и высказываний ряда отечественных экспертов о бесперспективности строительства «плавающих аэродромов» российские чиновники, политики и журналисты вдруг дружно заговорили о целесообразности введения авианесущих гигантов в строй ВМФ РФ.

В начале марта строительство российских аваиносцев стало одной из центральных тем интервью, которое вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин дал агентству «Интерфакс». Заместитель главы Правительства России тогда подчеркнул, что вопрос о целесообразности развития авианесущего флота нужно задавать не руководству оборонно-промышленного комплекса (а, очевидно, военным), но все возможности для этого есть:

«Это вопрос не к оборонно-промышленному комплексу. Мы можем построить все, компетенции для этого у нас есть. Если будет принято решение о необходимости оснастить наш ВМФ авианосцем, оно будет реализовано. У нас есть понимание, как это сделать. Есть авиационная техника, которой можно оснастить корабль, ударное вооружение. С технической и производственной точек зрения, все это реализуемо, сомнений нет».

Эстафету обсуждения российских авианосцев у правительственного куратора ВПК перехватил его думский коллега – первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, председатель думской комиссии по правовому обеспечению развития организаций оборонно-промышленного комплекса Владимир Гутенев. Причем парламентарий в своих высказываниях был более конкретен. «В том, что мы, скорее всего, будем вынуждены построить в течение ближайших 10-12 лет один-два авианесущих крейсера, я не сомневаюсь», – сказал депутат.

Высказывания сразу двух высокопоставленных представителей власти всполошили журналистское сообщество, начавшее активно транслировать их слова. Что же произошло? Ведь еще совсем недавно идею строительства российских авианосцев не то, чтобы вообще спускали на тормозах, но и не форсировали, отделываясь общими словами даже при обсуждении уже представленный на нескольких выставках масштабной модели проекта «Шторм».

А часть экспертного сообщества и вовсе призывала Россию отказаться от строительства авианесущих кораблей (причем не только полноценных авианосцев, но даже вертолетоносцев). Одни из них кивали на цену (средний американский «ценник» за подобный корабль составляет около 10 миллиардов долларов), другие – на то, что авианосец якобы является «оружием агрессивной войны», которую Россия не будет вести по определению, третьи – говорили о том, что плавающие аэродромы стремительно устаревают и становятся нерентабельными в виду простоты поражения их современным оружием. С последними согласна даже часть американских аналитиков. Около года назад в ведущих средствах массовой информации США (в том числе и в Washington Post) была опубликована серия материалов, в которых шла речь о том, что новейшие системы вооружения Китая, России и Ирана сводят на нет то военное преимущество, которое дают Вашингтону авианосцы.

Самую большую угрозу сегодня для американских океанских махин представляет, по мнению американских экспертов,  китайская баллистическая ракета «Дунфэн-21» в модификации DF-21D. Она оснащается различными типами боеголовок (с кассетной, кумулятивной БЧ, термобарическими элементами и т.п.), способна поразить цель на расстоянии до 3000 километров и при попадании в авианосец гарантированно его уничтожает. Для противоракетной обороны она практически неуязвима. Единственный повод для оптимизма американцам внушает тот факт, что, согласно расчетам некоторых аналитиков, китайские оружейники пока не добились от DF-21D достаточной точности, позволяющей обеспечить ракете стопроцентное попадание в такую цель, как находящийся в океане корабль. Впрочем, возможно, они просто недооценивают китайцев, которые скрывают свои разработки и дезинформируют противника...

Серьезную опасность для американских авианосцев представляют также наши «Бастионы». Кроме того, если не потопить, то нанести серьезный урон авианесущим кораблям могут торпеды и крылатые ракеты.

Американский ученый и специалист в области национальной безопасности Роберт Фарли написал для The National Interest статью, в которой признал, что «системы преграждения доступа и блокирования зоны (A2/AD) разных стран мира (...) способны ограничить эффективность» даже авианосцев класса «Джеральд Р. Форд» (CVN-78) – новейших кораблей, по ряду параметров превосходящих класс «Нимиц».

Таким образом, даже сами американцы расписываются в том, что их авианосцы окажутся практически бессильны при попытке атаки с моря территории России или Китая. Однако то же с большой долей вероятности верно и по отношению к авианосцам РФ и КНР. Американцы подобную цель близко к своим берегам постараются не подпустить.

Получается, правы эксперты, вещающие нам о бесперспективности авианосцев? Но откуда тогда «авианосная лихорадка» на российском военно-политическом Олимпе? Почему китайцы спускают на воду свой первый авианосец «отечественного изготовления» и второй после проданного Пекину по дешевке Украиной «Ляонина» (бывшего «Варяга»)? Почему Япония включает в состав своего флота вертолетоносцы типа Izumo, являющиеся де-факто легкими авианосцами и стоящие просто безумных денег?

А потому, что эксперты, говорящие об «устаревших» и «неэффективных» авианосцах, правы лишь отчасти.

***

Действительно, попытка одной супердержавы атаковать территорию другой супердержавы авианосцами обречена на провал. Однако мы должны понимать, что в случае глобального конфликта между крупнейшими ядерными государствами планеты, еще до того, как чей-то авианосец пересечет океан, в бой пойдут куда более смертоносные средства уничтожения себе подобных.

Зато в случае локального противостояния «на нейтральной территории» где-нибудь посреди Тихого или Атлантического океана одной авианосной ударной группе можно противопоставить только либо другую авианосную ударную группу, либо действующую с огромным риском для себя подводную лодку. Поэтому на любом удаленном театре военных действий, где не будет использоваться ядерное оружие, США пока что будут иметь явное преимущество – что перед Россией, что перед Китаем.

Однако это, снова таки, сценарий сугубо гипотетический и маловероятный – после столкновения на уровне АУГ он будет иметь все предпосылки для того, чтобы перейти на новый, глобальный уровень.

Но у мирового противостояния есть еще одно измерение – американцам, русским и китайцам вовсе не обязательно устремляться к берегам друг друга или лоб в лоб сталкиваться в океане...

Резкая активизация обсуждения в России перспективы строительства авианосцев с большой долей вероятности является реакцией на подведение промежуточных итогов сирийской кампании. А они, судя по всему, все же отличаются от запланированных изначально. Российские воины делают в Сирии объективно очень многое, но уже история с Пальмирой, которую пришлось освобождать дважды, свидетельствует о том, что не все идет так гладко, как того хотелось бы. И проблемы, судя по всему, в значительной мере связаны со сложностями логистики. Если мне не изменяет память, западные эксперты в самом начале кампании и вовсе были шокированы тем, как России удалось в относительно сжатые сроки осуществить переброску столь крупной группировки на значительное расстояние.

Но все же чудес не бывает. Несмотря на все титанические усилия, вопросы с доставкой техники и грузов возникают постоянно. На фоне осложнения отношений с Турцией, наши военнослужащие в САР рисковали оказаться полностью отрезанными от основных путей снабжения, а для нанесения ударов по террористам некоторыми видами вооружения приходится координироваться то с Ираком, то с Ираном, где часть политических элит от этого совсем не в восторге (если кто не помнит, официальный Тегеран устроил демарш по поводу условий использования его аэродромов, а представители самоуправления Иракского Курдистана подняли скандал из-за пролета над их территорией наших ракет). В том случае, если бы «доброжелатели» умудрились перевести конфликт с Турцией в более ли менее «горячую» стадию, нашим воинам в Сирии пришлось бы и вовсе очень туго. А теперь представьте, насколько проще было бы вооруженным силам РФ решать задачи в САР, если бы у них в распоряжении была бы хотя бы одна полноценная авианосная ударная группа?

Статус сверхдержвы (а Россия на него объективно претендует) накладывает серьезные политические обязательства. В первую очередь – перед союзниками. Многие режимы условного «третьего мира» – совершенно не в восторге от США, но вынуждены идти в фарватере их политики только потому, что Штаты являются «ближайшей» внушительной военной силой.

Мы можем сколько угодно рассуждать о том, что «это нам не надо», но любое голосование в Совбезе или на Генассамблее ООН все расставляет по своим местам. Мы можем быть трижды правы, но голоса стран, у берегов которых Вашингтон держит свои авианосцы или на территории которых он разместил свои военные базы, частенько служат для нас холодным душем. На грубой военной силе во многом держится и глобальное экономические лидерство США и Запада, основанное на политике неоколониализма. И если мы хотим конкурировать с ними, как некогда СССР и как сегодня пытается делать Китай, – нам придется тоже радикально увеличивать свою военную мощь и отходить от собственных границ.

***

Кстати, о Китае. Мы уже разобрались с тем, что у его берегов американцам сейчас делать нечего. Однако Пекин, располагая, по сути дела, двумя авианосцами, даже не думает останавливаться – им анонсировано строительство уже целой серии авианесущих кораблей. С точки зрения экономики КНР переживает не лучшие времена, но сознательно идет на огромные затраты, так как у него нет другого выхода. Тем более что Штаты, в свою очередь, собираются пойти на рекордное увеличение собственного военно-морского флота. Дональд Трамп уже пообещал, что состав американских ВМС в ближайшие 30 лет расширится с 272 существующих до 350 боевых кораблей. Правила глобальной игры таковы, что если Пекин желает торговать и инвестировать там, где считает нужным, ему придется иметь в этих местах лояльных политиков и держать вооруженные силы. Пока речь идет о Пакистане и северо-восточной части Африки, но лиха беда начало...

Все сказанное о Китае в известной мере касается и нас. Волна манифестаций прозападной оппозиции, прокатившаяся в прошедшие выходные по российским городам, свидетельствует о том, что нас в покое никто оставлять даже не собирается. И кусать нас будут везде, где только есть наши интересы или наши союзники.

***

Так что авианосцы нам нужны. Вопрос только в том, как дорого они нам обойдутся. Новый проект «Шторм», разработанный в Санкт-Петербурге и сопоставимый по своим основным тактико-техническим характеристикам с американским «Фордом», по оценкам некоторых экспертов, может стоить ощутимо дешевле американского конкурента. В средствах массовой информации можно найти оценки на уровне порядке 7 миллиардов долларов. Но это тоже весьма немалые деньги. Кроме того, необходимо решить вопрос с «авиакрылом» – в идеале разработать корабельную версию самолетов 5-го поколения. Затем построить их и подготовить для них летчиков. Ну а прежде всего – нужно определиться с тем, где строить сам корабль. Стоимость создания соответствующего сухого дока с сопутствующей инфраструктурой эксперты оценивают примерно в 5 миллиардов долларов. На практике может выйти и дороже. В советские времена отечественные авианосцы строили на стапелях полуразрушенного ныне Черноморского судостроительного завода (Николаев), где для этого были созданы все необходимые условия. В СМИ можно найти утверждения о том, что до Майдана российская сторона планировала завод восстановить и добиться таким образом серьезной экономии при строительстве больших кораблей. Однако сейчас это нереально из-за политики киевского режима.

В общем, вопросов в деле восстановления авианесущего флота России пока, к сожалению, больше, чем ответов. И заявления чиновников от ВПК являются скорее декларацией, чем конкретным планом действий. Однако об одном мы можем говорить с уверенностью – без наличия хотя бы парочки полноценных авианосных ударных групп мы будем топтаться у своих границ и проигрывать в глобальной конкуренции, не имея возможности заручиться поддержкой значительного количества союзников из числа стран Азии, Африки и Латинской Америки. Большая политика любит сильных.

Святослав Князев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика