Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Политика
25.11.2016 09:00

Белоленточники пожаловались на закручивание гаек в России

Оппозиция считает, что в стране все сложнее выражать недовольство в публичном поле. Проблема действительно существует.

Вечером 23 ноября в Москве состоялось собрание гражданских активистов, преследуемых по «политическим» статьям, а также их адвокатов. Подобные мероприятия, по традиции собирающие авангард либерального движения и международных правозащитников, которые затем начинают раздавать направо и налево интервью соответствующим СМИ («Дождь», Радио «Свобода» и т.д.), обычно не привлекают нашего внимания. Однако в данном случае либералы стали лакмусовой бумажкой для печальных тенденций, просматривающихся в России в последние годы.  

Вряд ли патриотически настроенная общественность порадуется новым ограничениям наших конституционных прав – свободы собраний, свободы распространения информации, свободы шествий и пикетов. Реалии свидетельствуют, что просто выразить народную волю в стране становится все сложнее. Это касается и бедствующих дальнобойщиков, недовольных новой доходной статьей олигарха Ротенберга под названием «Платон», и лишенных земли кубанских фермеров, от отчаянии отправившихся на тракторах в Москву на прием к президенту, и обманутых дольщиков в регионах, которых пакуют в автозаки за желание мирно обсудить свои проблемы с местными властями.

Уличные столкновения на «Марше миллионов», состоявшемся на Болотной площади 6 мая 2012 года, можно воспринимать как масштабную провокацию. С одной стороны, она безусловно была нужна либералам – чтобы в очередной раз обвинить «кровавый режим Путина» в репрессиях, сделать из узников Болотной «сакральных жертв», истории которых будут постоянно всплывать в западной и российской оппозиционной прессе. Но глядя на ситуацию в стране сегодня, приходишь к выводу, что такая заварушка с прямыми акциями гражданского неповиновения сыграла на руку и нашим властям. Прежде всего – силовикам-охранителям, сторонникам позиции «больше двух – не собираться», не желающим разбираться с тем, кто и по какому поводу выражает протест чиновникам.

И вскоре появились новые административные и уголовные статьи для тех, кто считает, что ст. 31 Конституции РФ («граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование»), пока еще не пустая формальность. В соответствии с ч.8 ст. 20.2 КоАП РФ, повторное нарушение порядка проведения митинга, шествия или пикетирования наказывается штрафом, обязательными работами или арестом на срок до 30 суток. Еще более жесткая ст. 212.1 УК РФ предполагает до пяти лет тюрьмы для гражданина, нарушившего установленный порядок либо проведение публичных мероприятий три раза за полгода. Что самое странное, в данном случае игнорируется юридическая догма – нельзя быть дважды осужденным за одно и то же нарушение. То есть отсидев 30 суток по административке, активный гражданин рискует после выхода снова отправиться за решетку – уже по уголовной статье.

Уже на этапе согласования митинга или пикета, как рассказывают либеральные правозащитники, есть очень большая вероятность получить отказ. Стандартные отговорки властей – якобы, во время акции неизбежно возникнут препятствия движению других граждан. Сразу по получению заявки муниципалитет может назначить на тот же день в том же месте какие-нибудь ремонтные работы или организовать свое мероприятие. Словом, вариантов для отказов масса.

Ну а если уж имеешь смелость выйти на несогласованную с властями акцию – пеняй на себя. Даже если это будет разрешенный законом одиночный пикет. Оппозиция заявляет, что именно так, на пустом месте, по 212 статье был осужден активист Ильдар Дадин, ставший на этом поле первопроходцем. Дадин – ярый либерал, соратник Алексея Навального, сторонник евромайдана в России. 5 декабря 2014 г. он вместе с семью другими активистами перекрыл Мясницкую улицу с революционным плакатом «Вчера – Киев, завтра – Москва». С августа 2014 по январь 2015 гг. Дадин успел принять участие аж в пяти протестных акциях, отсидел положенную административку, и в итоге «по совокупности» получил 3 года колонии.

С Дадиным, его взглядами и намерениями, его товарищами и покровителями все очевидно. Как и понятно желание властей создать соответствующий судебный прецедент. Но есть большие опасения, что вслед за первой либеральной ласточкой последуют представители простого народа, в том числе и патриотических взглядов, задетые личной несправедливостью (со стороны властей, чиновников, банкиров, коллекторов, силовиков и т.д.) и пожелавшие публично выразить свое недовольство.  

Разгон митинга обманутых дольщиков в Москве

Бывший сотрудник ФСИН, а ныне – адвокат Алексей Суханов пугал общественность на конференции правозащитников:

«У меня на руках есть судебные решения, свидетельствующие, что слежка в интернете и наружное наблюдение (видеокамеры) со сбором данных ведется практически за каждым гражданином России. В этом смысле мы все бесправны».

Либералы весьма обеспокоены: по их данным, по сравнению с 2015 годом число «политических» в России увеличилось в два раза – с 50 до 102 человек. Это позволяет оппозиции говорить о том, что «преследования граждан носят массовый характер». Соответственно, активность оппозиции, ее попытки спровоцировать народный гнев, только возрастают.

Запрещая протестные акции направо и налево, власти зачастую добиваются прямо противоположного эффекта. Оппозиционеры получают репутацию «страдальцев из народа», а имидж и рейтинг «чиновников-полицаев» резко идет вниз. Пикет пары-тройки недовольных в ином случае просто оказался бы незамеченным в том или ином провинциальном городке. А вот после запрета или жесткого разгона о такой акции несомненно напишут многие федеральные СМИ. И либеральные журналисты, без сомнения, тут снова окажутся в первых рядах.

Удобное понятие – экстремизм

Еще одна неприятная тенденция, касающаяся патриотов России (и не только из русского народа – прим. авт) – усиленный поиск экстремистов по 282-й статье. По своему опыту работы в других регионах автор материала помнит, как в течение нескольких месяцев в том или ином регионе производились задержания политических деятелей и общественников из молодежи за репосты и публикации картинок в соцсетях. Разумеется, все картинки были признаны полицейскими экспертами экстремистскими, хотя в большинстве случаев это были исторические и документальные кадры, касающиеся, например, символики армий во Второй Мировой войне. Заводились просто абсурдные дела, начали страдать и довольно крупные СМИ. В итоге Роскомнадзор все же удосужился внести пояснение: демонстрация свастики не в пропагандистских целях не преследуется по закону.

Очень показательна в этом плане история эксперта Института национальной стратегии из Казани Раиса Сулейманова, о которой подробно рассказывал «Колокол России». В конце 2015 года сотрудники центра «Э» завели на Раиса уголовное дело, обнаружив, что одна из его статей против радикальных исламистов из Татарстана, воюющих в Сирии, проиллюстрирована картинкой с флагом ИГИЛ. В феврале 2016 г. его вновь вызвали на ковер в следственные органы и пригрозили «закрытием» по 282-й. А все потому, что молодой человек честно рассказывал о проблемах ваххабизма и прочего экстремизма в Татарстане, проливал свет на агентов влияния Турции и радикального ислама в своем регионе.

По данным «Газеты.Ru», в 2015 г. по 282-й статье УК были осуждены 414 человек, что в три раза превысило количество подобных приговоров в 2011 году (137 чел.). В первую очередь, выросло число осужденных по ч. 1 этой статьи, в которой упоминается использование для экстремистских целей интернета (369 из 414 чел.).

Самое главное, что большая часть осужденных – обычные граждане, дела которых не заинтересовали СМИ. Это националисты и люди, не состоящие в националистических группах, но осужденные за экстремистские лозунги. Значительно меньшую группу составляют исламские фундаменталисты и бандеровцы и их российские сторонники, разжигавшие ненависть к русскому народу.   

Кстати, если представить себе образ русского националиста, он получится очень неоднородным. Необходимо различать играющих на этом поле национал-демократов, целиком разделяющих западную повестку дня и заявляющих «Россия – це Европа!», готовых брататься с украинскими карателями (а следовательно, и со стоящим за ними дядей Сэмом) и национал-патриотов антилиберального толка, представители которых принимали активное участие в Народном ополчении Донбасса.

Беда в том, что власть вряд ли будет различать участников движения «Новороссия» Игоря Стрелкова или объединения «Русские» Дмитрия Демушкина – при желании любого можно обезвредить как опасного экстремиста. И нацболы Эдуарда Лимонова, в настоящее время весьма лояльного Кремлю, по-прежнему пакуются в автозаки и сажаются в кутузки – теперь уже за смелые акции против украинских властей в России. По сути, это единственные смельчаки в стране, отвечающие на антироссийский укробеспредел в Киеве и других городах Незалежной. 

В настоящее время либеральный социально-экономический курс в стране достиг зенита. Бороться с доминированием олигархов-западников в российской элите и их проектами на высшем уровне, похоже, никто не собирается. Естественно, в этих условиях все громче слышен глас народа, требующий «Сталина и новый 37-й год». Поэтому ширящиеся запреты на выражение гражданской и политической позиции должны беспокоить не только и не столько либералов, влияние которых на низовом уровне (т.е. – среди подавляющего большинства российского населения) почти нулевое.

Народ имеет полное право требовать от власти соблюдения всех социальных прав и норм, утвержденных в Конституции. Так же народ вправе выступить с инициативой поправок в отдельные, откровенно либеральные статьи этого документа. А в тюрьмах должны сидеть прежде всего преступники, коррупционеры, олигархи-прихватизаторы, шпионы и агенты влияния, осознанно разлагающие Россию своими прозападными законопроектами. И в самую последнюю очередь – участники несогласованных пикетов и демонстраций.  

Виктор Семенов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика