Архив материалов
Политика
25.01.2018 08:15

Чем обернутся для России территориальные уступки в пользу Норвегии?

Договор Медведева  – Солтенберга бьет по национальным интересам страны

«Норвегия готовится к нефтяной гонке с Россией» – под таким заголовком международное информагентство Reuters опубликовало цитату министра нефти и энергетики Норвегии Терье Севикнеса. Министр настаивает на активизации разведочных работ на шельфе Баренцева моря вблизи границы с Россией.

«Если Россия обнаружит большую находку, мы должны быть готовы сделать все возможное, чтобы обеспечить экономические интересы Норвегии. Вот почему мы должны продолжать работы вблизи российской границы», – сообщил Reuters Терье Севикнес.

Говоря об «экономических интересах Норвегии», министр опирается на заключенный в 2010 году между Россией и Норвегией договор «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане». Без этого документа, так огорчившего российское экспертное сообщество, «интересы» Норвегии в регионе были бы не столь широки. Страны поделили шкуру неубитого медведя, не зная даже, какими размерами обладает «зверь». И теперь, пользуясь ситуацией, соседи своего не упустят.

Договор Медведева – Столтенберга

Провести границу по водам Баренцева моря Норвегия и СССР (а потом и Россия) пытались почти сорок лет. Изначально советская сторона настаивала на делении акватории по секторам, что привычно для установки границ в Арктике, и в таком случае СССР получал большую часть дна. Норвегия же хотела разделить море по «срединной линии», что увеличивало их часть.

Спор был официально разрешен в 2010 году путем компромисса, который неожиданно последовал с упертой российской стороны. Участок был поделен примерно поровну, и Дмитрий Медведев (тогда президент, сейчас премьер-министр России) и Йенс Столтенберг (тогда премьер-министр Норвегии, а ныне генеральный секретарь НАТО) подписали договор.

Эксперты назвали заключенное соглашение провалом. Россия могла отстоять свой вариант через международный суд, имея на руках важные козыри. Предлагаемая нами линия шла по границе Полярных владений, установленных ещё в 1926 году и действующих в настоящее время. На руку России играл и Договор о Шпицбергене 1921 года, не позволяющий Норвегии законно считать архипелаг своей территорией. Но документ все равно был подписан по неизвестным причинам: из-за сговорчивости российского лидера или ради экономических привилегий (которые если и были обещаны, то пока остаются загадкой).

Россия, по оценкам специалистов, отдала Норвегии 60-80 тысяч «лишних» кв. км. На такой огромной территории с неизвестными науке запасами вполне могут быть обнаружены крупные месторождения нефти и газа, а на чьей стороне их больше – пока неизвестно.

Соглашение вызвало опасения не только в нефтегазовой отрасли, но и среди российских рыбаков. В области рыболовства нет стопроцентной уверенности в том, что страна-сосед не изменит правила игры. По мнению Вячеслава Зиланова, заместителя министра рыбного хозяйства СССР в 1988-1991 годы, Норвегия вполне способна в будущем запретить российским рыболовецким судам вести промысел в своей части Баренцева моря, даже в районе «ничейного» Шпицбергена.

«Мы ведем сейчас промысел и в морском районе архипелага Шпицберген, руководствуясь непризнанием еще Советским Союзом норвежской 200-мильной рыбоохранной зоны и ее юрисдикции здесь, – сообщил в интервью автору ИА REGNUM Вячеслав Зиланов. – Но нас не устраивает, что в районе архипелага норвежцы в полной мере контролируют рыболовство наших судов, выполнение ими правил, которые устанавливают норвежцы в одностороннем порядке, и наказание в случае обнаружения нарушений таких правил».

Эксперт отмечает, что Норвегия, всего семь лет назад получив желаемое, не пойдет на обострение отношений с Россией в этом регионе. Но за все будущие решения страны-соседа отвечать невозможно.

Кому нужна работа сообща

Согласно договору 2010 года, разработку месторождений, обнаруженных на линии границы, страны должны вести вместе. Таких объектов на приграничной территории пока не установлено, однако у ученых уже давно имеются прогнозы.

В 1980-е годы мурманские геофизики выявили в зоне спорной границы двух стран предполагаемые вместилища месторождений нефти и газа – в районе свода Федынского на юге Баренцева моря. Эта территория способна стать одним из крупнейших в мире газовых месторождений: ресурсы в пределах объекта оценены в 5,8 трлн кубометров газа и превышают объемы Штокмановского газоконденсатного месторождения в 3,9 трлн кубометров.

Подтверждений эти цифры со свода Федынского еще не получили, но «Роснефть» (которой принадлежат все лицензии на разведку с российской стороны границы) уже ведет переговоры с итальянской компанией Eni о совместной разведке и разработке близлежащих участков – Федынского и Центрально-Баренцевского. Норвежский министр Севикнес обошелся без упоминания конкретных топонимов, однако нацелил свою речь именно на подобные «миражи» масштабных проектов.

«Русские, вероятно, найдут нефть, – цитирует Reuters Терье Севикнеса, которому дела соседей, очевидно, не дают покоя. – А если Россия найдет запасы полезных ископаемых на морских границах в Баренцевом море, то нужно сделать все возможное для обеспечения экономических интересов Норвегии».

Россия и Норвегия уже несколько лет обсуждают подходы к совместному освоению трансграничных месторождений. Наша сторона еще в конце 2016 года была готова подписать соглашение об обмене сейсмическими данными, собранными на континентальном шельфе в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Но Норвегия, проявлявшая интерес к документу на стадии подготовки, не спешит довести дело до конца. Похоже, соседи не желают делиться научными открытиями — будущими или уже настоящими?

Отметим, что, по открытым данным, у Норвегии дела с разведкой на своей стороне идут неважно. В 2017 году ведущая нефтегазовая компания страны Statoil разведала пять скважин, однако обнаружила незначительные залежи углеводородов только в одной из них.

Для Норвегии нефтегазовый сектор играет огромную экономическую роль. По подсчетам Еврокомиссии, на углеводороды приходится около 22% ВВП страны и 67% экспорта. Норвежские ресурсы покрывают более 20% газовых потребностей Евросоюза. Однако с середины 2020-х годов эксперты прогнозируют спад объемов добычи в Северном море, поэтому страну спасут только новые значительные открытия.

По оценкам Норвежского нефтяного директората (NPD), запасы норвежской части Баренцева моря – это 65% еще не открытых морских ресурсов страны. Как в южной, так и в еще не разведанной северной части Баренцева моря может храниться до 1,4 млрд кубометров (8,6 млрд баррелей) нефтяного эквивалента.

Правительство Норвегии не торопится утверждать план по освоению ресурсов: ожидается, что он будет подготовлен в 2020 году. Это еще раз доказывает уверенность северных соседей в том, что Россия продолжит соблюдение условий договора 2010 года. Теоретически разорвать соглашение позволяет Венская конвенция по договорам, но политологи уверены: чтобы открыто признать международный договор угрозой своим национальным интересам, российской власти в ближайшее время не хватит силы воли.

Источник

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"