Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Провинция
06.06.2017 09:00

Крымская пустыня: страшилка или реальность?

За три года в составе России в Крыму так и не нашли решения главной стратегической проблемы – водоснабжения

Достижения Крыма, начиная с момента воссоединения с Россией в 2014 году, можно перечислять долго. На полуострове стремительно выросли ВРП и бюджеты, в разы поднялись пенсии и зарплаты, подскочила рождаемость. После «туристической ямы» 2014-го в 2016-ом – количество отдыхающих вышло на показатели украинского периода «по миллионам» туристов, а сумма оставляемых в регионе денег выросла на порядок. Радует глаз картина строительства моста через Керченский пролив. Несмотря на временные сложности и каверзы соседей, уже процентов на 80 решен вопрос снабжения Крыма электроэнергией – основные потребности полуострова покрывает энергомост с Кубани, а после начала эксплуатации в 2018 году двух новых ТЭС об энергодефиците в Крыму, по идее, можно будет забыть. Однако существует, к сожалению, на полуострове проблема, решению которой конца-края не видно.

Буквально сразу же после возвращения Крыма с состав России официальный Киев начал предпринимать меры, направленные на то, чтобы испортить жизнь обитателям полуострова. И одной из таких мер стало перекрытие Северо-Крымского канала, идущего через территорию Херсонской области в Крым. Уже в апреле 2014-го подача воды в канал была сокращена. В связи с тем, что шлюзы на перегородке в канале украинская сторона не смогла закрыть полностью по техническим причинам, в мае 2014-го по указанию из Киева в 15 километрах от границы гидротехническое сооружение перегородили земляным валом. А весной 2017 года стало известно о строительстве украинскими властями перекрывающей СКК «стационарной» бетонной дамбы, на которую было потрачено 35 миллионов гривен.

Серьезные проблемы действия киевского режима создали сразу. По разным оценкам, через Северо-Крымский канал на полуостров поступало от 80 до 87% всей пресной воды, из которой 80% уходило на покрытие потребностей агропромышленного комплекса и прудового рыболовства, а 20 – подавалось в водохранилища и использовалось в хозяйственно-питьевых нуждах. Соответственно, перекрытие канала стало тяжелым ударом, как для сельского хозяйства, так и для ЖКХ полуострова.

Нужно отдать должное и российским федеральным, и местным крымским властям – временные тактические схемы решения проблемы были воплощены в жизнь буквально в считанные месяцы. В засушливых районах полуострова срочно начали бить новые скважины, а параллельно Крым окутала сеть новых трубопроводов, которые прокладывались с привлечением военных. Благоволила к крымчанам и погода. На протяжении трех лет после воссоединения полуострова с Россией осадки выпадали в достаточном объеме для заполнения местных водохранилищ. Жажду жителей Крыма утоляли подземные воды, местные реки, снега и дожди. Однако все это решало проблему лишь частично...

В 2013 году общий водозабор Крыма составлял порядка полутора миллиардов кубометров воды (около 1,35 миллиарда – Северо-Крымский канал, 136 миллионов – местный сток, 68,5 миллионов – подземные воды, 2,5 миллиона – опреснение морской воды). Примерно половина воды, переданной по Северо-Крымскому каналу, была потеряна по техническим причинам, однако 766 миллионов кубометров дошло до потребителей. В 2014-ом, с учетом перекрытия СКК, забор воды рухнул в 5 раз (до 310 миллионов кубометров), правда, и потери сократились радикально – всего до 16 миллионов кубов. В 2015 общий забор обвалился и вовсе до 253 миллионов тонн воды.

Естественно, в первую очередь это ударило по сельскому хозяйству.  

До 2014 года на полуострове было до 140 тысяч гектаров орошаемой земли. Сегодня же – всего 13 тысяч... Жестокий удар был нанесен по крымскому рисоводству (полностью ликвидировано), производству бахчевых культур, животноводству, садоводству. Проблему аграриев в значительной мере могло бы решить внедрение современных систем полива, однако на это нужно десятки миллиардов, которых, к сожалению, ни у кого пока нет.

Автора этих строк заставили грустно улыбнуться слова корреспондента одного из уважаемых федеральных СМИ, заявившего, что крымчанам можно научиться «жить по-новому», ведь предки, мол, выживали без воды из Днепра. Здесь уместно сделать маленькую историческую справку. В 1945 году на территории полуострова жило всего 610 тысяч человек. В 1959 обитателей Крыма стало 1,2 миллиона – и власти начали бить в набат, так как воды уже катастрофически не хватало. Строительство Северо-Крымского канала началось в 1961 году. В середине 1970-х он обеспечивал водой весь север полуострова. Так вот, сегодня на Крымском полуострове живет примерно 2,5 миллиона человек. В 2 раза больше, чем на момент начала строительства. И в 4 раза больше, чем в 1945 году. Как говорится, без комментариев...

Уже в 2014 году на севере Крыма местами начали появляться солончаки. Крымские СМИ сообщают о том, что в последнее время качество воды в Армянске и Красноперекопске – никуда не годится. Из кранов течет бурая жижа, в водопровод каким-то образом попадают водоросли, сама вода в отдельных районах – соленая. По мнению некоторых ученых, активное выкачивание подземных вод, где-то  уже приводит к замещению нормальной питьевой воды жидкостью, негодной к употреблению.

Все это можно было бы объявить слухами или даже происками провокаторов, но сложность ситуации признали уже и крымские власти, до недавних пор державшиеся очень бодро.

Министр промышленной политики Крыма Андрей Васюта, проводя недавно заседание коллегии на Крымском содовом заводе, заявил прямо:

«Ресурс (водозаборных) скважин через полтора-два года будет полностью исчерпан, что может теоретически привести к остановке производства на химических предприятиях. И я не вижу даже смысла говорить о тех катастрофических последствиях, которые (эта остановка) может повлечь для Северного Крыма».

Глава республиканского ведомства считает, что выходов из сложившейся ситуации немного. Это – бурение новых скважин, опреснение морской воды, транспортировка питьевой воды из «материковой» России и... повторный запуск Северо-Крымского канала.

Однако, по словам того же Васюты, если промышленные предприятия продолжат эксплуатировать подземные воды, как сегодня, то их хватит года на полтора-два.

Министр считает, что самым вероятным способом решения проблемы является строительство опреснителей. Но у ученых-экспертов к такому варианту есть свои замечания. Во-первых, данный процесс – чрезвычайно энергоемкий и дорогой. Достаточного количества энергии для этого сегодня в Крыму банально нет. АЭС никто на полуострове строить не будет. Что касается ресурса строящихся ТЭС, то станции пока еще не возведены, а даже когда их введут в эксплуатацию – то вряд ли за счет производимого ими электричества удастся напоить весь Крым. Кроме того, пить только опресненную воду нельзя. Медицинские исследования показали, что из-за этого люди начинают страдать рядом серьезных заболеваний. Так что воду нужно будет или искусственно доводить до питьевых стандартов (что сделает ее даже не «золотой», а «бриллиантовой»), или смешивать с «обычной». Отдельный вопрос – экология. Если продукты переработки сливать возле береговой линии, это банально убьет флору с фауной, и уничтожит Крым, как курорт. Выводить же трубопроводы далеко в море –отдельное недешевое удовольствие...

От идеи строительства водовода с Кубани крымские власти отказались еще в прошлом году. И воды в «удобных для вывода трубы» местах в достаточных количествах нет. И стоимость проекта, по предварительным расчетам, может достичь половины бюджета Крымского моста.

Вот и получается замкнутый круг. Новые скважины с большой долей вероятности лишь помогут оттянуть время, но не решат проблему кардинально.

Что же делать? Если действовать методом исключения – то решать проблему Северо-Крымского канала. Договариваться с киевским режимом – не вариант. За три года с ним в принципе ни о чем существенном договориться так и не удалось. Киев – недоговороспособен. Весной 2014-го киевская хунта по всему Юго-Востоку «дышала на ладан», буквально взмаха крыла бабочки было достаточно для того, чтобы вопрос водоснабжения Крыма решился сам собой. Но... получилось так, как получилось. Воз проблемы – и ныне там, где его оставили в 2014-ом. И толкать его куда-то придется. В идеале, конечно, было бы разговаривать о разблокировке Северо-Крымского канала не с Порошенко, а уже с кем-нибудь другим. Но для этого нужно сменить власть. А в влезать в украинские политические дрязги российские власти не желают, видимо, полагая, что Бог сам всё разрешит и спасет Русский мир, включая обезвоженный Крым.

Святослав Князев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"