Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Русский мир
30.08.2016 09:23

Националистический подход: казаки – субэтнос или национальность?

Как в России на казаках разыгрывают национальную карту, взращивая сепаратизм.

В конце прошлой недели правительство России выступило с проектом постановления относительно финансовых аспектов реализации государственной программы по национальной политике в ближайшие годы. Помимо всего прочего, документ заявляет о необходимости развития культуры российских казаков, предусматривая выделение под эти цели весьма солидных денежных средств. Подобные меры можно только поприветствовать, ведь казаки являются важной составляющей современного российского общества и значительным социокультурным феноменом нашей страны. Однако необходимо учитывать, что среди казачества в той или иной степени популярны националистические идеи, служащие целью их этнического обособления от русских.

Проект правительственного постановления о развитии национальной политики делает акцент на нескольких основных направлениях, среди которых значатся укрепление гражданского самосознания российского общества, культурного и правового равенства народов России, гармонизация национальных и межэтнических отношений и, как результат, укрепление единства всей российской нации. По всей видимости, отразить все эти аспекты должно и создание устойчивой системы государственно-общественного партнерства в отношении казачества России, на что в ближайшие годы из федерального бюджета, Фонда социального страхования и Пенсионного фонда России будет направлено порядка 765 миллионов рублей.

Предполагается, что результатом реализации подпрограммы по развитию казачества станет увеличение казачьих обществ и их численности со 180 тысяч человек в 2017 году до практически 210 тысяч к 2025 году. Кроме того, планируется повысить роль казаков в деле воспитания подрастающего поколения. Сделать это предполагается посредством увеличения за несколько лет на 18 процентов количества всевозможных мероприятий патриотической направленности, в том числе с военной спецификой. Помимо этого, подпрограмма предусматривает развитие культуры и традиций казацких общин в России.

Вообще, правовой статус возрожденного в начале 90-х годов российского казачества в целом определяется двумя нормативно-правовыми актами: «О некоммерческих организациях» и «О государственной службе российского казачества». Закон определяет и регулирует статус и виды казачьих обществ, на каких условиях они могут создаваться и чем заниматься в процессе своей деятельности. По сути говоря, казачьи объединения – это

общественные организации с присущим им определенным родом деятельности. Некоторые из них принимают на себя обязательства по охране общественного порядка, другие борются со стихийными бедствиями, третьи принимают участие в защите государственной границы и так далее. В целом, спектр деятельности российских казачьих обществ довольно обширен. При этом все они получают постоянное финансирование как из федерального, так и из региональных бюджетов. Всего же на данный момент в России зарегистрировано 10 войсковых и 15 окружных казачьих объединений со своей строгой иерархией. Состоят в них, по последним данным, более миллиона человек.

И если с правовым статусом казаков всё более-менее понятно, то в вопросах этно-культурной идентификации российского казачества имеются ряд дискуссионных аспектов, которые стали особенно актуальны в последние годы в связи с развитием традиционной культуры казацких обществ и ростом общественно-политического самосознания среди их членов. При этом следует сказать, что подобная неопределенность таит в себе достаточно широкое пространство для маневров на почве исторических и этнических манипуляций, целью которых является раздробление единого русского этноса и выделение из него казаков как отдельной от русских национальности.

Дело в том, что существуют несколько подходов в определении культурной и этнической сущности российского казачества. Кто-то рассматривает казаков в качестве специфической социокультурной группы в составе русского народа. Есть те, кто придает казачеству этнический оттенок, рассматривая его в качестве субэтноса единого русского народа, хоть и со своими исторически сложившимися особенностями. Однако имеются и те, для кого казаки – это отдельный этнос, сложившийся на Дону и Кубани из когда-то проживавших там племен и народностей, а также более поздних переселенцев из Центральной России. Сторонники последней версии отмечают, что хоть казаки и связаны веками с русским народом соседством проживания и единством веры, но всё-таки сами по себе русскими они не являются.

Необходимо отметить, что данная версия хоть и не слишком популярна, но всё-таки имеет определенную поддержку среди самих казаков. Так, уже довольно длительное время на Дону действует общественная организация «Вольно-казачье движение» во главе с атаманом Григорием Кузнецовым. Своим сторонникам он предложил довольно простой лозунг «За Волю, Веру и Присуд!». Под Присудом понимаются земли донских казаков, на которых, в соответствии с воззрениями Кузнецова, высказанными им в программе движения, должна возникнуть казачья национальная автономия, в рамках которой якобы будут созданы все условия по дальнейшему развитию национального самосознания казаков. Ключевое слово здесь – национальный. Очевидно, что Кузнецов и те, кто разделяет его взгляды, считают казачество не социо-культурной, но прежде всего этнической категорией, по сути дела не являющейся русским народом как таковым.

При этом идея казачества как этноса нашла своё отражение в последней российской переписи населения в 2010 году. Тогда слово «казак» в графу «национальность» записали почти 67 тысяч человек. Несмотря на это, в процессе обработки материалов переписи все назвавшиеся казаками были включены в состав русских. Однако сама тенденция по «оказачиванию», что называется, налицо. Во многом это происходит при поддержке местных атаманов. Так, глава Всевеликого войска Донского и по совместительству бывший депутат Государственный Думы Виктор Водолацкий в том же 2010 году активно агитировал за то, чтобы его подчиненные записывались именно казаками, а не русскими. По мнению атамана, «это помогло бы возвращению культурного наследия на Дон».    

Весьма показательным в этом плане оказалось вынесенное в 2012 году Волгоградским областным судом решение по делу общественного объединения «Региональная национально-культурная автономия казаков Волгоградской области». Истцом выступило Управление Министерства юстиции РФ, которое требовало ликвидировать данное объединение, мотивировав это тем, что российское законодательство не допускает объединение казаков в такую форму организации, как национально-культурная автономия. Тем не менее, суд в иске Минюсту отказал, заявив, что казаки представляют собой этническую общность, обладающую своей культурной спецификой, при этом находящиеся на территории Волгоградской области на положении национально меньшинства. Посему, объяснил судья, с учетом положения федерального закона (ФЗ) РФ «О национально-культурной автономии», казаки имеют право на создание собственной национально-культурной автономии. Таким образом, именно благодаря этому решению была, фактически, создана юридическая база для идентификации определенной части русских людей как представителей совершенно другой национальности.

Кроме того, в процессе судебного заседания были опровергнуты доводы Минюста о том, что казаки не имеют собственного языка. По мнению судьи, его существование убедительно продемонстрировано научными работами, в том числе Донским словарем казацкого языка за авторством советского профессора, доктора филологических наук Алексея Миртова. Словарь был выпущен в 1929 году и насчитывает в своем составе более семи тысяч слов. Желающие без труда могут отыскать его на просторах всемирной паутины. 

Нет, конечно же, глупо отрицать, что русский язык на Дону и Кубани имеет свои специфические особенности. Есть у этого казацкого русского даже своё название – балачка. Официально он продолжает считаться диалектом русского языка, однако начавшийся в 90-е годы процесс возрождения казачества шел рука об руку со стремлением тамошних энтузиастов придать балачке официальный статус полноценного языка наравне с русским. При этом еще в 2004 году кубанские филологи предложили использовать балачку в местных СМИ, утверждая, что выпуск новостей на этом диалекте будет способствовать лучшему понимаю деревенскими жителями специфики происходящих вокруг событий. Якобы традиционный русский они знают плохо, а повседневным языком общения у них является балачка. А в 2010 году группа профессоров Кубанского государственного университета даже предложила ввести в некоторых школах Краснодарского края преподавание на балачке.

Таким образом, во всех этих действиях прослеживается явная тенденция по переводу «казацкого вопроса» из социально-культурного русла, в русло этническое и национальное, где казаки выступают не просто как специфическая социальная группа со своими культурными особенностями, но в составе русского народа, а как отдельное национальное образование, к русским никакого отношения не имеющего.

Может показаться, что это сильное преувеличение. Но не стоит забывать, что всё большое всегда начинается с малого. В этом плане перед нами во весь рост встает пример Украины. Превращение русских малороссов в украинцев началось еще в 18-19 веке с созданием среди местной интеллигенции немногочисленных кружков, члены которых объявляли себя не русскими, но украинцами, со своим особым культурным укладом и общественно-политическим строем. После начала гражданской войны сторонники идеи «украинства» смогли взять власть в Киеве, объявив о начале строительства национальной украинской державы и курсе на украинизацию малороссов.

Эту политику после них переняли большевики, которые смогли запустить процесс превращения русских в украинцев, используя всю мощь государственного аппарата молодой страны советов. Изначальное небольшое ядро украинствующих интеллигентов стало обрастать массой простого народа, которого посредством усиленной пропаганды и откровенного насилия превращали из русских в украинцев. Затрачено на это было огромное количество ресурсов, но результат не заставил себя ждать. И то, чем стала прошлая Малороссия сегодня – прямое следствие той политики.

К сожалению, происходящие нынче в казацкой среде процессы довольно отчетливо напоминают о начальных этапах становления украинства и украинизации. В случае с казачеством мы тоже имеем небольшое ядро, которое противопоставляет себя большому русскому народу. И постепенно это ядро начинает разрастаться, находит всё новых последователей, которые по тем или иным причинам принимают идею «самостийности» казачества. Для начала весьма аккуратно, прикрываясь необходимостью «культурного возрождения», её озвучивают атаманы, затем раскручивают СМИ. После этого идею подхватывают массы, которые, вероятно, и сами скоро не заметят, как культурная самоидентификация обернется национальным самоопределением и отчуждением от России по украинскому сценарию.

При этом стоит отметить, что российские казаки уже имеют опыт национально-государственного строительства. Первыми экспериментами на этой почве стали провозглашенные в 1918 году Всевеликое войско Донское и Кубанская народная республика. Обе принимали активное участие в гражданской войне в составе Белого движения. При этом руководители как первой, так и второй находились в неплохих отношениях с гетманом Украинской державы Павлом Скоропадским, обсуждая проект объединения Дона и Кубани с Украиной. Необходимо также напомнить о так называемом «Параде суверенитетов» начала 1990-х годов, когда на юге России был провозглашен целый конгломерат казацких республик: Донская, Терская, Армавирская, Верхне-Кубанская и другие. Никаких реальных последствий провозглашение этих «государств» не имело, но очевиден сам факт местечкового сепаратизма на фоне тяжелой внутриполитической обстановки в стране.

Как бы то ни было, но необходимость развития казацкой культуры и, соответственно, выделения на это определенных денежных средств никто не оспаривает. Как было сказано ранее, казаки – это особый социо-культурный феномен в составе русского народа, посему его поддержка и развитие является важным аспектом национальной политики государства. Главное, чтобы за наши собственные средства мы не получили в итоге вторую Украину и очередной «самостийный» народ, ненавидящий русских и называющий их оккупантами. Возможно, российским чиновникам как в столице, так и на местах стоит более тщательно контролировать расходование выделяемых на развитие казачества средств. В конце концов, принцип «доверяй, но проверяй» ещё никого не подводил.

Иван Прошкин

Фото: yuga.ru

 

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика