Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Русский мир
08.12.2014 22:44

СССР — назад в будущее

Сегодня мы отмечаем 23-летие Беловежского соглашения, которое покончило с Советским союзом. 8 декабря 1991 года три президента крупнейших республик СССР — России, Украины и Белоруссии — подписали документ, ягодки которого мы теперь пожинаем в виде гражданской войны на Украине, а до этого в Чечне. Предтечей Беловежского соглашения (или сговора) был карабахский конфликт и предшествующее ему обострение национальных противоречий, чему причиной, в свою очередь, была преступная безответственность власти. Сейчас можно много говорить, что Беловежские соглашения нелегитимны, потому что пошли вразрез с волей народов СССР, которую он изъявил на референдуме, проголосовав за «обновленный Союз». И правда: единственное, во что вписывались эти решения — фон общего безумия, агонии, которая охватила СССР перед его концом. А может быть, наоборот, это был единственный разумный шаг посреди всеобщего сумасшествия?

Помню, люди даже не сразу поняли, что же произошло. Некоторые не поняли до сих пор. А произошло то, что желание «дать людям вздохнуть», воплотить в жизнь «новые веяния», желание поиграть в демократию и покрасоваться на международной арене и перед собственным народом, обернулось государственной изменой, которая повлекла за собой тысячи жизней и откликается жертвами до сих пор. Раньше это был Карабах и Грозный, сейчас — горящий Донецк и Луганск: убитые прямо на занятиях школьники, посеченные шрапнелью матери с детьми…

Но все равно остается вопрос: если бы Союз сохранился, гарантировал бы он от тотальной гражданской войны или стал бы ее причиной?

Цветы зла

23 года назад исчезла страна, в которой родился и я, и большая часть читателей нашего сайта. Немалый срок. В 1991-м мне было 18 лет. Таким образом, жизнь моя четко разделилась на два этапа: советское детство и взрослая жизнь в «новой России». 23 года — это много. За такое время человек успеет родиться, выучиться и пойти работать.

Советский союз был искусственным формированием, не имеющим аналогов в мировой истории. Внешне, он, конечно, выглядел как империя, но существовал совершенно по другим законам — идеологическим. В старину империи возникали согласно рыбьему закону — сильный пожирает слабого. Всем это было понятно, привычно: ты богатый и сильный, я бедный и слабый, а, значит, роли заранее распределены. Советский союз создавался по совершенно другому принципу — снизу. Победила диктатура пролетариата — заведомо подчиненного класса. Сейчас мы не будем касаться того, что революция в России скорее напоминала майдан, что ее поддерживали немцы, чтобы ослабить роль России в Первой мировой войне, что она была гораздо более управляема, чем принято думать, а не являлась чистой волей угнетаемого класса рабочих и крестьян. На выходе мы получили мощнейшую державу, которая погибла в своем рассвете. Ее разорителями были не только Горбачев и Ельцин, и не только Раиса Горбачева — кто-то эффектно сказал, что к ногам этой женщины было брошено полмира, что никаким клеопатрам не снилось…

СССР развалился из-за враждебной идеологии, которая в брежневские «застойные» времена мало-помалу проникала в умы советских граждан, придя на смену ослабевшей идеологии коммунизма.

Что это была за идеология? Неужели та, «диссидентская», которая говорила, что власть СССР повинна в массовых репрессиях собственных граждан? Поэтому эта власть должна быть свергнута, а люди, которые ее поддерживали, немедленно покаяться и искать «дорогу к храму» (только, вот, непонятно какому). Ничего подобного. Насаждение презумпция виновности русских началось позднее, когда процесс был, как оказалось, уже необратим. Это привитое чувство вины начиналось с невинных вещей, типа статьи в «Огоньке», но легло на благодатную почву житейской неудовлетворенности.

СССР развалили итальянские сапоги! Застой привил советским людям безграничный и совершенно неприличный конформизм. Большинство населения было озабочено только тем, где бы чего «достать», в то время как советская идеология, которая прививалась с детства, стала не более чем фоновым шумом, которому привыкают жители портовых городов или живущие рядом с аэропортом.

Вспомните сцену из фильма «Служебный роман». Как же преобразили начальницу ведомства  итальянские сапоги, которые для него «достала» ушлая секретарша в исполнении Лии Ахеджаковой! Пройдясь по просторному кабинету, главная героиня преобразилась на глазах. (Кстати, Алисе Фрейндлих, так совпало, сегодня 80 лет). Зрительницы в зале наблюдали ее личный катарсис — превращение из «сухаря» и «мымры» в красивую уверенную в себе женщину. Я не подозреваю режиссера Эльдара Рязанова в идеологической диверсии, и уже тем более в том, что он лично «развалил совок», время было такое. Просто этот талантливый фильм очень четко иллюстрирует то, что творилось в головах советских домохозяек застойной поры. Они смотрели этот кино, раскрыв глаза и развесив уши, — тут уже не до коммунистической идеологии.

К 70-м годам всем было ясно, что коммунизм, о котором так долго говорили большевики, — недостижим. Хрущев обещал коммунизм в 80-м, но вместо этого настал брежневский «развитой социализм», который превратил общество строителей коммунизма, в обывателей, единственной мечтой которых было «достать» дубленку, обувь, колбасу — все это называлось «пожить по-человечески». И это была истинная идеология общества. СССР развалила, прежде всего, тотальная обывательщина, которая вступила в противоречие с декларируемыми социалистическими ценностями и всеобщим равенством.

Кстати о равенстве. Советский человек видел, что ему никогда, ни при каких обстоятельствах не добиться уровня жизни партийной элиты, и даже директора небольшого гастронома. Он видел, как «мальчики мажоры» разъезжают на папиных «Волгах», как едят вкусные продукты и пьют заморские напитки, вместо «веревочных макарон и ядовитого алкоголя» (по выражению Довлатова). Таким образом, партийная элита внесла свой неоценимый вклады в развал Советского союза: они на каждом шагу опровергали идеи о свободе, равенстве и братстве. Я не говорю уже про южные республики, в которых местами советской власти просто не было, а вместо нее устанавливался феодальный строй.

Житейская неустроенность и несправедливость стали первопричинами развала СССР. Но еще можно было все поправить, спасти страну, оставить ее единой. У Советского Союза был на это шанс, который так и остался шансом. Теперь мы смотрим на Китай, который не отказался от своей идеологии и национальной идентичности, и видим, что он вышел на первое место в мире, в то время как мы отказались от всего и остались на месте. Обидно? Конечно. Но СССР, я считаю, окончательно подорвали национальные противостояния, которых в Китае, считай, не было.

Избавлением от этих проблем могла стать идеология непрерывного развития, с новыми, уже «в духе времени» стимулами для народа. Черт с ним, получай итальянские сапоги, но сначала построй мне эту электростанцию. Но страны едва хватило на БАМ… «А мы едем, а мы едем за деньгами, за туманом едут только дураки», — пародировал народ известную песню. И это было действительно так. Поздно спохватились, обывательщина победила.

Не нужно списывать со счетов и техногенные факторы, которые очень сильно подорвали и ослабили Союз и технологически, и идеологически. Чернобыль показал, насколько уязвима советская система, пущенная на самотек. Это тоже бы этапа «разрухи в головах», но на этот раз он обошелся слишком большой ценой. Конечно, у нас был сверхзвуковой Ту-144, но эти технологические прорывы, которые подняли отдельные секторы экономики и производства, были единичны. Строился советский «суперсоник» для того, чтобы обогнать Запад, доказать превосходство нашей системы перед альтернативной, а в результате, как большинство принципиально новых технологий оказался в разы дороже и был снят с линий через считанные месяцы эксплуатации.

Мне лично больше жаль Як-141. Этот проект сверхзвукового вертикально взлетающего палубного истребителя был загублен перестройкой. Его испытания проходили непосредственно в дни развала Союза. Проект был положен на полку, а с этой полки попал, по-видимому, к нашим заокеанским «партнерам», которые воплотили его идеи в самолете F-35.

Ветер перемен

Между тем 80-ые приблизились к своей середине, советские вожди стали каждый год умирать от старости и их торжественно хоронили в Кремлевской стене под траурного Шопена. А тем временем по телевизору крутили выпуски с занятиями аэробикой, в которых стройные девицы в купальниках делали энергичные движения всеми частями тела (эти передачи были очень популярны в армии). Улицы и заводские дворы еще пестрели (точнее алели) бодрыми производственными, до предела заезженными лозунгами, а на экраны страны вышел фильм про Мэри Поппинс, с видами сытой западной жизни, и, главное, песней про то, что «завтра ветер переменится», и про то, что «он придет, он будет добрым ласковым, ветер перемен»…

Одним словом несоответствие формы и содержания достигли своего апогея.

А спустя пару-тройку лет, о «Переменах» запела группа «Кино»… И это было уже всерьез.

Можно долго говорить о перекосе в экономике, направленной не на те цели, сетовать на поддержку вроде бы дружественных режимов, в которые вбухивались громадные деньги, а лидеры таких стран часто оказывались просто умелыми очковтирателями, как Садат. Можно бесконечно критиковать плановую экономку, при которой зерно покупали у Америки. Но первопричина развала СССР в том огромном комплексе неполноценности советских людей — когнитивном диссонансе, который, как сейчас говорят буквально «взрывал мозг». Эти личные, маленькие взрывы в сознании людей в какой-то момент превратились в цепную реакцию.

Поэтому, чтобы «развалить совок», не нужно было сбрасывать на него ядерную бомбу, нужно было «всего лишь» умело воспользоваться проблемами, которые он нажил себе сам, и ослабевшая и заформализованная идеология от них уже не спасала.

Вот тогда и появился Горбачев, который, «чтобы тусоваться красиво» (как было справедливо подмечено в фильме «Брат-2»), пустил по миру целую страну. Я не усматриваю в его действиях злого умысла, ведь он был такой же жертвой когнитивного диссонанса, как и все население. Другой вопрос, что Михаил Сергеевич отличался полным отсутствием государственного чутья, которое было подкреплено неодолимым желанием нравиться народу и «дать ему вздохнуть». Я, правда, уверен, что даже его глупая борьба с пьянством была благим намерением, просто он не понимал до конца, в какой стране живет. А дальше пошли контакты с Рейганом, который его переиграл по всем статьям. И вот тут дело запахло настоящей государственной изменой. А в стране уже полыхал Карабах…

Хохлы, бульбаши и кацапы

Вдруг оказалось, что все мы разные. В Москве только что отгремел Всемирный фестиваль молодежи и студентов, который, помимо положительного имиджа и нового дуновения «ветра перемен», дал стране очередную партию матерей одиночек и их детей с русскими именами, но экзотической внешностью…

Карабах был как гром среди ясного неба. Вдруг оказалось, что два кавказских народа, разницы между которыми, особенно из Москвы, и не видно-то особенно, могут люто ненавидеть друг друга из-за клочка территории. Или все-же из-за чего-то большего? Оказалось, что мы не «народ, объединенный общей судьбой», как будет потом написано в Конституции уже России, а разрозненные племена, живущие в кое-как прочерченных административных границах, которые — кто бы мог подумать! — устраивают далеко не всех.

Карабахский конфликт был предтечей развала Союза, потому, что люди всерьез, с оружием в руках дрались за каждую пядь земли, а значит, уже не верили в то, что СССР, в котором «все вокруг колхозное, все вокруг мое», сохраниться. И в этом было виновато, прежде всего, центральное руководство, которое ослабила хватку слишком резко, понадеявшись на «великую дружбу между народами».

Прав был Курт Воннегут, когда писал, что кесарь просто не знает истинного положения вещей.

Вдруг оказалось, что эта дружба далеко не так крепка, как считалось раньше. Крым, оказывается, украинский полуостров, а совсем не русский, и в нем, оказывается, живут какие-то неправильные татары (их неправильность была лишь в том, что жили они не в Набережных челнах и не в Казани) — крымские татары. Вдруг вспомнили, что Хрущев подарил Крым Украине. И, собственно, с какой стати? В Советском союзе, в котором «курица была не птица, а Болгария не заграница», вдруг вспомнили, что советская Прибалтика, совсем не советская. Что «прибалты нас ненавидят». И украинцы, — украинцы! — тоже.

Агония

Отпущенные властные и идеологические вожжи породили такую путаницу в мастях, что народ уже просто не знал, что и думать. Очень немногие люди правильно оценили ситуацию (которая от правильной оценки, впрочем, ничуть бы не менялась), большинство плыло по течению. Но появились кооперативы, что еще больше усилило социальное неравенство, а, следовательно, всплыла экономическая преступность с рэкетом, крышеванием, убийствами, настоящими организованными бандитами и продажными милиционерами. В то же время строгая милицейская дама по телевизору (криминальные обзоры тоже стали приметой времени) говорила о том, что главная проблема милиции — «рокеры» (так она называла байкеров). Опять полное несоответствие! Перестройка настолько усилила диссонанс между желаемым и действительным, что казалось, весь мир вокруг сошел с ума. В передовицах газет обсуждали не политику партии, а сексуальные позиции, стали очень популярны всевозможные предсказатели, гороскопы и прочая эзотерическая дребедень. Прав выл Энгельс, когда говорил, живописуя крестьянское общество Германии своего времени, что «они только тем и занимаются, что читают гороскопы и болеют сифилисом».

Вот в таком состоянии, если кто не знает, СССР подошел к своему распаду. Этот распад уже фактически произошел, его нужно было только оформить официально. Возможно, тут есть вина американцев и прочие козни «империалистических хищников», но «совок» тогда велся буквально на все подряд: вливал, например, огромные деньги в несуществующие даже у США «звездные войны». Возможно, он еще оставался великой страной, но так не выглядел. И виновата в этом была его центральная власть, у которой не хватило ни мудрости, ни государственного чутья этой ситуации избежать. Так что американцами не следует гордиться победой в холодной войне. Советский Союз совершил харакири сам, собственными руками, как только ослабла идеологическая удавка, которая сдерживала в нем все естественные процессы: и темные, и светлые. Потому что он, повторяю, не был нормальной империей, его связующим веществом была не сила и экономика, а идеология. Разница между идеологией и действительностью его и погубила.

Сейчас Горбачев оправдывается, что если бы не отрекся от престола, то поверг бы СССР в гражданскую войну. Ссылается на то, что депутаты республик ратифицировали беловежские соглашения, пойдя против воли народа. И, конечно, сваливает все на Ельцина, который уже не может ничего ответить. Но он прав в том, что беловежские заговорщики пошли против воли народа, против решения референдума, которое гласило, что СССР, а точнее «обновленный Союз» должен существовать.

«Российское руководство в лице Ельцина внешне выступало за сохранение Союза, но я чувствовал, что здесь какой-то подвох. За спиной велась хитрая работа втайне от руководства Союза, подготовка к развалу СССР. Борис Ельцин перед поездкой в Белоруссию сказал, что поедет на встречу по делам двусторонних отношений и что решил туда пригласить украинского президента, чтобы с ним поговорить о предстоящем референдуме о независимости Украины. Я говорю — это хорошо и правильно, потому что без Украины это уже не Союз, а если он не будет соглашаться, то пусть он приезжает в Москву, будем здесь обсуждать», – заявил 8 декабря 2014 г. Горбачев.

Что можно было тогда обсуждать с косноязыким Горбачевым — непонятно. Тогда он уже ни на что повлиять не мог. Но он косвенно прав в одном, ничто не гарантировало, что внутри обновленного Союза не возникли бы очень сильные социальные и, особенно, национальные трения. А так Россия «отделалась» только Чечней. Так что все эти ребята были заодно, и им не нужно преувеличивать свою роль в истории. Союз развалился, потеряв связующее вещество. И, судя по тому, что даже сегодня с огромным трудом идет создание Евразийского союза — бывшие южные республики постоянно ерзают туда-сюда — то даже «шкурный» интерес не является решающим фактором объединения, что уж говорить сейчас о какой-то там идеологии, которая держала СССР.

Вот тут-то и вступает в силу внешний фактор. Если выше я настаивал на том, СССР развалился сам — американцы действительно не ожидали такого стремительного обвала, и если даже хотели «помочь», то не успели, — наши «вероятные друзья» вполне могли помешать новому, пусть и не очень прочному объединению типа СНГ. Сейчас это у них получается довольно неплохо. Украина заявила, хотя она много чего последнее время заявляет, что собирается выходить из Содружества независимых государств — об образовании которого и договорились 8 декабря в Беловежской пуще. Собственно, весь украинский конфликт замешан на желании вроде бы симпатичного, первого чернокожего президента США создать из Украины плацдарм против России. Даже необязательно военный плацдарм, хотя получается все-таки военный.

Обновленный Союз

На Украине договорились до того, что, желая выйти из СНГ, хотят денонсировать Беловежские соглашения, а значит заново пересмотреть границы СССР. Разумеется, этого хотят представители партии «Свобода», которые известны своими экстравагантными выходками. Правда, такая же идея высказывается и в «просоветской» среде политиков Украины. В какой-то мере «ностальгия» по СССР может примирить там противоборствующие силы и даже сблизить эти разношерстные силы с Россией. Не зря же в Киеве масса еще не старых людей, которые всерьез «бредят» былым величием Союза. Они довольно активны в сетях, их можно встретить повсеместно. Советская ориентация в какой-то мере даже является атрибутом некоторой избранности. А значит, если не дело Ленина, то добрые воспоминания о том, как мы все жили в единой стране и были единым народом — живет. Не потому ли на Украине устроили «ленинапад» — понимают, что общая судьба в СССР остается единственным звеном, связывающим Украину и Россию. Разумеется, есть силы, и они хорошо известны, которые пытаются эту связь разорвать, но мне все больше кажется, что Советский Союз это не только наше общее прошлое, но и будущее — когда других вариантов просто не будет. Опыт СССР, который когда-то распался из-за охватившего его безумия, может стать противоядием против сегодняшней сумасшедшей и немыслимой ситуации на Украине. Да и в России.

Михаил Сарафанов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"