Архив материалов
Русский мир
09.10.2014 03:56

Зерцало Путина

put_prir_9fjСмена курса страны с политики угождение Западу на отстаивание своих государственных интересов вывела на передний план новые фигуры. Это патриотически настроенные силы, которые еще недавно пребывали в тени, записанные «либеральной общественностью» в «маргиналы». Сейчас, когда российская история сделала полный оборот и к ним снова прислушиваются, им самое время объясниться. Книга «Путин в зеркале Изборского клуба» призвана растолковать общественности, как политическая элита, еще не совсем сложившаяся, получившая свое влияние внезапно, в свете стремительных геополитических катаклизмов вокруг нашей страны, видит будущее устройство России и то, что происходило в государстве, когда оно, после развала СССР, оказалось в руках «демократов», «западников», «либералов» или «национал-предателей» — нужное подчеркнуть. Книга интересна еще и тем, что, пожалуй, впервые мысли отечественных патриотов подаются в удобоваримом для современного поверхностного читателя виде. В текстах есть много забытых фактов, на которых, по тем или иным причинам, не концентрировалась российская пресса и либеральная аналитика. Внимательному и памятливому читателю будет, пожалуй, интересно вставить кусочки цветной смальты в былые события, которые сразу заиграют новыми красками, станут понятнее, обретут логику и обнажат намерения и личности игроков. Всего в рамках двухтомника выступили со своими стьями 30 ученых и экспертов, членов Изборского клуба. Замковый камень путин-сегодняКнига начинается предисловием писателя Александра Проханова и продолжается его же статьей «Замковый камень российской государственности», в которой автор в своей особой манере описывает этапы становление Путина как главы государства. Первый этап — Путина выбрали олигархи и заокеанские кураторы России. В его конце, Путин, по Проханову, после победы во второй чеченской войне, после гибели «Курска» осознает свою миссию, принимает судьбу страны, как свою собственную. Вот тогда, судя по тексту, в сознании Путина совершается коренной переворот. Президент становится истинным патриотом, который, правда, еще не в силах расправить крылья и взлететь, но, тем не менее, твердо решает бороться с врагами России в лице олигархов, либералов и Запада. Проханов даже цитирует слова президента, произнесенные Путиным на одном из праздников спецслужб: «Считайте, что задание Центра выполнено, внедрение в банду состоялось». И начался второй этап президентства — избавление от внешнего гнета и обретение самостоятельности. «Путина, как овцу, пасли жестокие пастыри, которые привели его в Кремль. Его стерегли овчарки, которые дышали у него за спиной. Еврейские олигархи, захватившие львиную долю советской собственности, создавшие могущественные банки, установившие связи с политическими, финансовыми и военными центрами Америки, окружали Путина, как конвоиры окружают пленного. Он был пленный президент. И бегство из плена предполагало уничтожение конвоиров», — пишет Александр Андреевич, описывая этот тяжелый период. И далее: «Разгром олигархов был моментальной спецоперацией, смертельно опасной и блистательно выполненной. Сброс олигархического окружения, изгнание Березовского и Гусинского, суд и осуждение Ходорковского означали смену элит, в которой Путин развязывал себе руки для строительства государства». Дальше, автор проводит неизбежную для «имперца», но неоднозначную параллель между борьбой Путина с олигархами и уничтожением Сталиным «ленинской гвардии». Даже учитывая дар убеждения Проханова, такая аналогия выглядит натянутой. К тому же, на выходе страна вместо зарубежных «кураторов» получила огромный недееспособный и насквозь коррумпированный чиновничий аппарат. Реальное же управление государством оказалось в руках спецслужб, которые, возможно, в такое критическое время сыграли положительную роль, однако их отдельные представители тоже были не чужды благ своего возвысившегося положения. В итоге борьбы, путинская власть стала опираться на чиновников выходцев из ФСБ, подконтрольные медиаканалы и партию власти. «Такая власть была способна покончить с парадом суверенитетов, которым Ельцин наградил национальные республики, и тот и после распада СССР продолжал трагический распад России», — продолжает писатель. Сакраментальная «труба», которая в представлении либералов является символом промышленной недееспособности России — гоним сырье, вместо того, чтобы производить и продавать готовую продукцию, — в статье тоже названа благом. Кстати, по этому вопросу даже мнения авторов сборника разделились. «Развитие «Газпрома», превращение его в государствообразующую, имперообразующую структуру является грандиозным достижением Путина, с помощью которого он, разбросав трубы по всей Евразии, соединил их с Европой, Белоруссией, Украиной, республиками Средней Азии. И это стянутое стальными трубами пространство стало первым прообразом будущего великого государства», — уверен Александр Проханов. По всей видимости, то обстоятельство, что именно из-за сырьевой ориентированности российской экономики Запад всегда имеет надежные рычаги, чтобы сбить спесь с России — например инструменты понижения цен на нефть, из-за которого усугубилась российская доля кризиса 2008 года, да и сейчас стана пребывает не в лучшей экономической форме, автора не смущает. Отсутствие какого либо «плана Путина» в те годы, его постоянное метание меду сиюминутными проблемами Проханов оправдывает по-своему — мистически: «Дух, что вновь влетел в русскую историю, свет, который вновь пронзил тёмную ночь крушения, этот божественный дух нёс в себе проект очередного русского возрождения. Уже существовал изначальный замысел, по которому творец выстраивал государство российское: от краеугольных камней фундамента до купола, куда был заложен замковый камень, имя которому — Путин». Тем не менее, Проханов, пожалуй, прав, когда говорит, что «историческая задача Путина заключалась в том, чтобы срастить черенок ельцинской России с могучим древом всего предшествующего русского времени». Как представляется, именно на этой эклектике зиждется современное российское общество — авторитарное, но по сути свободное; все время оглядывающееся на Запад, но проявляющее небывалый и настоящий патриотизм, когда курс руководства совпадает с чаяниями народа; постоянно пугающееся запретов (например, в сфере распространения информации), но так и не дождавшееся реального информационного вакуума в стране. Путин в своем нью-эйдже пошел еще дальше, соединив дух современной России с царскими временами и социалистической эпохой — вернул в новом виде гимн СССР (хотя конструкцию «предками данная мудрость народная» не чуждые прекрасного люди не простят ему никогда), Знамя Победы стало одним из государственных символов. Даже ненавистный для «имперцев» ельцинский триколор устраивает Проханова, при условии, что пробитый пулями развивается над дудаевским дворцом… Певец новой России putinПосле статьи Проханова, приступая к тестам других авторов книги, читатель испытает сложные, двойственные чувства. С одной стороны, он ясно прочувствует стремительный спуск с неба на землю (с неизбежными неудобствами от перегрузок) — как будто после возвышенного проникнутого духом Евангелия начинаешь читать Деяния святых апостолов— книги не менее важные, но гораздо более приземленные. С другой — читатель испытает облегчение, так как остальные тексты фолианта имеют гораздо большее отношение к реальной действительности, к тому же не подвержены тяжеловесной образности и жирной художественности писателя Проханова. Тут все зависит от темперамента читателя и того, склонен ли он соблазняться речами Александра Андреевича, склонен ли воспринять полное оправдание всех без исключения действий главы нашего государства, основанное на аргументах, что называется, «не от мира сего». Статья Проханова, пожалуй, слишком однозначно позиционирует президента и, отчасти, оказывает ему этим медвежью услугу. Фигура Путина значительно сложнее, он бы хотел играть не только в патриотическую, но и в «либеральную» игру, сказать свое слово и как лидер европейского склада. Проханов пытается создать новую историю России. Пока получается не история, а мифология, что на общем фоне подмены ценностей, может быть, и сгодиться. В любом случае, Александр Андреевич ясно видит себя как певец нового патриотического этапа в истории страны, старается застолбить за собой это место. Статьям остальных авторов мы далее уделим меньше внимания, чем тексту главного «имперца» страны, но лишь потому, что они заслуживают вдумчивого прочтения самим читателем сборника, а не нашего поверхностного пересказа. Дух объединения medium_6bdfca967806739603a00da357af966dСергей Глазьев в своей статье «Евразийская интеграция — ключевое направление современной политики РФ», касается гораздо более существенных и полезных процессов, которые произошли с приходом Путина. Так, по его словам, СНГ, который при Ельцине был формой «цивилизованного развода» стран бывшего СССР, стало наполняться при новом руководстве настоящим смыслом — духом объединения. Кроме того, появились структуры, такие как ЕврАзЭС, преследующие уже реальные цели сотрудничества между независимыми государствами — снятие пограничных барьеров и формирование единого экономического пространства. Глазьев обращает внимание на странности в интеграционной политики государства примерно десятилетней давности, которые замечали буквально все, но власть упорно твердила о том, что ничего обычного не происходит. Имеется в виду, конечно, удивительная «интеграция» России и Белоруссии в «союзное государство», которое вроде бы состоялось, однако границы между державами никуда не делись, а лидеры по прежнему прекрасно себя чувствуют в своих креслах. Еще один пример, проваленная инициатива 2003 года по созданию единого экономического пространства на руинах СССР. «Ответственные за интеграцию должностные лица либо саботировали этот процесс, либо втягивали глав государств в заведомо нереалистичные инициативы, заканчивавшиеся конфузом и дискредитацией евразийской интеграции. Примером такого шапкозакидательского подхода стала инициатива министров экономики трёх государств по сверхбыстрому созданию единого экономического пространства, оформленная Меморандумом о создании Единого экономического пространства от 23 февраля 2003 года. Взяв заведомо нереалистичные обязательства и сорвав их выполнение, они дискредитировали идею евразийской интеграции, надолго ослабив доверие руководителей государств к новым инициативам», — пишет Глазьев. По мнению автора, разобщению бывших советских республик в немалой степени содействовали США. Так, реализуя идею Бжезинского о том, что Россия не сможет вновь стать супердержавой без Украины, Америка устроила в незалежной первый майдан, не забывая вести подрывную деятельность внутри и нашей страны. «К этому следует добавить русофобскую деятельность на Украине государств ЕС, особенно Великобритании, Польши, Латвии и Литвы, негосударственных фондов, частных кампаний. Эта деятельность велась энергично и последовательно, сопровождалась систематическим вмешательством во внутренние дела Украины, расстановкой агентов влияния в ее органах власти», — подчеркивает Сергей Глазьев. Путину пришлось противодействовать этим угрозам, воюя на два фонта — внешним и внутренним. Если на территории страны его усилия давали ощутимый результат, то видимые победы во внешней интеграционной политике появились только концу второго президентского срока. Итогом проделанной работы, безусловным успехом действий президента, Сергей Глазьев считает договор о создании единой таможенной территории и формирование Таможенного союза. Кризис 2008-2009 гг. отчасти способствовал интеграционным процессам в российской политике, так как Западу в этот период было не до России. А потом уже было поздно. Запад проворонил это прорыв, из-за чего в 2009 году даже отозвали посла ЕС из Москвы, как не справившегося с задачей подрыва любого единения внутри зоны бывшего СССР. Международный игрок 1374977424_imageЛеонид Ивашов начинает свой текст со дня сегодняшнего. С причин, по которым Путин бы признан «Человеком года 2013». Главной заслугой Путина в прошлом году, по мнению президента Академии геополитических проблем, стала даже не его внутрироссийская политика. В заслугу Путину Ивашов ставит отстаивание интересов Сирии. «Он (Путин, — Ред.) не позволил темным силам Запада и их сателлитам в исламском мире уничтожить Сирийскую Арабскую Республику, пытавшуюся проводить независимый политический курс и, плюс к этому, дружить с Россией. Россия впервые за всю её новую историю, начиная с времён Горбачева, применила право вето в СБ ООН, оказала политико–дипломатическую и военную поддержку Сирии, несмотря на концентрированное комплексное давление Запада и денежных мешков Ближнего Востока. Чем вызвала полное замешательство в политическом раскладе сил в США, расстроила планы действующих совместно финансовых глобализаторов и исламских экстремистов в отношении непокорных государств», — пишет Ивашов. Автор справедливо подмечает, что внимание президента не могло концентрироваться только на России. Путину надо было заявить о себе, как о влиятельном международном игроке. И на этот раз получилось. Путин снял угрозу с Сирии, одновременно успокоил Запад, заставив Асада приступить к уничтожению химического оружия. На фоне спокойной и взвешенной политики президента, который разрулил сирийский узел виртуозно и быстро, потрясающий оружием Обама смотрелся глупо. Оказалось, что Россия располагает изощренными, хотя и вполне мирными способами утрясти почти любой кризис (которые были бы неприменимы, не имей Путин авторитета в глазах того же Асада), а у США только один метод — военная дубина. Вообще, вся статья Ивашова проникнута идеей, что Путин нынче не использует чисто политических приемов и даже не руководствуется определенной идеологией («русская идея», напомним, не найдена до сих пор), а «взглянул на мир геополитическим взглядом и осознал, что Сирия, Турция и Иран, если они превратятся в подконтрольные атлантистскому Западу страны, — будут плацдармом для броска не только на Кавказ, но и в глубь Евразии, то есть в сердце России. И дал геополитический бой «морским» разбойникам». Конечно, такая точка зрения не нова. СССР, например, охотно подкармливал «дружественные» режимы, но политика России в этом вопросе обещает быть более продуманной и избирательной, прежде всего, потому, что ресурсы страны ограничены, мы просто не можем себе позволить метать бисер перед ненадежными потенциальными партнерами. Консерватизм Путина 139886533317379d383bc95e1cf688964b62527c428Статья Александра Дугина «Новая формула Путина», против обычной для него евразийской тематики, посвящена консерватизму Путина, как попытке поиска новой госидеи. Дугин не углубляется в дебри истории и оперирует событиями сегодняшнего дня. Он подчеркивает, что Путин выбрал для себя консервативный путь, как средство идейного противостояния Западу. «Как отметил Владимир Путин, сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, при этом от общества требуют не только признать равноценность различных политических взглядов и идей, но и «признания равноценности добра и зла», — комментирует Дугин причины, которые подтолкнули Путина на консервативный путь. Этот подход президента вызывает симпатию на Востоке, в Латинской Америке и во многих странах не желающих идти в фарватере США и ЕС с их гей-парадами, усыновлением детей однополыми парами и эвтаназией. Дугин вспоминает цитаты Путина, в которых президент позиционирует себя как «прагматика с консервативным уклоном». Александр Дугин указывает, что российский консерватизм не может быть ни либерально-демократическим, как при Ельцине, ни чисто монархическим — потому что нельзя выкинуть из истории страны советский период, тем более, однозначное осуждение прошлого, по Дугину, не в стиле консерваторов. Он опять цитирует президента: «идеализирующие Россию до 1917 года, похоже, так же далеки от реальности, как и сторонники западного ультралиберализма». Дугинский Путин сторонник синтеза, стремящейся извлечь пользу и из опыта царской России, и из советского периода, и даже из недавней эпохи разгула либерализма. Мистика и прагматизм Путина Осталось надеется, что президент не окажется единственным колоссом, который будет держать эту идеологию на своих плечах, и она рухнет с его уходом из власти. Но, судя по всему, беспокоиться нечего. Напрягает то, что авторы сборника однозначно связывают будущее развитие страны с одной единственной фигурой, наделяя его всевозможными качествам, мистическими свойствами, даром провидца, полководческим талантом, чутьем великого экономиста… А человек, как известно, бывает не только велик, но и слаб, и смертен… Сложно сказать, как эти тексты будут восприниматься годы спустя, когда колесо истории сделает очередной полный поворот. Тем не менее, то, что описано в книге — новая российская идеология, своеобразный «Краткий курс», которая при всей своей неоднозначности — реальней некуда. Что ж, по крайней мере, от нее за версту не несет предательством интересов родной страны. И все-таки, нам представляется, что Путин стал настоящим лидером не по каким-то мистическим причинам, которые концентрировались многие годы где-то там в «валгалле», а потом прорвались и смели мерзость запустения опрокинутой России, очистив ее и направив на пусть истинный, даровав Путина. Нет, чтобы там ни говорил Проханов, Путин стал реальным народным лидером после присоединения Крыма, после того, когда стала окончательно ясна его позиция по Новороссии. Именно тогда он нашел новых сторонников в народе и даже во вражеских лагерях. Сборник статей «Путин в зеркале Изборского клуба» в полной мере отражает президентский путь главы нашего государства, описывает проблемы и угрозы, с которыми Путин столкнулся на этом пути. Через его фигуру, авторы книги вполне и правдиво описали мытарства, поражения и победы России, которые она пережила в поисках своего собственной, ни на что не похожей позиции в мире. Удивляться тому, что эта попытка рецензии, мягко говоря, неоднозначна, не приходится. Сам описываемый предмет предельно неоднозначен. Похоже, и самих авторов книги это не смущает. Дело за малым, — за читателем, которому, наконец-то представлен альтернативный взгляд на страну и ее лидера, хотя эта «альтернативность» стремительно превращается в мейнстрим. Посмотрим, смогут ли патриоты и почвенники, быть столь же убедительными — как некогда ярые либералы — освободившись от постоянной критики и высмеивания со стороны «демократической общественности». Смогут ли они действительно родить «русскую идею» и заразить ей массы. «Колокол России» однозначно (должно же быть хоть что-то однозначное в наше непростое время) рекомендует эту книжку к внимательному и вдумчивому прочтению. Михаил Николаев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"