Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Среда обитания
18.10.2016 08:00

У россиян укоренилась вредная привычка к плохому

Каждодневный негатив стал своеобразной нормой жизни граждан России, с которой люди смирились, а власть и институты так называемого гражданского общества системно улучшением ситуации не занимаются

То, что еще 30 лет назад вызвало бы в России небывалое возмущение, и страна в буквальном смысле встала бы на дыбы, сегодня апатично воспринимается «как должное». Подобно словам из песни в исполнении Аллы Пугачёвой: «Год за годом время шло, всё стерпелось, зажило. Ты всё понял и постиг, мал-помалу ты привык», – россияне, можно сказать, успешно привыкли к негативу.

О чём речь? Да буквально обо всём. Ну, например, с экранов телевизоров непрестанно транслируется информация о том, что продукты питания «перепичканы» химией, бессмертны, как египетские мумии, по цвету, вкусу и запаху скорее муляжи-обманки, которые крайне вредны для употребления. Что делается, чтобы исправить положение? Принят закон о запрете ГМО, да изготовителей, использующих в своей продукции пальмовое масло, заставят крупно писать об этом на упаковках. Практически всё. Кардинально и системно это ничего не изменит. Как, например, это повлияет на стремительно ухудшающееся по заявлению Росприроднадзора качество хлеба? Практически никак. ГМО там не используется, как и пальмовое масло. Там проблема другая. В производстве хлебобулочных изделий массово используется зерно пшеницы 4-ого класса, которое в советское время продовольственным не считалось. Оно было переведено в класс «съедобного» в голодно-реформаторские девяностые, да так в этом классе и осталось. Для того чтобы такой продукт, который раньше шел лишь на корм животным и на технические нужды, довести до человеческо-потребительской кондиции, с ним надо изрядно поработать различными химическими «улучшителями». В советское время на хлебоперерабатывающую отрасль работала своя ферментная промышленность со своей научной базой, которая занимались улучшением качества муки и продуктов из неё при помощи высококачественных натуральных ингредиентов и различных методов их обработки. Сегодня всё это уничтожено, и о возрождении нигде и никто вопрос не поднимет. «Улучшители» покупаются за границей, причём по вредности они не на много лучше пальмового масла. Но об этом речи тоже нет. А как же рекордные в последнее время урожаи зерновых? Мы, что, только технические сорта и классы собираем? Отнюдь.

Собираем мы много и первосортного. Но его практически в полном объеме продают на экспорт за валюту. Так же, как наши ведущие банки предоставляют своим зарубежным клиентам кредиты (ту же ипотеку) под 2-3% годовых и даже ниже, а соотечественникам – под 13-15%. При этом убеждают россиян, что по-другому никак нельзя.

Два года назад Союз мукомольных и крупяных предприятий России написал уважаемому Дмитрию Анатольевичу Медведеву письмо, в котором указал, что весь ресурс пшеницы 3‑го класса не превысит 20 миллионов тонн, из которых около 7 приходится на семена и порядка 5 миллионов уже отгружено на экспорт. Для переработки в муку остаётся 8 миллионов тонн пшеницы 3-го класса, что лишь на 42% покрывает потребность в ней для производства муки, соответствующей требованиям ГОСТа. Следовательно, на 58% потреблённый нами после этого письма хлеб состоял из муки 4-го, а то и 5-ого класса, обильно сдобренных отбеливателями, разрыхлителями, дезодораторами и прочими «улучшителями». Сегодня, по обрывочной информации, исходящей от участников рынка и представителей экспертного сообщества, ситуация практически не изменилась. И снизу громкого и массового негодования по этому поводу не слышно.

Похожую историю можно рассказать о любом пищевом продукте на полке российского магазина. Уже как должное воспринимается населением, что в колбасу добавляют пищевую соду, сою, дешевые заменители-имитаторы дорогостоящих натуральных продуктов (первосортного мяса, яиц, молока и т.д.), продукцию «большой химии» – консерванты, красители, усилители вкуса, антиоксиданты. При этом уже, кажется, никто не задумывается над тем, что колбаса высшего качества, сделанная из хорошего свежего мяса без добавок, красителей и консервантов, должна стоить примерно в 2 раза дороже самого мяса (на 1 кг колбасы идёт 1,5 кг мяса, плюс ещё куча дорогих натуральных продуктов).

Натуральная колбаса при минимальных торговых наценках должна стоить в районе тысячи рублей за килограмм и выше. А теперь посмотрите цены в магазине, с учётом максимальных накруток торговых сетей, и можете, ничем себя не ограничивая, фантазировать на тему «Из чего сделана эта колбаса». Равно как молоко, сыр, сметана, соусы, соки, консервы, снэки, спиртные напитки – в общем, всё.

В так называемых цивилизованных странах, в чью обойму мы так старательно стремимся все 25 лет существования новой России, международные правила обязывают производителя давать рекомендации потребителям, если в его продукции содержится любая пищевая добавка. Поэтому рядом с любыми «Е», «С» и так далее производитель пишет, как эта добавка может отразиться на здоровье астматиков или, например, людей с почечной недостаточностью. У нас кто-нибудь видел что-либо подобное? Но Дума и прочие структуры, призванные заботиться о народном благе, с окончанием каждого сезона своей «плодотворной» работы, неизменно получают высокие оценки руководства страны.

***

Идём дальше. 

Россиянин в своей стране в буквальном смысле ограничен в передвижениях и действиях. Везде, где надо и не надо – охранники, которые ведут себя, как полицаи на службе оккупационного режима.

Только за первую половину октября имели место несколько вопиющих случаев насилия и избиения покупателей охранниками магазинов – от Москвы до Сочи. Достаточно забить в компьютерном поисковике: «охранник избил» – и в глазах буквально зарябит от заголовков центральных СМИ. «Охранник избил покупателя», «Сотрудник супермаркета ударил женщину кулаком в лицо» и так далее. В июне прошлого года в Москве охранник использовал электрошокер в отношении семилетнего ребёнка. Бьют бабушек-блокадниц. Кто кроме полицаев-оккупантов на такое способен? Но беспредел продолжается. Магазины как работали, так и работают. Бури народного гнева не видно. Руководство торговых сетей на местах. В отставку никто не ушёл. Да у нас вообще это не принято – уходить в отставку. Что бы ни случилось. А из-за кого, собственно? «Пипл хавает». Все привыкли, все молчат.

Охранники сегодня «держимордствуют» не только в объектах торговли и услуг, но практически повсюду. Вплоть до того, что скоро нельзя будет просто сфотографироваться на улице, потому, что где-то за тобой, оказывается банк или другая знатная контора, откуда немедленно выскакивает охранник и грозит разбить камеру.

Забор и охрана стали непременным атрибутом нашей жизни. Везде огороженные территории, шлагбаумы, цепи, «платность», а то и вовсе недопуск под предлогом частной собственности. Захватываются, становятся частными и недоступными для всех когда-то общенародные водоёмы, места рыбалки, участки дорог, части лесопарковых зон. Во дворах разворачиваются настоящие войны за парковочные места и части дворового пространства, с теми же шлагбаумами, цепями, железными надолбами, будками охранников. Спасибо пока противотанковых ежей нет. Но если так дальше пойдёт – скоро появятся и они.

Это уже не торжество, а настоящее бешенство собственнического инстинкта, разбуженного свалившимся на нас счастьем капитализма. Как на этом фоне будут претворяться в жизнь идеи социального равенства и гражданского общества, о которых так любят поговорить разные околовластные господа, непонятно.

Ведь и с их стороны в этом направлении ничего системно-кардинального не делается, и снизу давления в направлении этого предмета нет. Мы смирились с тем, что заборостроение – в широком смысле этого слова – есть, будет, и ничего с этим поделать уже нельзя.

***

Медицина и образование неумолимо ухудшают своё качество, пропорционально увеличивая платность за некачественные услуги. Новый бюджет на 2017 год, который сейчас верстается, еще больше оптимизирует и медицину, и образование. Финансирование социальной сферы, как ожидается, будет сокращено от 10 до 20%. Каков контрольный срез этого «пирога»? Участились случаи гибели больных (в том числе детей) в лечебных учреждениях и стационарах, а также нападений (включая убийства) на врачей со стороны недовольных лечением пациентов.

Самый свежий такой случай произошел 12 октября в Норильске, где пациент недовольный полугодовым лечением убил 35-летнюю врача-дерматовенеролога. В школах ученики избивают педагогов, измываются друг над другом так, как раньше не делали этого даже в тюрьме, а то и убивают. На днях в Красноярске 13-летний школьник зарезал своего одногодку и бывшего одноклассника. Товарищи говорят, что убийца ходил по школе с ножом. Был агрессивен. И это далеко не первый случай. Почему такое происходит? Не потому ли, что с началом «новой эры» капитализма в жизни российской школы из неё был в буквальном смысле изгнан воспитательный и внеклассный процесс? Уничтожены пионерия, комсомол, практика тесной работы школы с родителями детей и предприятиями, на которых они работают. В итоге в современной российской школе ребёнок получает некий недоделанный гибрид из старого советского и западного образования околоамериканского образца и совсем никакого воспитания. Как на это всё реагирует общество? Практически никак. Всплеском комментариев в социальных сетях, волна которых спадёт через неделю, и всё на этом закончится.

***

Родителям на рабочих местах тоже приходится несладко. Очень многие работодатели возомнили себя эдакими самодурами-помещиками, которые, подобно герою известного фильма «Формула любви», желают думать, что они в Древнем Риме, и заставляют своих крепостных крестьян учить латынь.

В конце 2011 года Forbes определил девять самых известных чудаков, сумасбродов и эксцентриков российского бизнеса. Так вот, каких только «сумасбродств» там не демонстрируют наши самые известные бизнес-фамилии от Германа Грефа до Павла Дурова и Олега Тинькова. Тут вам и спортивные праздники с участием всех сотрудников независимо от их желания, и увольнение целыми отделами без объяснения причин, и метание телефонов сотрудников в стену во время совещаний, и приказ держать открытыми двери магазинов даже в самую лютую стужу. А сколько этого всего не вошло в «список Forbes», но с чем россияне сталкиваются ежедневно и ежечасно? И что? Снова молчим. Опять как в песне Пугачёвой: «Он и плакал и рыдал. Мал-помалу привыкал».  

Список можно продолжать долго.

***

Что же происходит, и как мы дошли до жизни такой?

С разрушением СССР и полным демонтажем всех систем, институтов и атрибутов социалистического государства, которые люди в подавляющем большинстве считали для себя родными и единственно возможными, произошла не просто смена уклада жизни, в котором чёрное стало белым, а белое чёрным, – для очень многих произошло в прямом смысле крушение мира.

2 ноября 2010 года на круглом столе под названием «Кто доживёт в России до пенсии?», состоявшемся в пресс-центре ИА «Росбалт», заместитель руководителя департамента социального развития Федерации независимых профсоюзов России Андрей Гудков сказал, что, по его данным, в период с 1991 по 2001 годы от потери смысла жизни и психологических проблем преждевременно умерли 11 миллионов россиян. Через год, в октябре 2011-го, руководитель отдела эпидемиологических и социальных проблем психического здоровья Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского Борис Положий заявил, что за последние 20 лет в РФ покончили жизнь самоубийством 800 тысяч человек.

Затем эти страшные цифры пошли на убыль. Это не значит что жить, как говорил товарищ Сталин, «стало лучше, стало веселее». Просто мы приспособились (в советские времена слово приспособленец имело крайне негативный оттенок). Привыкли к плохому.

Но это вредная привычка! Люди, с одной стороны, перестали быть ранимыми и активными в тех местах, где это было бы необходимо и им, и обществу, а с другой – стали необыкновенно возбудимыми и жестокими в тех, где им и обществу, кроме вреда, это принести ничего не может. Число нападений и убийств на врачей, промоутеров с громкоговорителями, участников дорожного движения, обстрелов детских учреждений и рейсовых автобусов увеличивается с каждым днём. Всё это обратная сторона вредной привычки к плохому. Это плохое и наше недовольство им никуда не деваются.

Стресс от всего этого уходит вовнутрь человека, разрушая его. Делая агрессивным и раздражительным. В итоге мы скатываемся к необъявленной гражданской войне всех против всех.

Война, как известно, возникает там, где плохо. Где хорошо – войн не бывает. Вот чем должны в первую очередь озаботиться все наши структуры гражданского общества, власти и бизнеса. Не протирать штаны в кабинетах и на всяких тусовочных форумах, а исправлять скатывающуюся к противостоянию ситуацию в стране и бороться с вредной привычкой населения к плохому. Всеобщей привычкой, от верхов до низов. Так жить нельзя. Это кончится большой бедой.

Вадим Бондарь

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика