Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Украинский конфликт
19.11.2015 15:49

Бесправие человека на Украине

Тысячи политзаключенных и военнопленных, пытки и убийства как метод борьбы с мирным населением, не поддерживающим власть, аресты и гонения за частное мнение, высказанное в соцсетях, незаконно создаваемые лагеря и тюрьмы (зачастую – просто подвалы жилых зданий) для противников власти – таковы реалии сегодняшней незалэжной Украины. О том, как декларированное стремление к европейским ценностям в итоге низвергло страну в Средневековье, рассказали участники круглого стола, организованного Союзом политэмигрантов и политзаключенных Украины.

Помощь в организации встречи в Доме журналиста оказала руководитель московского филиала Фонда Розы Люксембург Тина Фарни, сотрудничающая с украинскими профсоюзами, а в роли почетных гостей выступили немецкие депутаты из фракции Левой партии в Бундестаге, прекрасно осведомленные о тех проблемах Украины, о которых в Европе предпочитают молчать. Участники беседы подчеркнуто отстранялись от политики – на повестке дня стояло фиксирование и огласка печальных фактов произвола украинской власти и действующих с ее ведома батальонов бандитов.

Исходя из рассказанного пострадавшими от постмайданной, с позволения сказать, «информационной политики», а точнее – бесконечной пропаганды, журналистики в классическом смысле слова на Украине больше нет. После антиконституционного «переворота меньшинства», осуществленного силами националистов и откровенных фашистов, свобода слова стала помехой для нового режима. Его первоочередной задачей стала зачистка информационного пространства, что и стало происходить с большим размахом. В борьбе с инакомыслием преуспела не только запрещенная в РФ экстремистская организация «Правый сектор», но и радикалы из партии «Свобода» – в этом контексте от них недалеко ушли и официальные департаменты. СБУ теперь защищает не страну и ее народ, а находящуюся у власти хунту. Следовательно, жизнь несогласных украинцев под ее чутким надзором как раз стала намного опаснее. Министерство информации Украины копирует Министерство правды из знаменитой антиутопии Джорджа Оруэлла «1984». Тот, кто осмеливается озвучить точку зрения, противоречащую официальной, либо увольняется с работы, либо бросается в тюрьму, либо пропадает без вести. И в лучшем случае ему удается бежать из страны.

«Сразу после переворота в феврале 2014 года активисты «Свободы» во главе с депутатом Игорем Мирошниченко ворвались в кабинет и избили главу национальной телекомпании «Украина», вынудив его написать заявление об отставке. Ивано-франковский журналист Руслан Коцаба был брошен в тюрьму только за то, что публично высказался против постоянных волн мобилизации украинцев и призывов от власти убивать «террористов» на Юго-Востоке, назвав их своими согражданами.

Когда издание «Интер» опубликовало данные о том, что дочь экс-главы СБУ Валентина Наливайченко живет в США в престижном районе Нью-Йорка, в его редакции начались обыски, были конфискованы все серверы. В апреле 2015 года произошло убийство Олеся Бузины – убийцы фактически действовали под патронатом службы безопасности. Их личности давно установлены, но до сих пор никто не осужден. С молчаливого одобрения власти мемориальные таблички с именем Бузины срываются, на их местах пишутся лозунги, прославляющие его убийц.

Со всех украинских каналов непрерывно идет поток лжи, разжигание межнациональной ненависти и русофобии. Предпринимаются попытки закрыть телеканал 112 только за то, что он показал рукопожатие президентов Петра Порошенко и Владимира Путина. Все СМИ работают по методичкам администрации президента.

Лично меня объявили в распространении сведений, порочащих действия украинских военных на Донбассе. Конфисковали компьютер, завели уголовное дело, по которому на родине мне грозит до 5 лет лишения свободы. Мой друг и коллега Сергей Долгов был главным редактором мариупольской газеты «Хочу в СССР». Это историческое издание о жизни в Советском Союзе, никаких экстремистских материалов там в принципе быть не могло, но правда о тех временах не понравилась националистам от новой власти. 18 июля 2014 года в редакцию газеты ворвались неизвестные вооруженные люди в камуфляже и масках, конфисковали всю оргтехнику, избили Долгова и затем увезли его в неизвестном направлении. Никакой информации о его местонахождении до сих пор нет, обращения в органы власти Украины ничего не дали. Арест неугодных журналистов в принципе стал нормой в Одессе, Харькове и других городах», – рассказал политэмигрант Виталий Скороходов.

«На Западной Украине сложилась самая критическая ситуация, ведь именно идеология ультраправых галичан в итоге расколола страну. Примерно с 2012 года националисты получили большинство в облсоветах Западной Украины, и журналисты сразу почувствовали на себе давление. У нас был такой выбор – либо стать подтявкивающей шавкой, либо оказаться без работы. Кроме того, начались угрозы в адрес моей семьи, а у меня – пятеро детей. 17 июля 2015 года СБУ возбудило против меня уголовное дело по ст. 109, 110 – «за публичные призывы к свержению власти». Уже в Москве я узнала, что на родине у меня изъяли все личные документы и собираются судить «за сотрудничество с вражескими СМИ». Очень интересная формулировка – нигде в мире, кажется, в законодательстве нет такого понятия, как «вражеские и дружеские СМИ», но украинские власти плюют на какие-либо юридические нормы.

Иностранные правозащитники и журналисты, желающие объективно осветить ситуацию на Украине, моментально переходят в ранг ее врагов. Люди, которые просто дали интервью независимым СМИ, могут быть названы врагами и оказаться в зале суда», – сообщила журналистка из Львова Елена Бойко.

Лариса Шеслер привела еще один пример охоты на прессу – преследование экс-депутата Верховной Рады, руководителя Рабочей партии Украины и главреда газеты «Рабочий класс» Александра Бондарчука. Он находится в тюрьме уже более восьми месяцев – за то, что разместил неугодное власти интервью и сотрудничал с неугодными власти людьми. Здесь речь идет об откровенном преследовании политика левых взглядов, защитника интересов рабочих. Кстати, 1 октября 2015 года решением суда прекращена деятельность Коммунистической партии Украины (КПУ) и Коммунистической партии рабочих и крестьян. Традиционная символика левых – серп и молот, звезда, алые знамена и т.д.  – на Украине также запрещены законом. Удивительное рвение в борьбе с «красными», тогда как «коричневые» бандформирования могут беспредельничать по всей стране. Социалистические и социал-демократические партии Европы давно могли бы обратить на это внимание. Но зачем? Ведь тогда им придется объяснять избирателям, почему ЕС выдает своим партнерам очередной кредит.

Отдельной большой темой круглого стола стало обсуждение положения политзаключенных, беспредела СБУ и карательных батальонов в их отношении.

До победившего Майдана на современной Украине в принципе не было проблемы политзаключенных, после него под волны насилия попали сначала десятки, а потом сотни оппозиционеров. Первый «подвал» для незаконного удержания идейных противников был создан зимой 2014 года в захваченном здании КГГА рядом с Майданом Независимости. Туда свозили и пытали «титушек» и прочих «нежелательных элементов». Затем эта практика распространилась по всей стране и особенно в зоне АТО.

В ходе АТО в «подвалах» карателей побывали практически все защитники Донбасса, попавшие к ним в руки живыми. Без доступа к адвокату, без прав на защиту, часто даже без элементарных условий для жизни людей неделями держали между жизнью и смертью, выбивая с помощью пыток самооговоры. Те, кто молчал, «исчезали». Схожесть методов и единообразие приемов по всей зоне АТО показывают, что все это было организовано по единым инструкциям, из одного центра – то есть направлялось государством. Важно, что среди политических большинство составляли гражданские лица, схваченные в «ближнем тылу» по украинскую линию фронта, а не ополченцы ДНР и ЛНР.

На первом этапе войны (до освобождения Дебальцево) эта проблема решалась массовыми обменами между ВСУ и ополчением на уровне полевых командиров и структур СБУ. Но в дальнейшем, после стабилизации фронта и начала действия Минских соглашений, обмены практически сошли на нет. И начались суды над такими арестантами – где показательные, а где и вовсе – самосуды. Естественно, международные правозащитные организации всего этого не замечают.

«Я предоставил все данные о незаконном пребывании заключенных в харьковском СБУ членам ОБСЕ, Красному Кресту. Но никто из них публично не выступил против этих действий. Против того, что происходит с украинскими журналистами ни одного слова не сказала ни одна крупная международная журналистская организация. На сегодня надеяться на то, что кто-то из международных правозащитников вмешается в процесс, наверное, нереально. Надо помнить о том, что боевики, которые захватили власть в Киеве, и сегодня занимаются зверствами и пытками на Донбассе, проходили подготовку в Прибалтике, Польше, Чехии…

Надо помнить, что, когда в 2004 году экс-президент Украины Виктор Ющенко официально присвоил Бандере и Шухевичу статус «героев Украины», Польша промолчала. То есть поляки признали, что убийство тысяч польских детей и женщин – это героизм. Промолчал и Израиль, тем самым признав, что уничтожение 143 тысяч евреев во Львове – это героизм. Промолчала вся демократическая Европа, признав, что массовое убийство поляков, евреев, вообще геноцид каких-либо народов – это героизм. Так что я не удивляюсь, что реальное положение дел на Украине Европу не волнует.

И я бы вообще не стал применять к себе лично слово «заключенный». Я был просто похищен, причем не каким-то бандформированием, а сотрудниками СБУ. Этот процесс никак не узаконен. Обычно все происходит так – человек приходит в суд или на допрос, принимается решение изменить ему меру пресечения на подписку о невыезде или вовсе освободить его. И сразу на выходе из суда СБУ похищает этих людей и отвозит их в Харьков, где находится так называемый обменный пункт. Перед вами сейчас сидит невиновный человек, которого поменяли на тех, кто убивал людей на Донбассе. То есть СБУ совершает откровенное преступление. Также у них распространено освобождение за деньги – чем это отличается от действий террористов или бандитов, захватывающих заложников? На момент моего отъезда в харьковском «подвале» находилось около 60 человек. Никто из семей не знает, где размещены эти люди. У них нет права общаться с родственниками и получать передачи – это просто граждане, похищенные спецслужбами своей страны. Называть их заключенными неправомерно.

Когда приезжали представители ОБСЕ, чтобы проверить места содержания пленных в частях ВСУ или в СБУ, нам на голову одевали черные пакеты и просто переводили в другое помещение. Таким образом, формальная проверка осуществлялась, нарушений наблюдатели не фиксировали», – отметил экс-депутат Николаевского облсовета, бывший политзаключенный Николай Машкин.  

Здесь стоит еще раз напомнить пункт пятый мирных Минских соглашений, обязательных для выполнения всеми сторонами конфликта: «Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей Украины». Очевидно, как минимум, одна из враждующих сторон не торопится его выполнить.

Одними из последних на круглом столе выступали депутаты Бундестага, поддержавшие пострадавших от новой украинской власти и пообещавшие распространить весть о них среди своих европейских коллег. Они прекрасно понимают, что сегодня Украина в сильнейшей степени зависит от финансовой помощи и политической поддержки Запада. Западной элите выгодно замалчивать массовое нарушение прав человека на Украине, попрание Конституции страны, по которой каждому якобы гарантируется «право на свободное изложение своих взглядов и убеждений, на сбор, хранение и распространение любым способом информации». Но общественность европейских стран более внимательно относится к соблюдению демократических прав и свобод – до нее-то организаторы встречи и попытались докричаться. Не может же всем рядовым гражданам быть все равно, что за фасадом страны, стремящейся в Евросоюз, скрывается абсолютно тоталитарное государство, в котором, помимо официальной, действует еще и теневая уголовно-исполнительная система для расправы с инакомыслящими. Весь абсурд в том, что действующие лица этой системы – вчерашние уголовники, коих с избытком в батальонах типа «Азова» и «Торнадо».

А если уж родимый Запад погрозит Порошенко пальцем, то ему придется отказаться от практики подавления гражданских прав и свобод в своей недоевроинтегрированной стране.

Иван Ваганов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"