Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Власть
05.05.2016 09:15

«Не работать – стыдно!»: к вопросу о занятости в СССР и России

Ровно 55 лет назад Президиум Верховного Совета СССР принял так называемый закон о тунеядстве.

Официально новый нормативно-правовой акт советского государства назывался указом об «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». За нежелание участвовать в строительстве светлого коммунистического будущего к уклоняющимся могла быть применена уголовная ответственность. В прошлом году в современной, теперь уже капиталистической России решили вспомнить о советском опыте в борьбе с «бездельниками», предложив принять похожий законопроект на общефедеральном уровне. Однако данная инициатива вызывала резкий протест общественности, а также дала почву для размышлений о том, кого всё-таки в современной России считать тунеядцами.

Стоит отметить, что сам термин тунеядство получил широкое распространение только в конце 1950-х годов. Согласно определению толкового словаря, данное слово означает жизнь за чужой счет, паразитизм и безделье. После принятия вышеупомянутого указа каждый советский гражданин, не работавший более четырех месяцев в году, подлежал уголовной ответственности. В Уголовный кодекс СССР была введена новая статья под номером 209 («тунеядство»), которая, как отмечали современники тогдашней эпохи, могла применяться также и к нежелательным с идеологической или политической точки зрения элементов. Одной из жертв здесь стал знаменитый советский поэт Иосиф Бродский, которого за «отказ работать во благо социалистической родины» выслали из Ленинграда.

При этом не работать могли лишь домохозяйки, у которых есть дети, а вот незамужние и бездетные женщины за тунеядство привлекались. По всей стране развернулась охота за «бездельниками», достигшая своего апогея во времена Юрия Андропова, стремившегося усилить контроль государства за трудовой деятельности советского гражданина. Тем не менее, несмотря на всю мощь административного аппарата СССР, кампания по борьбе с тунеядством особого результата не дала, а в 1991 году с принятием легализовавшего официальную безработицу закона «О занятости населения» уголовная статья за тунеядство исчезла из уголовного законодательства рождавшейся в то время новой России.

Несмотря на это, некоторые государства постсоветского пространства пробуют приложить советский опыт в борьбе с тунеядством к современным условиям. Так, в Беларуси в прошлом году был принят закон о тунеядстве, в соответствии с которым к официально неработающему гражданину могут быть привлечены меры финансовой и административной ответственности. Первая заключается в специальном налоге, который должен оплатить неработающий или работающий не по трудовой книжке гражданин (20 минимальных размеров оплаты труда в год), а вторая в принудительном трудоустройстве для работы на самых сложных и низкооплачиваемых должностях – к примеру, дворником или разнорабочим.

Официальные власти объясняют введение данных мер тем, что в Беларуси относительно дешевы или вовсе бесплатны большинство социальных благ, в том числе в медицинской сфере. Посему, подумали в Минске, «тунеядцам» слишком хорошо живется, получая одни и те же блага вместе с теми людьми, которые трудятся на заводах и производствах республики во благо страны. Вот только сомнительно, что алкоголики, бомжи, наркоманы и прочий маргинальный состав белорусских тунеядцев, хлынув на республиканские заводы, сможет им хоть как-то помочь. Скорее, наоборот, добавит к 40 процентам убыточных белорусских предприятий (официальная статистика) еще процентов 20, а то и больше. В целом же, опять-таки, судя по официальной статистике, большинство белорусов закон о борьбе с тунеядством поддерживают.

Довольно высокая поддержка у возможности введения подобного нормативно-правового акта и в России. Так, согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 45 процентов респондентов заявили, что нам такой законопроект необходим. Чуть больше опрошенных – 46 процентов наоборот высказались против, тогда как оставшиеся 9 процентов затруднились обозначить своё к этому отношение. При этом социологи отметили, что большинство поддержавших являются людьми в основном пенсионного возраста, а также сторонника КПРФ.

Кадр из всем известного фильма

Как бы там ни было, но определенный общественный запрос на борьбу с «бездельниками» сподвигнул некоторых наших народных избранников выступить с инициативой принятия в России законопроекта подобного белорусскому. Так, в середине прошлого года Законодательное собрание Санкт-Петербурга инициировала закон о тунеядцах, предлагая по примеру полувековой давности ввести в уголовное законодательство страны соответствующую статью. Как сообщалось, инициатором законопроекта выступил депутат от фракции «Справедливая России» (ныне из неё уже исключенный) Андрей Анохин, уже приобретший до этого «славу» как инициатор бредовых законопроектов.

После разразившейся широкой общественной дискуссии, когда большинство россиян выступило резко против подобных поправок в российское законодательство, министерство труда устами своего главы Максима Топилина заявило, что следовать примеру белорусских коллег в нашей стране не собираются. «Никакого налога на тунеядство не будет, безусловно. Налог на тунеядство или что-то еще – это неправильно, у нас труд свободен. Но надо думать, каким образом включать в процесс людей, которые не хотят работать, чтобы каждый участвовал в системе формирования страховых фондов и так далее», – заявил тогда чиновник.

Тем не менее, весь этот прошлогодний ажиотаж очень уж напоминает недавние сообщения о намерении ввести в России запрет на досрочное погашение ипотеки. Сначала в информационное пространство была вброшена новость, затем инициаторы понаблюдали за реакцией общественности, после чего, увидев, что реакция эта резко отрицательная, выступили с опровержением. По всей видимости, как в случае с запретом на досрочную ликвидацию ипотечного кредита, так и в случае с сообщениями относительно законе о тунеядцах имеет место принцип пробного шара, когда власти хотят понаблюдать за реакцией граждан на возможность претворения в жизнь той или иной инициативы. А раз есть пробный шар, то нет сомнений в том, что идея обсуждается на самом высоком уровне, и если в прошлом году в жизнь она реализована не была, то не факт, что она не воплотится в реальность в этом или следующем году. Тем более, что оскудевший государственный бюджет нуждается в пополнениях. А откуда его пополнять, кроме как не из кармана и так сводящих концы с концами граждан? Не с депутатов же, право, занимающихся, без всякого сомнения, общественно полезной деятельностью аки «рабы на галерах».

Андрей Анохин

Вообще, у нас в стране по официальным данным не работает порядка 18 миллионов человек. То есть это люди, по тем или иным причинам не имеющие официального трудоустройства. А это значит, что они официальной статистикой считаются безработными. И если каждый из них будет платить в год хотя бы мизерные 500 рублей, то это уже добавит в городскую казну 9 миллиардов рублей. Тысячу в год – 18 миллиардов. Ну и так далее. Несомненно, что это достаточно весомая прибавочка к государственной казне. 

Тем не менее, государству стоит задуматься, что из 18 миллионов официальных «безработных» большинство по факту безработными всё-таки не являются, поскольку заняты каким-то своим делом: кто-то занимается частным извозом, кто-то делает выпечку, кто-то носки вяжет и так далее. И по тем или иным причинам эти люди не хотят «легализовываться», проще говоря ­– выходить из тени. Хотя причина здесь, вероятно, в том, что попытавшись выйти из тени, эти люди и их небольшое дело мгновенно окажется под прессом бюрократии в самом худшем смысле этого слова, с кучами бумажек, всевозможных инстанций, проверок и прочих формальностей, которые отнимут лишь время, силы, а, в конечном итоге, и деньги, а может и сам бизнес.

По некоторым подсчетам, доля теневой экономики в нашей стране составляет 42 процента. И несмотря на её нелегальность, она приносит вполне ощутимую пользу не только простым гражданам, но и своей Родине, которая, к сожалению, не может по тем или иным причинам создать для «теневиков» условия для выхода на легальное поля, а также уже практически готова обозвать их «тунеядцами» и «бездельниками», сделав их источником пополнения оскудевшего из-за бездарной политики правительства бюджета.

Да и вообще, плохо это или хорошо, но в новых рыночных условиях жить как в советские времена всё равно не получится. И если закон о тунеядстве и будет когда-либо принят в условиях подобной нынешней социально-экономической ситуации, то приведет это лишь к тому, что граждане будут устраиваться на работу фиктивно, отдавая свои трудовые книжки в те или иные организации, однако по факту там не работая. Приведет ли это к оздоровлению экономики страны, улучшению морального климата в обществе и прочим декларируемым высоким целям? Вряд ли.

А если уж так не терпится найти новые источники пополнения государственной казны, то почему бы не присмотреться к нашему депутатскому корпусу? Взять, к примеру, петербургских парламентариев, которые и были инициаторами законопроекта о тунеядстве. В 2015 году на Законодательное собрание Петербурга было выделено 1,2 миллиарда рублей, из которых 3 миллиона составляет зарплата спикера законодательной палаты Северной столицы, 104 миллиона – зарплаты депутатов, 633 миллиона были предназначены для сотрудников аппарата и депутатских помощников, а более 500 миллионов пошли на закупку необходимых товаров и услуг. То же касается и Государственной Думы, где, в целом, каждый депутат обходится в 10 миллионов рублей. Нетрудно подсчитать во сколько обходятся наши главные сидельцы бюджету, с учетом того, что насчитывается их 450 человек, многие из которых, при этом, на заседаниях не появляются. Это что, общественно-полезная деятельность? Или может всё-таки тунеядство? И не было бы правильным немного умерить аппетиты наших законодателей, что позволило не только изыскать дополнительные средства для казны, но и показать единение власти и народа, переживающего в эти смутные времена повсеместное сокращение доходов и падение уровня жизни.

В целом, если резюмировать, то закон о тунеядстве в условиях не самой приглядной российской действительно был бы разумным шагом, если был бы направлен против тех, кто живет за бюджетные деньги, получая высокие зарплаты и пользуясь всевозможными привилегиями, при этом толком или вообще не работая. Подобный законопроект должен бороться именно с паразитами этого рода. Тогда и вопросов к нему никакого не возникнет, а граждане скажут власти своё искреннее спасибо.

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика