Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Власть
18.04.2017 08:30

Трехгрошовое правительство

У российских законодателей, как, впрочем, и у всего общества, накопилось много нелицеприятных вопросов к правительству и его главе Дмитрию Медведеву

19 апреля премьер-министр Дмитрий Медведев приедет на Охотный ряд, чтобы отчитаться перед депутатами Государственной Думы о результатах деятельности руководимого им кабинета за 2016 год. Разговор обещает быть жарким, а возможно, и нелицеприятным. 

Четыре года назад, 17 апреля 2013 года, Дмитрий Анатольевич Медведев выступая в Государственной Думе с аналогичным отчётом, прямо заявил много критиковавшим его и кабинет депутатам: «А министр не рубль, чтобы всем нравится». Ждём новых афоризмов. Ведь за прошедшее с тех пор время многим перестали нравиться не только министры, но и рубль, вернее его курс.

Попробуем несколько предвосхитить события и посмотреть на результаты деятельности почтеннейшего министерского собрания и его главы в преддверии официального отчёта.

Начнём, как положено, с главы.

Десятый по счёту премьер российского правительства возглавляет кабинет пятый год, с 8 мая 2012 года. 14 сентября 2015 года, Указом № 459 награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» высшей, первой, степени. Имеет множество других наград.

На должность главы кабинета министров пришёл с поста руководителя государства, уступив его своему нынешнему патрону и партнёру по тандему Владимиру Путину. Этот, очевидно, более чем чисто политический тандем, представляет собой довольно прочное объединение и берёт своё публичное начало с первой предвыборной кампании нынешнего президента, в которой Дмитрий Анатольевич возглавлял его предвыборный штаб. Кстати, небезынтересная деталь – штаб этот располагался в «Александр-хаусе», где в ту пору находился Центр стратегических исследований Германа Грефа. Ну, а поскольку в политике, тем более в таких почти интимных делах, как выборы, не бывает случайностей, то нет ничего удивительного в том, что экономический блок, а по большому счёту и вся политэкономическая стратегия у нас по сей день отданы на откуп единомышленникам и соратникам Германа Оскаровича Грефа.      

По мнению политологов, премьер не обладает харизмой, способной очаровывать, сплачивать и вести за собой самых разных людей. Не могут они также выделить у него каких-либо выдающихся организаторских или узкоспециальных профессиональных навыков. Зато нынешний премьер очень по-западному современен, моден, гаджетизирован, в ногу со временем речист, эмоционально ровен, излучает технократическо-чиновничью стабильность. Во всяком случае, внешне демонстрирует отсутствие несанкционированных сверху амбиций, инициативы и излишнего рвения.

Общественность на него ополчилась, но, возможно, именно такой человек во главе правительства и нужен президенту? Не зря же он сохраняет за ним эту должность столько лет. Причём сохраняет независимо от того, хорошо идут дела в экономике, здравоохранении, образовании, социальной сфере или нет. По-видимому, здесь в качестве первоосновного приоритета выведена стабильность и абсолютная предсказуемость вертикали власти, а не максимальная эффективность её работы и практический эффект этой работы на выходе. В этой же логике, очевидно, подбирался и личностный состав министров. За исключением глав оборонного и внешнеполитического ведомств, которых, по большому счёту, курирует лично президент, остальные министры выглядят, мягко говоря, стабильно неброско, а открытые заседания правительства больше напоминают педсоветы в провинциальной школе. Знаниями, способностями и креативом таких фигур прежних правительств, как А. И. Микоян, А. Н. Косыгин, Д. Ф. Устинов или Е. М. Примаков, в этом правительстве, за исключением Лаврова и отчасти Шойгу, никто похвастаться не может. Иначе мы жили бы качественно в другой стране.

Пока же однозначно можно констатировать: ни один из громадных потенциалов России (сырьевой, аграрный, промышленный и человеческий) не используется в полном объёме и с максимальной продуктивностью на благо страны и её народа.

Основные усилия, если опустить трескотню на камеры для телеящика, концентрируются на поддержание стабильности владельцев средств производства. Внутриэлитной стабильности, основанной, прежде всего, на незыблемости и максимальной насыщенности распределения материальных благ в её пользу. Всё остальное финансируется и развивается ровно настолько, насколько это необходимо для  обеспечения выполнения основной внутренней политэкономической задачи и внешнеполитических стратагем президента.

В древнекитайском трактате «36 стратагем» сказано, что они представляют собой неявные стратегические приёмы и непрямые тактические ходы, используемые для достижения скрытой цели, получения преимущества и перехвата инициативы. А в этом, как мы знаем, Владимир Владимирович большой мастер.

***

Но вернёмся к правительству и посмотрим, с какими результатами оно подошло к своему отчетному периоду.

По мнению не кабинетных стратегов, а граждан страны, особенно хвастаться правительству нечем. Итоговый опрос «Левада-центра» за 2016 год показывает: практически по всем ключевым вопросам большинство россиян не видят света в конце тоннеля, а по целому ряду и вовсе наблюдают ухудшение.

Что уровень жизни по итогам года упал, считает 60% опрошенных. 30% в течение года не увидели в этом вопросе никаких изменений. И лишь 5% считает, что жизнь стала лучше. Статистика имущественного расслоения в обществе в целом демонстрирует именно такую динамику роста и снижения уровня жизни граждан страны.

Эту динамику поддерживает и оценка россиянами возможности хорошо зарабатывать. Перемены к лучшему в данном вопросе увидели всё те же 5% населения. Ухудшение – 54%. По мнению 33%, ничего не изменилось. Объективные экспертные оценки подтверждают мнение граждан. Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА) свидетельствует: реальные располагаемые доходы населения падают три года подряд, причём по нарастающей динамике. И значительнее всего они упали именно в 2016 году (в 2014-ом – на 0,7%, в 2015-ом – на 3,2%, в 2016-ом – на 5,9%). 

На днях Росстат сообщил, что число бедных в РФ в 2016 году выросло на 0,3 млн человек, составив 19,8 млн. И это только официальные цифры. Отсюда вопрос: чем мы тогда привлекательнее, если собственное правительство без всяких революций и при таких ресурсах погружает столько народа в пучину беспросветной бедности?

Вообще с экономикой у медведевского кабинета не заладилось с самого начала. Уже в 2013 году, когда среднегодовая цена нефти составила 108 долларов за баррель, темп роста российской экономики снизился до 1,3%.  Это отчётливо демонстрировало более чем тревожную тенденцию: основные докризисные двигатели экономики (высокие цены на углеводороды и дешевые внешние займы), толкавшие её вверх, больше не работают, и необходимо полностью и фундаментально менять экономическую повестку дня. Правительство этого не сделало. Зато так любимый нашим либеральным экономическим блоком бизнес, ситуацию уловил чутко и начал в меру сил добивать экономику, активно свёртывая инвестиционные проекты и выводя из страны капитал.

Начался эффект домино: с падением доходов от реального сектора экономики и торгового оборота стали съёживаться финансовые возможности бюджета и крупных компаний, что, в свою очередь, привело к усыханию важнейших модернизационных программ. Обвал цен на углеводороды добил экономические мучения кабинета Медведева. С августа 2014 года нефтяные цены стремительно полетели вниз и к январю 2015 года упали ниже 40 долларов за баррель.

Это моментально отразилось на состоянии внутреннего валютного рынка России: поступления от экспорта нефти и нефтепродуктов в середине 2014 года составляли 56% от всего российского экспорта товаров и услуг.  Рубль упал. Накопления граждан в национальной валюте обесценились. Вплоть до самого обвала экономические министры и ещё более высокие лица уверяли россиян, что рубль крепок, надёжен и хранить сбережения следует именно в нём. В последующем за эти словесные мыльные пузыри, разумеется, никто перед пострадавшим народом публично не покаялся и в отставку не подал.

Платой за все экономические просчёты, ошибки, стратегически неверный курс правительства и его либерально-неадекватные действия в период санкционного давления стало резкое падение жизненного уровня населения и снижение его покупательных способностей, что лишило ВВП страны одного из последних источников хоть какого-то роста. Последствия экономического провала продолжают крайне негативно сказываться на бюджете, который так и не смог адаптироваться к шоку резкого падения углеводородно-сырьевых доходов. Финансирование по многим стратегически важным направлениям идёт под нож. Так, правительство утвердило изменения в госпрограмму развития агропромышленного комплекса до 2020 года, сократив её финансирование в 1,7 раза на 2018-2020 годы с предполагавшихся ранее 1,012 трлн рублей. Также в новой версии программы сокращено число подпрограмм развития отдельных направлений сельского хозяйства. Секвестрируются оборонные, социальные и многие другие статьи финансирования.

Малоимущим ждать помощи от государства тоже не стоит. «Система продовольственной помощи, продовольственных карт, чтобы люди могли покупать дешевле отечественные товары, требует денег в бюджете. Их физически нет сейчас, у нас пока бюджет не позволяет начинать такие масштабные новые программы», – сказал 1 апреля, выступая на Медиа-форуме Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), вице-премьер правительства Аркадий Дворкович.

Что же дальше? Нынешняя ситуация в российской экономике чем-то напоминает ту, что была в экономике СССР в 1930-1931 году, когда Сталин сказал: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Известный российский экономист Андрей Мовчан считает:

чтобы за 30 лет догнать отставание (то есть вернуться на уровень, на котором СССР был в конце 80-ых по сравнению с миром), нам надо расти со скоростью в среднем более 4% в год. При этом даже теоретические построения не дают ответа, как расти быстрее, чем в среднем на 3,5% в год (а это – чуть больше прогнозной скорости роста мира). Если всё останется как есть, то базовый сценарий развития отечественной экономики прогнозирует: наш рост составит 2% в год, и отставание за 30 лет увеличится еще на 30%.

Таковы неутешительные итоги и перспективы экономической работы правительства.

О том, что материальные блага в стране стали распределяться справедливее, по итогам года и вовсе говорят лишь 3% опрошенных. В сфере влияния граждан на государственные дела улучшения отмечают 4% россиян.

Напомним, с 2012 года при кабинете министров существует так называемое «Открытое правительство», специальную комиссию по деятельности которого возглавляет министр без портфеля Михаил Абызов. В июне всё того же 2012 года господин Абызов в своей статье, опубликованной в газете «Ведомости» разъяснял: «И мировая, и российская практика показывает, что модель управления, основанная на противопоставлении «государства» и «граждан» как «управляющих» и «управляемых», себя исчерпала. <…> На мой взгляд, решение этих проблем возможно при условии, если все мы станем следовать принципам открытости, вовлеченности граждан в процесс принятия решений и обеспечения общественного контроля за их исполнением, высокого уровня интереса общества к совместной работе с властью. <…> У нас есть политическая воля работать на принципах «открытого правительства», его механизмы востребованы властью и начинают находить поддержку у граждан».

Прошло больше четырёх лет, и по итогам 2016 года улучшение в деле влияния граждан на государственные дела увидели только 4% населения. А вот обратную тенденцию усмотрели 25%! Всякий другой руководитель направления с такими показателями и во всякой другой стране подал бы в отставку (хотя и отставлять-то особо нечего, министр ведь без портфеля). Но «птенцы гнезда Чубайса» так просто не сдаются.

Не будем забывать, что в 1998 году Абызов был назначен заместителем председателя совета директоров ОАО «Новосибирскэнерго», и в том же году, неожиданно для многих, в 26 лет становится членом правления и начальником департамента инвестиционной политики и бизнес-проектов РАО «ЕЭС России», правой рукой Анатолия Борисовича Чубайса. Хотя по образованию ни разу не энергетик и даже не экономист. При этом менеджер, очевидно, отменный. В 2012 году Forbes уже оценивает его состояние в 1,3 миллиарда долларов и ставит на 68 место в своём списке российских богачей. Источники этого взлёта – коммерческая тайна.

***

Но не будем отвлекаться.

И так, следующим пунктом оценки россиян является безопасность. За 2016 год безопаснее стали чувствовать себя аж целых 7% граждан. Ухудшение в этом вопросе отметили 25%. По мнению 59% за год в этой сфере ничего не изменилось. Вот это «ничего не изменилось», возможно, во многом и привело к целой серии терактов и покушений на теракты в начале текущего месяца. Люди ведь «на земле» видят ситуацию и через опросы сигнализируют власти об истинном положении вещей. Но власть, как видно, эти сигналы мало интересуют. Тем более волнуют.

Не хочется о грустном, но царское правительство (причём даже накануне февральских событий 1917 года), как и Временное, подобные сигналы тоже мало интересовали. И где они теперь?

А ведь озаботиться усилением безопасности в стране стоило. Ведь в сентябре прошлого года официальный представитель Госдепартамента США Джон Кирби во всеуслышание заявлял, что Россию «могут ожидать серьёзные последствия» в связи с действиями в Сирии. И прямо указал, что среди этих последствий будут «удары по российским интересам, возможно, даже по российским городам».

Граждане, в свою очередь, так оценили работу родной теперь уже полиции.

По сравнению с 2015 годом, по итогам 2016-ого с 10 до 9% уменьшилось число граждан, которые отмечают положительные изменения в работе полиции и других правоохранительных органов. Но это не всё. С 20 до 22% выросла доля тех, кто считает, что ситуация ухудшилась (сегодня, думается, этот процент будет гораздо выше). По мнению 56%, изменений в этом отношении не произошло.

Отвратительно, по мнению россиян, выглядит ситуация с медицинским обслуживанием населения и мало что меняется к лучшему в образовании. Только 8% полагают, что работа больниц и поликлиник стала лучше, 40% ответили, что хуже. Улучшения в работе образовательных учреждений заметило на процент больше россиян – 9%, а ухудшения – 26%.

Объективная статистика и прогнозы аналитиков свидетельствуют, что взятые правительством темпы реформ в здравоохранении приобретают катастрофический для отрасли характер и уже приносят свои плоды. Как  свидетельствует журнал Института демографии НИУ ВШЭ «Демоскоп weekly», в 2016 году эпидемиологическая обстановка на территории Российской Федерации характеризовалась ростом зарегистрированных случаев заболевания такими опасными инфекционными болезнями, как: паротитом эпидемическим (в 5,5 раза), краснухой (в 2,0 раза), энтеровирусными инфекциями (на 82%), гриппом (на 78%), коклюшем (на 28%), болезнью, вызванной вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) и бессимптомным инфекционным статусом, вызванным ВИЧ (на 1,2%). Число случаев заболевания наиболее массовыми инфекционными заболеваниями – острыми инфекциями верхних дыхательных путей и острыми кишечными инфекциями – также несколько увеличилось. Чем нас лечит от всего этого «самое заботливое в мире» министерство? Правильно, «самыми эффективными в мире» лекарствами, типа всячески популяризируемого Арбидола, разработанного в 60-ые годы и абсолютно неэффективного в отношении современных штаммов вирусных заболеваний. Исследователей из-за рубежа по-настоящему этот препарат не заинтересовал. Американская Food and Drug Administration отказалась регистрировать Арбидол в качестве лекарственного средства. Не лучше картина и по другим распиаренным препаратам. Все у кого есть хоть какие-то деньги, стараются уехать на лечение за границу. Даже рожать.

По подсчётам экспертов Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), сделанных на основании данных Росстата, в 2000-2015 годах количество больниц в стране сократилось в два раза – с 10,7 до 5,4 тысяч. В своём докладе «Здравоохранение. Оптимизация российской системы здравоохранения в действии» специалисты ЦЭПР отмечают: если власти продолжат закрывать больницы такими темпами (в среднем по 353 больницы в год), к 2020 году количество медицинских и лечебных учреждений в стране достигнет 3 тысяч и выйдет по этому показателю на уровень Российской империи 1913-ого года!

***

Очевидно, мы в ближайшее время вернёмся на уровень 1913 года не только по части здравоохранения. В области образования мы уже там.

Как следует из данных, составленных А. Е. Ивановым по материалам ведомственных отчетов (МНП, ГУЗиЗ, Военного Министерства, МПС), отчётов вузов, справочных изданий и т.д., за 1900-1913 годы в России было подготовлено 26089 юристов, в то время как специалистов для промышленности и сельского хозяйства вместе взятых только 21558! Из них: инженеров фабрично-заводского производства – 9102, инженеров путей сообщения – 2303, горных инженеров – 1247, инженеров связи – 370, инженеров-строителей и архитекторов – 1360, агрономов, лесоводов, ветеринаров и межевых инженеров – 7176.

А потом мы удивлялись, почему это такая страна, с такими ресурсами была такой отсталой и зависимой от «прогрессивного» Запада. Да потому что была, как сейчас, страной юристов, к которым сегодня прибавились психологи, пиар-менеджеры, дизайнеры, стилисты, визажисты и менеджеры по продажам всего на свете, сделанного не у нас.

Как свидетельствует исследование профессора НИУ Высшей школы экономики Елены Варшавской «Где и кем работают высокообразованные россияне», почти 30% работников, имеющих вузовский диплом, отрицают наличие связи между своей специальностью и фактическим занятием. При этом выпускники технических вузов чаще говорят, что работают не по профессии, которой учились.

Иными словами, в промышленности не созданы привлекательные условия для технических специалистов с высшим образованием, и в них просто элементарно нет необходимости. Индустриализации ведь, по большому счёту, как не было, так и нет. Зато у нас есть министры и целые вице-премьеры в правительстве, которые курируют наш научно-технический и промышленный потенциал. Только вот толку от этого курирования мало.

***

Возьмём ту же оборонную промышленность. Ведь важнее неё в современных условиях, пожалуй, нет. И что мы там видим? Выполнение оборонного заказа всё время срывается и сдвигается вправо. В особенности это касается заказов флота. Многоцелевую атомную подводную лодку «Казань» проекта «Ясень-М» должны были сдать ещё в 2016 году, но потом сроки сдвинули, вначале на нынешний, а затем и вовсе на конец следующего года. Сдвинули и сдачу флоту всех семи крейсеров этого проекта – с 2020-ого на 2023 год. Уже несколько раз срывались сроки сдачи флоту новейшего фрегата «Адмирал Флота Советского Союза Горшков» (был заложен 1 февраля 2006 года и по плану должен был вступить в строй в 2012 -ом). Теперь его обещают сдать летом нынешнего года. А двух его собратьев – до 2020-ого. Хотя сдать всю троицу должны были уже давным-давно. Ничего больше из надводных кораблей подобного и большего класса не заложено. Бравурные разговоры об атомном эсминце «Лидер», который должны были начать строить, заглохли и ушли в песок.

С ремонтом и модернизацией дело обстоит ещё хуже.

Самый воюющий сегодня Краснознамённый Черноморский флот уже невесть сколько ждёт возвращения из ремонта с модернизацией дизель-электрическую подводную лодку «Алроса» и уникальный высокоскоростной малый ракетный корабль на воздушной полушке «Бора». Северный флот с таким же нетерпением ждёт возвращения большого противолодочного корабля «Адмирал Чабаненко», который обещают дооснастить крылатыми ракетами «Калибр», «Оникс» и дооборудовать электронно-радиотехнически. Всего просто не перечислишь.

***

Интересна ситуация и в министерстве культуры.

Весь прошлый год там шли чистки. Как внешне-коррупционного характера, так и внутренние. Из персонажей первого порядка следует выделить арест и обвинение в хищении государственных средств заместителя министра Григория Пирумова, человека курировавшего деятельность департамента управления имуществом и инвестиционной политики Минкульта. Важнейшая и ответственейшая должность. Очень сомнительно чтобы Владимир Ростиславович Мединский поставил на неё случайного малознакомого человека и доверил ему стратегически важное для ведомства направление работы. И самое главное деньги, не самого богатого министерства.

Вслед за Пирумовым были задержаны директор департамента управления имуществом и инвестиционной политики министерства Борис Мазо и руководитель подведомственного министерству Центра реставрации Олег Иванов.

Что касается «тихой» внутриминистерской чистки, то в прошлом году были уволены со своей должности: директор Госархива РФ Сергей Мироненко, возглавлявший его более 23 лет, директор музея-заповедника «Царицыно» Наталья Самойленко, директор «Выставочных залов Москвы» Елизавета Фокина, директор Московского центра музейного развития Татьяна Гафар и ряд других. Сменилось руководство в музее-панораме «Бородинская битва», Государственном музее обороны Москвы, парке культуры и отдыха «Фили» и музейно-парковом комплексе «Северное Тушино». Чистка рядов коснулась не только столичных, но и периферийных учреждений культуры. В этой связи возникает резонный вопрос: все эти годы нашей культурой руководили профнепригодные люди, или «веерные» увольнения вызваны иными, далёкими от культуры причинами? Опять же, на какой необычайно высокий креативный уровень подняли нашу культуру новые креатуры министерства? В чём конкретно это выразилось?

Руководство Минкульта во главе с Владимиром Ростиславовичем умудрилось восстановить против себя и либералов, и коммунистов, и патриотов. Первые не могут простить ему скандального увольнения директора Новосибирского государственного академического театра оперы и балета Бориса Мездрича из-за постановки оперы Вагнера «Тангейзер». Вторые – инициативы переименовать улицы Москвы, названные именами революционеров. Третьи – мемориальной доски Карлу Маннергейму. Вторые и третьи вместе – непатриотичных фильмов, финансируемых из бюджета.

И, наконец, последнее.

Глядя на итоги работы кабинета министров в 2016 году появляется ощущение, что это не команда единомышленников, горячо переживающих не только за свою подответственную «делянку», но и за государственные интересы целиком, а некий крыловский квартет, в котором никто никого не меняет, поскольку «а вы друзья, как ни садитесь», ну, и далее по тексту.

Согласно опросу «Левада-центра», проведённому с 31 марта по 3 апреля, доля россиян, одобряющих деятельность Дмитрия Медведева на посту премьер-министра, за последнее время заметно снизилась и составляет на данный момент 42%. Не одобряют его деятельность 57%. Работой правительства в целом также недовольно подавляющее большинство россиян.

Если посмотреть даже на этот очень краткий анализ работы кабинета, можно сделать вывод о том, что потребность в его отставке становится всё более очевидной и необходимой. Дело за малым – за депутатами Госдумы, которые, если проявят настоящее гражданское мужество и профессионализм, смогут дать смелую и принципиальную оценку горе-министрам. Эта оценка, в свою очередь, даст возможность президенту сделать соответствующие оргвыводы. Но вот захотят ли они все делать это? Увидим.

Вадим Бондарь

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"