Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Дух истории
27.01.2017 09:00

Москва и Питер лишат Россию Сибири и Дальнего Востока

Исторически сложившаяся «зацикленность» на двух городах приведет к потере страной своих восточных территорий

285 лет назад, 27 января 1732 года, произошло событие, на первый взгляд кажущееся не слишком значительным, но итоге кардинально повлиявшее на судьбу России. В этот день императрица Анна Иоанновна вернула свой двор из Москвы обратно в Санкт-Петербург, что окончательно закрепило столичный статус города на Неве. «Двустоличность» в итоге привела к сосредоточению власти и ресурсов вокруг этих городов, формированию политического, идеологического и хозяйственного «скелета» империи на оси столиц, что вполне отвечало тогдашнему духу времени и положению российской державы в разных ее формах, будь она под властью императоров или генсеков. Однако в нынешних условиях Москва и Петербург – лишь западная окраина огромной страны, и «зацикленность» России вокруг этих двух мегаполисов в недалекой исторической перспективе приведет к полному краху на ее восточных рубежах. Выход один – ломать сложившуюся почти 300 лет назад «двустоличную» систему.

После смерти Петра Великого в 1725 году, а затем его жены и соправительницы Екатерины двумя годами позже, престол перешел внуку первого российского императора Петру II. 12-летний подросток не любил Санкт-Петербург. Новая столица казалась ему чужой, мрачной и неприветливой, совсем неподходящей для его юной натуры, посему царский двор постепенно перебрался в старую столицу – Москву. Вслед за императором и его знатью потянулись гвардейские полки, затем купцы и ремесленники. Постепенно город начал приходить в запустение, а расквартированные в нем войска испытывали жесткую нужду в профессиональных кадрах и амуниции. Кроме того, начал разваливаться флот, благодаря которому Россия и одержала победу в кровопролитной Северной войне. Казалось бы, судьба недавно построенной столицы предрешена – ей суждено было сгинуть в болоте, из которого она в свое время и возникла.

Однако в 1730 году малолетний император умирает, и к власти приходит дочь Ивана V, соправителя Петра, Анна Иоанновна. Для нее Москва была враждебным городом, пытавшимся продиктовать ей условия ее царствования (знаменитые «Кондиции»). Она прекрасно осознавала, что быть независимой она может быть лишь подальше от влиятельной старой московской знати, а именно в Петербурге, посему запланировала переезд двора, который она начала сразу же после вступления на царство.

Этот день настал 27 января 1732 года. Для встречи императрицы с двором и войском в городе было построено пять триумфальных арок. Зрелище было очень красивое: двумя шеренгами армия начала входить через них в город, сопровождаемая заливистым звоном всех городских колоколов, пальбой пушек Петропавловской крепости и огнями иллюминации. Возглавила всю эту грандиозную процессию сама императрица, которая, наконец, смогла взять всю полноту власти в свои руки. Москву Анна оставила навсегда.

Вряд ли тогда императрица осознавала, что возвращение столицы в город на Неве будет иметь колоссальные последствия для судьбы государства, которые будут продолжать оказывать влияние на страну даже спустя практически 300 лет после ее переезда в «град Петров». Дело в том, что возвращение столицы в Петербург окончательно закрепило его в качестве неотъемлемой части страны, дав как вельможам, так и всему обществу понять: мрачный, находящийся в ужасных климатических условиях Петербург – это не прихоть Петра, которая уйдет в прошлое со смертью «северного исполина». Петербург – это навсегда, это центр нового, европейского геополитического и идеологического вектора России. И старой столице, хочет она этого или нет, придется считаться с новой реальностью.

Санкт-Петербург при Анне Иоанновне

При этом стоит отметить, что именно с петровского времени сложилась так, что нахождение столицы в Москве или Петербурге определяло вектор развития государства и общества. Петербург – это европейский вектор, Москва – самобытный. При Петре Россия повернулась к Европе – для этого и нужна была новая столица. При его внуке – малолетнем Петре II, окруженным старой московской знатью (Голицыны, Долгорукие, первая жена Петра Великого Евдокия Лопухина и другие), возобладал, соответственно, самобытный вектор, в результате чего столица была перенесена обратно. С воцарением Анны и ее фаворитов-немцев окончательно победил вектор европейский, посему столица была перенесена обратно на берега Невы. Так продолжалось до известных всем революционных событий 1917-1918 годов, по результатам которых столица была перенесена обратно в Москву.

Кажется забавным, но и это было проявлением самобытного вектора развития, только уже под совершенно другим «соусом». Пришедшие к власти большевики не видели Россию как часть капиталистической Европы, намереваясь идти «другим путем», построив совершенно иное общество. При этом самобытность севших в Кремле большевиков имела всемирный характер, выраженный в идеях лидеров революции распространить свои идеи на весь земной шар. Неслучайно большевики задумывали сделать Москву столицей мирового пролетариата, столицей новой мировой коммунистической системы, ради чего, кстати говоря, Иосиф Сталин в свое время не постеснялся снести чуть ли не половину старого города, проведя по узким извилистым улицам старого города помпезные широкие проспекты новой столицы пролетарской империи. Так противостояние Москва – Петербург закончилось в итоге победой первой.

Таким образом, начиная с 18 века вся политическая, экономическая, а значит, и вся остальная жизнь России в тех или иных ее формах была сосредоточена на Москве и Петербурге. По сути говоря, возникла своеобразная ось этих двух городов, вокруг которой и вращался весь государственный механизм. Возникла своеобразная «двустоличность».

***

В принципе, если посмотреть в более далекое прошлое, то ничего нового в подобной «осевой» системе двух городов не было. Похожее было и в древней Руси, когда «скелетом» государства была ось Киев – Новгород, во время феодальной раздробленности

(Москва – Тверь), а также во время окончательного объединения русских земель в единое царство (ось Москва – Новгород).

Если посмотреть на карту, то легко понять, что данные оси всегда находились в западной части государства российского. И если в имперское и советское время государствообразующая ось Москва – Петербург находилась на некотором отдалении от границы в силу нахождения в составе страны земель нынешних Украины, Белоруссии и прибалтийских государств, то ныне эта ось проходит практически вплотную к границе. Так, бомбардировщикам НАТО для подлета к Санкт-Петербургу с аэродромов в Эстонии требуются считанные минуты, а от Москвы до Украины, которая не скрывает своих намерений разместить на своей территории военную инфраструктуру Североатлантического альянса, можно добраться за 2-3 часа. Кроме того, с присоединением к России Крыма к оси Москва – Петербург был добавлен третий город – Севастополь, получивший статус третьего города федерального значения. Таким образом, главная ось страны проходит теперь исключительно вдоль ее западных границ, максимально близко к предполагаемому вероятному противнику.

Нынешняя ось России вдоль ее западных границ

При этом стоит отметить, что формирование этой оси стало возможно из-за европоцентричности прошлых веков. Европа тогда определялась как центр мира, место, где решаются его судьбы, где в кабинетах тамошних столиц делается мировая политика, где технический процесс стал двигателем экономики. И даже в 20 веке, несмотря на потерю Старым Светом своей доминирующей роли в мире, он стал яблоком раздора между двумя мировыми державами, а значит, сосредоточенность на нем занимала одно из решающих мест в геополитической доктрине как Вашингтона, так и Москвы. Именно поэтому «столичная» ось России оказалась оформлена вдоль ее западных рубежей.

Ныне же Европа все сильнее скатывается на положение западной окраины огромной Евразии. Все сильнее погружаясь во внутриполитические дрязги, утопая в болоте экономических проблем и ломая свой хребет под тяжестью нерешенных социальных проблем, Старый Свет играет все меньшую роль в мировой политике. Дряхлеющая, слабеющая, стареющая и увядающая Европа становится жалкой тенью своего былого величия, тогда как центр тяжести все больше перемещается в Азию.

***

В этих условиях сосредоточение жизненного «хребта» российского государства вдоль ее западных границ не просто вредно, но и чрезвычайно опасно. «Пляска» вокруг двух-трех нынешних федеральных городов становится совершенно нелепой, стоит лишь посмотреть на карту России. Что такое западная окраина нашей огромной страны в сравнении с ее югом, севером, а главное – колоссальным востоком?

Насущный, жизненный интерес современной России – слом западной осевой модели развития государства и коренное преобразование «позвоночника» страны. Вместо вертикальной линии от Петербурга до Севастополя, необходим горизонтальный вектор от Москвы к Дальнему Востоку.

Наиболее предпочтительным вариантом здесь, думается, могла бы стать горизонтальная ось, включающая в себя Москву, Екатеринбург (Новосибирск) и Хабаровск или Владивосток. Центром новой, горизонтальной оси российского государства стал бы, предположим, Екатеринбург, что в полной мере отразило бы как географический характер российского государства, так и его геополитические устремления в качестве евразийской державы. Это позволило бы покончить с «зацикленностью» России на и без того переполненных людьми и ресурсами Москве и Петербурге, направив развитие государства по вектору с запада на восток, что более чем укладывается в объявленную Кремлем политику по развитию Сибири и Дальнего Востока.

Перспективная горизонтальная ось России

Впрочем, если цель правительства на будущее – это Россия от Брянска до Нижнего Тагила, с китайской границей по Уральскому хребту, то можно оставить и нынешнюю, зацикленную на Москве и Петербурге систему. Пекин уже давно присматривается к нашим восточным территориям, все население которых вполне может уместиться в один далеко не самый большой китайский мегаполис. При этом граждане КНР уже ведут себя как дома на пока еще российских территориях. Настораживать нас должны и другие безрадостные новости: так, из-за снятия запрета на второго ребенка в китайских семьях в КНР в прошлом году произошел бум рождаемости – на свет появилось более 18 миллионов новых китайцев. В то же время наши чиновники с пафосными лицами рапортуют о процентах роста рождаемости в районе нулевой погрешности, впрочем, при этом добавляя, что из-за демографической ямы 90-х рожать скоро в стране станет практически некому.

В такой ситуации происходит дальнейшее сосредоточение как населения, так и ресурсов на Московско-Петербургской оси, в то время как находящиеся далеко от нее Сибирь и Дальний Восток продолжают терять население и сталкиваются со все большими инфраструктурными проблемами. Да, нынешняя безрадостная ситуация – это не новь. Корни столь чудовищного неравномерного развития и «зацикленности» на двух столицах лежат, как уже было сказано, в 18 веке. Парадоксально, но 300 лет не внесли в ситуацию практически никаких изменений: правительство государства российского как смотрело сквозь пальцы на развитие своих восточных территорий, так и продолжает это делать.

Свидетельством реальных перемен, а не декларируемых громогласными ртами российских чиновников разного пошиба, должен стать слом западной вертикальной оси России и создание новой – западно-восточной горизонтальной. С этого и начнется оздоровление ситуации и осознание Сибири и Дальнего Востока как неотъемлемой части страны, а не каких-то «далеких и неизвестных территорий», находящихся будто на другой планете. Ликвидация сложившейся 285 лет назад системы, основанной на господстве оси Москва – Петербург, станет спасением России.

Пора понять, что наступают иные времена. И от того, как мы к ним приспособимся, проведя внутреннюю реорганизацию страны, зависит ее развитие на ближайшие столетия. Прошлое окончательно ушло, пора смотреть в будущее.

Иван Прошкин

 

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика