Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Идеология
04.11.2016 09:00

Россия должна перестать быть догоняющей державой

Российское государство обречено на преклонение перед Западом без определения своего особого пути на основе национальной идеи

На прошедшем во вторник XX Всемирном русском народном соборе патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что России пора отказаться от так называемой «догоняющей» модели развития в отношении Запада, которая часто приводит к не самому разумному заимствованию элементов тамошней системы и перенесению их на российскую почву. Действительно, России пора перестать смотреть на Запад снизу вверх, однако для этого, прежде всего, необходимо понять и решить, что есть современная Россия, каким путем она идет и какую несет идею.

По мнению главы Русской православной церкви, принцип догонять означает отсталость: «Если мы догоняем, то мы всегда отстаем. Поэтому в самом этом подходе, который представляет западную модель как идеальную и как пример для развития, есть нечто опасное для развития России». При этом он отметил, что слепое и зачастую необдуманное перенесение на русскую почву элементов западной модели без учета российской специфики всегда приводило к самым печальным последствиям. Тем не менее, отметил предстоятель РПЦ, «конфронтационная» модель, предполагающая противостояние Западу, России также не подходит.

Несомненно, зачастую бездумное и оголтелое перенесение на русскую почву западных идей приводило к политическим, экономическим и социальным катастрофам и деградации.

Ринувшаяся стремглав после распада СССР в руки Запада Россия, как думали в то время либеральные реформаторы, с радостью будет принята тогдашним политическим истеблишментом. По мнению президента Бориса Ельцина и его команды, для того, чтобы стать «своими» в западном мире, необходимо провести комплекс реформ, который изменил бы политическую и социально-экономическую систему России, максимально сблизив её с западной. Особенности России как несколько отличного от Запада государства тогдашними реформаторами не учитывались, что и привело к оголтелому заимствованию всего и вся и грубой пересадке западных общественно-политических, социальных и экономических форм на истерзанное тело некогда великой державы. В конце концов, всё это привело к политическому кризису, разгулу сепаратизма, тотальному обнищанию населения, сосредоточения большинства богатств в руках узкого круга олигархов, утрате обществом морально-нравственных ориентиров и прочих катаклизмов, из которых Россия кое-как начала выкарабкиваться лишь в начале «нулевых» годов.

При этом страна до сих пор исправляет ошибки реформаторов-западников. Наглядный пример – ситуация в сфере образования. Назначенная несколько месяцев назад на должность главы образовательного ведомства Ольга Васильева принялась разгребать «авгиевы конюшни» российской образовательной системы, исправляя ошибки своих предшественников, поставивших над отечественным образованием эксперимент, приведший к появлению Единого государственного экзамена (ЕГЭ), а также копированию Болонской системы высшего образования. Как первое, так и второе негативным образом сказалось на российском образовании, а на устранение последствий этих необдуманных шагов, скорее всего, понадобится еще очень много времени.

***

В то же время, необходимо отметить тот немаловажный факт, что немалую часть своего исторического пути Россия следовала именно в русле «догоняющей» модели развития. Менявшее форму, содержание, внутренние и внешние цели, а также идеологию тысячелетнее российское государство так или иначе стремилось к заимствованию определенных элементов западной системы, рассматривая её как, в той или иной степени, образец для подражания.

Глубина и степень проявления этой тенденции менялась в зависимости от этапов исторического развития страны. Несмотря на это, аутсайдером себя Россия никогда не считала, а превосходство Запада над собой не признавала. Получалась интересная модель: с одной стороны, мы были согласны с тем, что в чем-то Запад нас опередил и стоило бы у него этому поучиться, а с другой – более развитый в некоторых областях Запад не признавался в качестве политического доминанта и морально-нравственного авторитета. Это выражалось в том числе во внешней политике, когда Россия сама желала доминировать в Европе над теми, чьим достижениям подражала.

Кроме того, наша страна даже в самые «западнические» периоды своей истории заявляла о своей самобытности, непохожести на Запад и наличии собственного пути развития. Началась эта тенденция еще при Иване III, когда только скинувшая ордынское иго Русь начала постепенно превращаться в Россию. Иван женился на племяннице последнего византийского императора Константина XI Софье Палеолог, принял в качестве герба смотрящего на Запад и Восток двуглавого орла. В то же время оформилась и идеологическая концепция российского государства – «Москва – третий Рим». Москва, наследница Рима и Константинополя, стала позиционировать себя в качестве «третьей силы»: не Западом и не Востоком, но отдельной, особой сущностью, стоящей посреди них и объединяющей в себе, как в своё время Византия, элементы обеих этих систем.

Однако стоит отметить, что сама Византия в некоторые отрезки своей истории оказывалась под сильным влиянием Запада в культурно-идеологической плоскости. Стоит вспомнить хотя бы императора Мануила Комнина, правившего Византией в один из самых славных периодов её истории, в середине XII века. Император в своих привычках был откровенным западником: любил веселые пиры на западный манер, музыку и даже писал трактаты в защиту астрологии. Более того, василевс обожал рыцарские турниры, порой принимая в них участия в полном рыцарском облачении. Мода на всё западное, естественно, распространилась и на византийский двор. Сам же император больше напоминал французского короля, нежели классического византийского правителя. При этом какого-либо политического превосходства Запада Византия не признавала, а сам император вел довольно успешную внешнюю политику как на западных, так и на восточных рубежах империи.

В России таким ярко выраженным западником стал Петр I, который облек имевшиеся тогда тенденции к «догоняющему» развитию в государственную форму. Россия на протяжении 17 века постепенно копировала и впитывала в себя некоторые западные элементы. Прежде всего, это касалось просвещения и военного дела. Петр же возвел это в ранг государственной политики, изменив существовавшую до него систему, основанную на балансе восточного и западного, сделав резкий крен в сторону последнего. «Догоняющая» модель в итоге победила «самобытную». Последняя, однако, никуда не исчезла.

Россия, заимствуя у Запада, не признавала его превосходства, но успешно расширяла свои рубежи именно в западном направлении, став к концу правления Петра одной из главных сил в Европе.

Валентин Серов «Петр Первый»

По сути, созданная им Российская империя – это логический результат «догоняющей» модели развития с щепоткой самобытности. Это подтвердила дальнейшая история страны, когда высший двор сначала оккупировали немцы. Затем Россия начала преклоняться перед Францией, а её аристократия зачастую даже не умела изъясняться на русском языке. Преклонение перед Францией сменило англофильство. Всё это время Россия копировала элементы западного пути развития, включая реформаторские идеи, воплощение многих из которых привело к катастрофическим последствиям для общества и государства. Несмотря на это, у России была собственная, отличная от Запада идеология – «Православие, самодержавие, народность», которая во многом и фильтровала заимствования.

***

«Догоняющая» модель в той или иной степени проявлялась даже в советское время, ставшее периодом наиболее острого оппонирования России и коллективного Запада. Позиционируя себя как альтернативу западного пути развития и образа жизни на мировой арене, Советский Союз, однако, всегда рассматривал Запад, прежде всего США, как то, к чему нужно стремиться в процессе развития страны. «Догнать и перегнать Америку!» – один из ключевых советских лозунгов, получивший особую актуальность в период Никиты Хрущева, задумавшего соревноваться с Западом по уровню жизни. На этом фоне партийная элита была далеко не прочь вкусить западные потребительские блага, а простой народ, особенно к началу Перестройки, вообще стал считать всё западное, прежде всего массовую культуру, в качестве образца для подражания. Удивительно, как всё тот же «особый путь», но лишь в несколько других формах, соседствовал в России с «догоняющей» моделью», ничем в своей сути не отличаясь от прошлых столетий.

Перестройка же подготовила почву для радикальной деформации этой модели: новая Россия полностью восприняла «догоняющую» модель, признав при этом политическое и культурно-идеологическое доминирование Запада, чего ранее никогда не случалось.

То, что раньше сдерживалось «железным занавесом» и особенностью советской системы, хлынуло на русскую почву при посредстве тогдашних реформаторов и их западных протеже. «Догоняющая» модель полностью поглотила «самобытность», ознаменовав собой отказ России от «третьего пути», выразителем которого и был смотрящий на обе стороны света двуглавый орел.

***

К счастью, этот период был недолгим. И сейчас Россия, по большей части, вернулась к традиционной для себя системе: комбинация «догоняющей» модели и самобытного пути. Однако наша страна до сих пор не выработала ту идеологическую модель своего развития, которая служила бы фильтром для заимствований с Запада. Одно время такой идеологией была «Москва – третий Рим», затем её сменила «Православие, самодержавие, народность», после чего пришла очередь советской идеологической системы. Помимо фильтра заимствований, идеология формулировала магистральный путь развития страны, ставила цели и определяла методы их достижения.

Современная же «безыдейная» Россия, вернувшись к прежней модели «заимствование-самобытность», пытается защититься от наиболее вредных заимствований и нащупать свой собственный путь на прежних идеологических системах, где в итоге переплетено и православие, и традиционализм, и советские идеи, и прочее. Единой же цельной идеологии пока нет.

Поэтому патриарх, несомненно, прав, говоря о вредности слепого копирования западных идей. Другое дело, что для определения того, что вредно, а что нет, нам необходимо понять, что представляет собой современная Россия, в чем её суть, какую роль она играет в мире и куда движется в своем развитии. И сформулировать это магистральное направление, нащупать тот самый «третий путь» в нынешних реалиях – оказалось одной из наиболее сложных задач для нашей страны на современном этапе её развития.

Ясно одно: России нужно перестать метаться между Западом и Востоком, что наглядно проявилось в последние несколько лет. Изначально ведомая либеральным политическим истеблишментом на Запад, Россия, поняв вскоре, что её там мало того, что никто не ждет, так еще и считают главным врагом, будто бы обиженная в своих лучших чувствах поспешила повернуться в сторону Китая, попытавшись найти там своё утешение. Китайцы, однако, ведут свою прагматичную игру, и утешать Россию вряд ли значится в их планах.

Поэтому Россия вновь должна стать той самой «третьей силой», заимствуя лучшее как с Запада, так и с Востока, но при этом играя самостоятельную роль во внешней политике, а внутри себя выстраивая цельную идеологическую модель. И если с первым у нас неплохо получается, то со вторым по-прежнему проблемы. Посему поиск той самой пресловутой «национальной идеи» по-прежнему актуален. И нам от этого никуда не деться. 

Иван Прошкин

Заглавная картина: В.М. Васнецов, «Витязь на распутье»

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика