Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Дух истории
31.05.2016 08:40

Падение Византии – урок для России

29 мая 1453 года под ударами турок-османов пала тысячелетняя Византийская империя.

В современной историографии падение Византийской империи в 1453 году знаменует собой границу двух крупнейших исторических периодов – Средневековья и Нового времени. Граница достаточно условная, но, тем не менее, довольно красноречиво указывает на весь масштаб этого события. Штурм и захват столицы Византии –  Константинополя серьезно повлиял на весь ход мировой истории. Большое значение это имело и для Руси, которая в то время наоборот собирала свои земли, готовясь через несколько десятков лет стать новой православной империей и официально провозгласить себя наследницей погибшей Византии. Тем не менее, история исчезнувшей империи актуальна для нас и сейчас. Современной России следует знать историю Византии, дабы не повторить её ошибок.

К середине XV века некогда могущественная Византийская (или Восточная Римская) империя, владевшая в эпоху своего расцвета обширными землями на просторах трех континентов, представляла собой довольно жалкое зрелище. В результате многочисленных столкновений с набравшими мощь турками под предводительством династии Османов, во владениях Византии к этому времени осталась лишь столица Константинополь с прилегающими землями, несколько городов вдоль болгарского побережья Черного моря, а также небольшие владения на юге Греции, которые, к тому же, весьма номинально подчинялись последнему византийскому императору Константину XI.

Фактически император управлял лишь столицей. Однако и она была в то время в крайне печальном состоянии. Ранее богатейший и крупнейший город Средневековья, население которого составляло более 500 тысяч человек, в результате войн, эпидемий и общего экономического упадка находился в полуразрушенном состоянии, а его население едва ли превышало 50 тысяч человек. По сути, город внутри стен представлял собой конгломерат деревень, разделенных полями и садами. От былого величия столицы могущественной империи не осталось и следа.

Одной из причин упадка как Константинополя, так и самой Византии был Четвертый крестовый поход. В 1204 году банды западных крестоносцев осадили имперскую столицу. Изначальной целью экспедиции был Египет, однако недостаток в средствах заставил предводителей крестоносцев влезть в долги перед Венецией, которая в качестве расчета предложила им захватить Константинополь, а затем поделиться его богатствами. В результате захвата столицы Византии сокровища из тогдашней мировой столицы православия вывозили без малого 50 лет, а одной только драгоценной моменты было вывезено сотни тонн, и это при том, что годовой бюджет самых богатых государств западной Европы тогда не превышал двух тонн. Люди, называвшие себя христианами и призванные защищать веру, подвергли одну из столиц мирового христианства тотальному погрому и разграблению.

Империя была восстановлена в 1261 году, однако она уже никогда не достигнет своего прошлого величия, оставаясь лишь тенью прошлой могущественной державы. При этом и ранее недолюбливавшие Запад византийцы стали относиться к нему как к злейшему врагу. Примечательны в этом плане слова последнего командующего имперским флотом Луки Нотараса незадолго до падения Константинополя: «Лучше турецкая чалма, чем папская тиара».

Тем не менее, последние византийские императоры перед угрозой полного окружения остатков Византии турками искали помощи на Западе, в том числе в Ватикане. Европейские же державы грекам помогать не хотели, требуя сначала заключить церковную унию и подчинить Восточную церковь Западной. В итоге в 1439 году, когда положение Византии уже стало безнадежной, император Иоанн VIII заключил унию, которая, однако, не была признана на Руси. В итоге, наобещав грекам военную поддержку, Запад, получив своё, помогать Византии не желал. Отправленные в последующие десять лет пара малочисленных экспедиций общей негативной ситуации переломить не смогли. Таким образом, в ожидании своей гибели Византия была предоставлена Западом самой себе. Русь Константинополю помочь также не могла, поскольку выход к Черному морю был тогда наглухо закупорен осколками Золотой Орды, прежде всего Крымским ханством.

Османы под предводительством молодого султана Мехмеда Второго начали осаду города 2 апреля. Турки собрали мощнейшую армию. По разным оценкам, её численность составляла около 150 тысяч человек, хотя некоторые источники говорят и о 200 и даже 300 тысячах. Главной козырем султана были огромные пушки, одна из которых – «Базилика», – имела ствол 12-метровой длины и стреляла ядрами весов с полтонны.

Силы осажденных под предводительском императора Константина XI были гораздо меньше: около пяти тысяч греков, 600 живших в городе генуэзцев, несколько сотен константинопольских венецианцев, критян, 600 турок (претендент на османский престол принц Орхан и его гвардия) и некоторые другие отряды. Всего не более 7 тысяч человек. Против минимум 150. Перевес сил у османов был более чем 20-кратный.

После многочисленных стычек у мощной крепостной стены Константинополя, где турки атаками своей многочисленной пехоты так и не смогли сломить сопротивление византийцев, а также непрекращающегося в течение 6 недель мощного артиллерийского обстрела города из всех орудий, 21 мая Мехмед направил Константину предложение о сдаче. Султан обещал в этом случае помиловать осажденных и даровать им жизнь. В ответ последний император Византии ответил, что готов отдать султану все земли, но только не сам город. После этого османы начали готовиться к решающему штурму.

Штурм Константинополя

Стоит сказать, что физическое и эмоциональное состояние осажденных было тяжелым. Особенно удручающе подействовали на них следующие события. За несколько дней до решающего штурма горожане решили пройти крестным ходом вдоль стены с наиболее почитаемой константинопольской иконой Одигитрия, воззвав о помощи к Святой Деве. Однако в процессе шествия икона внезапно упала на землю, а когда её начали поднимать, описывают события тогдашние современники, икона оставалась на месте, словно придавленная чем-то очень тяжелым. А когда икону всё-таки подняли, разразился ужасный шторм, который вынудил процессию остановиться и разойтись. Византийцы сочли это очевидным знаком – Святая Дева отвергла их молитвы. А на следующее утро на город опустился удивительно плотный туман. Горожане восприняли его однозначно: Господь покидает город, отворачивается от него, прячась от глаз людей в тумане. Это убеждение усилилось в тот же вечер, когда византийцы увидели над куполом собора Святой Софии странное сияние, которое, как описывал очевидец события хронист Нестор Искандер, затем взметнулось в небеса. «Люди же, видя это, начали горько плакать, взывая: «Господи помилуй!» Когда же огонь достиг небес, отверзлись двери небесные и, приняв в себя огонь, снова затворились», – описывает он. В накаленной атмосфере ожидания приближения последнего штурма и последующего за ним конца света, эти события произвели на горожан колоссальный деморализующий эффект. Люди ждали своего конца и просили пощады, взывая к высшим силам.

Турки начали решающий штурм в ночь с 28 на 29 мая. Первыми в бой пошли ополченцы - башибузуки. Накатываясь всё новыми и новыми волнами на к тому времени изрядно разрушенные артиллерийским огнем стены, они каждый раз терпели неудачу. Малочисленный гарнизон осажденных под командованием самого императора стойко отбивал все атаки. После башибузуков в бой пошли элитные османские части – янычары. Бой был страшным: море крови, крики боли и отчаяния вперемешку с артиллерийской пальбой с одной стороны и стройным хором колоколов всех городских церквей с другой.

Византийцы и их немногочисленные союзники дрались мужественно, но силы были слишком неравны. Оборона Константинополя начала рушиться после ранения и ухода с поля боя командира прикрывавших один из наиболее важных участков стены генуэзцев Джованни Джустиниани. Уход итальянцев сразу оголил огромный кусок стены. К тому же турки обнаружили в укреплениях открытую калитку – Керкопорту, которую греки, по всей видимости, забыли закрыть после очередной вылазки. Одна маленькая калитка в итоге и сыграла роковую роль в судьбе тысячелетней империи. Дравшийся до последнего император Константин XI погиб, окруженный врагами у одного из городских ворот.

После этого турки кинулись в пределы города, рассчитывая сыскать в нем колоссальные богатства. Горожане же, узнав о случившемся, бросились к колонне Константина Великого в самом центре столицы. По древнему преданию, если враги ворвутся в город и дойдут до колонны, то с неба спустится ангел с карающим огненным мечом в руке и прогонит захватчиков прочь. Ангел, тем не менее, с неба не явился. Турки грабили город три дня, после чего в него въехал сам султан. Первым делом Мехмед прочитал у собора Святой Софии молитву, превратив таким образом христианский собор в исламскую мечеть. Так и закончилась история одной из величайших мировых империй, бывшей религиозным и культурным центром Европы на протяжении многих веков.

Однако совсем Византия не исчезла. Наоборот, многие атрибуты Византии были потом перенесены на русскую почву. Архитектор русской державы – князь Иван Третий, женившись на племяннице Константина XI Софье Палеолог, официально возвестил всему миру о России, как наследнице Византии. Иван перенял у погибшей империи её идеологию, герб, церемониал и многие другие атрибуты. Неслучайно псковский монах Филофей вскоре назвал Москву «Третьим Римом» – новой столицей истинной, православной веры. В дальнейшем всё это оказало непосредственное влияние на развитие новой Русской империи, которая, как византийский двуглавый орел, обращает свой имперский взор и на Восток, и на Запад.

Византийский и российский двуглавые орлы

При этом современной России стоит помнить, не забывать историю своей великой предшественницы. Наша страна – государство с огромным количеством проживающих

на её территории народов. Такая же, как в своё время Византия. И как в любом другом подобном государстве, власть должны быть сильной, чтобы обуздать возникающие на этой почве центробежные тенденции. История Византии показывает, что в таких условиях всегда есть те, кто хотят поживиться за чужой счет. Для Византийской империи это были западные страны и крестоносцы с одной стороны, а также арабы и турки с другой. Современная Россия также уязвима с двух сторон – с Запада, с которым мы вступили в «Новую холодную войну», и Китай, который присматривается к богатыми ресурсами Сибири и Дальнему Востоку.

Более того, говоря о ресурсах, невольно возникают параллели с уже упомянутым в самом начале разграблении крестоносцами Константинополя в 1204 году. Тогда несметные богатства Византии, вывезенные после её падения «братьями-христианами» на Запад. В результате спекуляции византийскими ценностями образовались первые крупные капиталы еврейских купцов, что стало в Новое время фундаментом для возникновения в дальнейшем глобальной банковской системы, в том числе финансовых династий Ротшильдов и Рокфеллеров как её основы. Таким образом, процветание Запада и его подъем в XV-XVI века был основан именно на разграблении Византии. Очень похоже на ситуацию 20-летней давности, когда проигравшая Холодную войну Россия стала сырьевым придатком Запада, выкачивающего из нас за бесценок ценнейшие природные ресурсы.

Кроме этого, история Византии наглядно демонстрирует нам простую истину – никогда нельзя надеяться на соблюдение Западом своих договоренностей, даже если он стократ это пообещает. Вспомните Михаила Горбачева, поверившего в своё время, что НАТО не будет расширяться на Восток. Теперь войска Североатлантического альянса стоят вплотную у наших границ. Современной России, принимая во внимание весь этот трагический опыт, ни в коем случае не стоит идти на поводу у западных стран, принимая на веру их увещевания, в том числе относительно санкций, которые они, якобы, снимут, когда мы пойдем на уступки по украинскому вопросу.

Помимо всего прочего, принятие Византией церковной унией с Западом, а значит и фактическое предательство православной веры, говорит нам о необходимости держаться своих религиозных основ, ни в коем случае не жертвуя ими в угоду политической, идеологической, культурной и любой другой конъюнктуры. Византийское общество раскололось после заключения унии, оно перестало быть единым, что помогло врагам империи окончательно её сокрушить. Единым перед внешними угрозами должен быть сейчас и российский народ. И православие здесь составляет одну из важнейших основ нашего морально-нравственного и духовного единства. А когда мы вместе , то мы непобедимы.

Кстати говоря, до сих существует легенда, по которой священник собора Святой Софии, увидев, как в него ворвались для грабежа османские солдаты, вошел в стену и растворился в ней. А выйдет он из неё, по народному поверью, только тогда, когда Константинополь вновь станет христианским. И как здесь не вспомнить пророчества святого преподобного старца Паисия Святогорского, который предсказал, что Константинополю суждено вновь стать православным городом. И владеть им будет именно Россия – духовная наследница Византийской империи.

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика