Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Дух истории
01.08.2016 17:17

Столыпинские реформы – опыт, необходимый для России Путина

110 лет назад Петр Столыпин возглавил правительство Российской империи.

В 1906 году Российская империя оказалась в тяжелом положении. Проигрыш в Русско-японской войне, революционные волнения и смятение в правящей верхушке – всё это стало причиной крайне неустойчивого положения власти, которая запуталась и не знала, что делать в сложившейся ситуации. Но как это порой бывает, в самые тяжелые моменты в судьбе Отечества приходит тот, кто не дает ему упасть в пропасть, делая всё для его спасения. В тот тяжелый год таким лидером стал Петр Аркадьевич Столыпин, не побоявшийся провести не популярные, но так необходимые стране реформы. При этом опыт Столыпина актуален и сейчас, когда Россия также стоит на историческом перепутье, робкими шагами пытаясь нащупать правильный путь своего дальнейшего развития.

Петр Столыпин стал председателем Совета министров после своего предшественника - Ивана Горемыкина, который, по мнению царя Николая Второго, не смог справиться с революционными волнениями и обуздать в целом оппозиционную власти Государственную Думу первого созыва. Монарх нуждался тогда в сильном характером человеке, к тому же имевшем достаточный опыт в управлении. И выбор Николая пал на бывшего главу Саратовской губернии Петра Столыпина, к тому времени уже занимавшего должность министра внутренних дел. Именно с его утверждения в качестве премьер-министра в конце июля — начале августа стоит отсчитывать начало знаменитых Столыпинских реформ, ставших главной целью его жизни, а также тем шансом, который история в лице талантливого саратовского управленца дала России в то тяжелое время.

Новый глава Совета министров был убежден, что для успеха задуманных им масштабных преобразований необходимо отсутствие войн, политических потрясений и социальных кризисов, но нужна кропотливая и сплоченная работа на общее благо. «Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа – вот девиз для нас всех, Русских. Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете Россию!» – говорил он.

Подобный патриотический, государственнический подход, кстати говоря, находит отклик у президента Владимира Путина, который довольно высоко ценит Петра Столыпина как государственного деятеля. Так, выступая несколько лет назад на конференции «Столыпинские чтения. Пути модернизации России: от Столыпина к современности», глава государства заявил, что опыт Столыпина является актуальным и для нашего непростого времени. «Опыт разработанных ранее реформ остается актуальным и сегодня. Столыпинские методы востребованы не только в России, но и в ряде других стран, если речь заходит о приоритетных проблемах любого государства: укрепление позиции власти, суверенности, усовершенствование социальной жизни», – заявил Путин.

В то время перед новым премьером стояло несколько проблем, в том числе национальная проблема, вопросы местного самоуправления, экономической политики и т.д. Однако наиболее важными вехами в его работе стала борьба с захлестнувшей Россию террористической активностью и аграрная реформа. О них, пожалуй, стоит поговорить более подробно.

Столыпин в рабочем кабинете

Одним из первых действий Столыпина стало объявление войны практически безнаказанно хозяйничающим в стране террористам, убившим за последние шесть лет более девяти тысяч человек. Причем нередко террористы избегали наказания из-за всевозможных судебных нюансов, адвокатской помощи и прочих факторов. Тем не менее, было очевидно, что безнаказанность террористов лишь порождает новый, еще более массовый террор. 19 августа 1906 года был принят закон «О военно-полевых судах». Он предусматривал возможность введения в губерниях особого положения и создания в них из местных офицеров особых судов, которые занимались бы рассмотрением дел обвиненных в терроризме. При этом преступники были лишены всех прав на защиту, а смертельный приговор мог быть вынесен и приведен в исполнение в течение двух-трех суток после совершения преступления.

Сам Столыпин так обосновал необходимость введения таких мер: «Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада». И действительно, после этого террористическая активность в стране резко пошла на спад, и правительство, наконец, смогло приступить к работе в более-менее спокойной обстановке.

При этом стоит отметить, что сейчас, спустя 110 лет после тех событий, Россия вновь стоит перед лицом террористической угрозы. Генерируемая запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» опасность, угроза от действующих на Кавказе бандитских группировок и прочие факторы вновь вынуждает власти смотреть в сторону ужесточения законодательства ради обеспечения безопасности граждан. Несмотря на то, что в России сейчас действует официальный мораторий на смертную казнь, еще весной этого годы депутаты от фракции «Справедливая Россия» внесли на рассмотрение нижней палаты парламента законопроект, который вводит подобную меру наказания для террористов.

Проект нормативно-правового акта вносит изменения в статьи УК РФ 205 (терроризм), а также 205.1 (содействие террористической деятельности), где в качестве одной из санкций для террористов и их пособников предусматривается высшая мера наказания. Несмотря на то, что Госдума отрицательно восприняла это законопроект, в чем-то её поддержали правительство и Верховный суд, очевидно, что в современной России существует серьезный запрос, как среди общественности, так и среди политических сил на укрепление безопасности страны, что подразумевает под собой, в том числе, некоторые перемены в законодательстве. И думается, что в условиях дальнейшего нарастания военно-политической обстановки на планете и, как следствие, террористической угрозы, вопрос более суровых мер для террористов будет становиться всё более актуальным. И здесь нам может очень понадобится тот опыт, который был у нашей страны в деле борьбы с терроризмом более 100 лет назад.

***

Однако самым значительным деянием Столыпина стала его знаменитая аграрная реформа. К началу 20 века центральные губернии России страдали от перенаселения: при значительном росте населения земли в пользовании крестьян больше не становилось. Немало её до сих пор сохранялось в руках помещиков, большинство из которых уже не могли к тому времени вести рентабельное хозяйство и разорились. К тому же решение аграрного вопроса было необходимо для предотвращения массовых крестьянских выступлений под предлогом передела земли. Конечной же целью были ликвидация земельного голода крестьян и создание слоя крепких частных собственников на селе.

Начало давно назревшей аграрной реформе было положено 9 ноября 1906 года с изданием указа «О крестьянском землевладении и землепользовании», а также в дальнейшем издания других нормативно-правовых актов, регулирующих земельные вопросы. В соответствии с новыми правилами, крестьянин мог выйти из общины и вести самостоятельное хозяйство на своем собственном отрубе (участке земли) или с созданием хутора. Землю для участков Крестьянский банк выкупал у переезжавших в города бывших помещиков, а затем она передавалась крестьянам под отруба и хутора на льготных условиях.

Всего к началу 1914 года из общины вышли порядка 25 процентов крестьян, которые начали вести своё собственное успешное хозяйство. Это позволило значительно увеличить производство хлеба в стране, а также создать слой деревенских частных собственников, которые были более не ограничены общиной в своей деятельности.

Столыпин на селе

Стоит отметить, что одним из аспектов аграрной реформы стало переселение крестьян в Сибирь, где в отличие от перенаселенного центра имелись огромные неосвоенные массивы плодородной земли. Сам Столыпин так говорил о необходимости заселения восточных территорий Российской империи: «Наш орёл, наследие Византии, – орёл двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но, отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращённую на восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью».

Для этого при Совете министров было создано специальное Переселенческое управление, которое занималось вопросами транспортировки огромных масс людей (три миллиона человек) на новые места. По пути их следования были созданы специальные пункты с медицинской и прочей помощью, а на местах компетентные специалисты помогали переселенцам выбрать лучшую землю для ведения хозяйства. Земли в Сибири было много, поэтому крестьянам выделялись огромные наделы – порядка 10 гектаров на мужскую душу. Переселившиеся крестьяне получали от государства на первое время

беспроцентные ссуды в размере около 150 рублей, возврат которых должен был производиться в течение десяти лет, начиная с года следующего за годом получения ссуды. Изначально переселение пошло достаточно успешно: крестьяне массово осваивали ранее никем неиспользованные земли, что сделано Сибирь и Дальний Восток стремительно развивающимися территориями. В пользу этого говорит тот факт, что за несколько лет переселенцами было освоено 3,4 миллиона десятин ранее пустовавших земель.

Тем не менее, земельные наделы передавалась крестьянам в пользование, но не в собственность. К тому же на помощь от государства можно было рассчитывать только дважды: те самые 150 рублей в первый год и 50 во второй. Но не более того. А деньги эти были, всё-таки, недостаточны для того, чтобы обзавестись крепким хозяйством. Помимо денег от государства крестьянин должен был вкладывать и свои собственные кровные средства.

Отрицательным фактором также была плохо развитая система медицинской помощи, что в условиях тяжелого климата Сибири и Дальнего Востока принесло переселенцам немало проблем со здоровьем. Также отрицательно сказывалось на крестьянских хозяйствах в Сибири практически полное отсутствие соответствующей инфраструктуры, прежде всего развитой системы путей сообщений. В итоге, порядка 500 тысяч крестьян вернулись из

Сибири обратно. Озлобленные и чувствующие себя обманутыми правительством многие из них в дальнейшем стали питательной почвой для революции.

И все эти ошибки стоит учитывать сейчас, когда Россия реализует программу «Дальневосточный гектар». Стоит отметить, что за прошедшие с момента её запуска два месяца в пользование было отдано всего лишь 64 участка общей площадью 52 гектара. При этом подано пока только 2307 заявок. Не так уж и много, с учетом того, что ранее в соцопросах о своем желании получить землю на Дальнем востоке заявляли чуть ли не четверть опрошенных. К сожалению, нынешняя ситуацию очень напоминает прошлую. Многие предлагаемые к освоению участки находятся в отдаленных районах, в которых нет никакой инфраструктуры: ни дорог, ни электричества, ни канализации, а за медицинской помощью придется добираться в соседний населенный пункт.

Государство обещает помочь и построить инфраструктуру, но пока эти обещания даются в отношении тех, кто будет объединяться в кооперативы с соседями – другими участниками программы. Получается, что одиночки будут предоставлены сами себе, и будут вынуждены подводить к своим участкам нужную инфраструктуру за свои деньги? По сути говоря, людей вновь «выбрасывают» туда, где государством заранее не создано сколь либо значимых условий не просто для ведения бизнеса и хозяйства, но и элементарного выживания. Как власти будут решать эту проблему пока непонятно, однако льготной ипотеки для строительства дома для пытающихся освоить пустую тайгу людей будет явно недостаточно.

***

Резюмируя, следует отметить, что Столыпину постоянно приходилось преодолевать сомнения и нерешительность в деле проведения реформ со стороны Николая Второго. И если в первое время царь благоволил новому премьеру в его начинаниях, то затем отношения между ними охладились. Во многом колеблющаяся по многим принципиальным вопросам позиция царя и стала причиной того, что некоторые инициативы Столыпина не получали должного развития и не были доведены до логического конца.

В современной России президент Владимир Путин также вынужден преодолевать сопротивление либеральных кругов, которые до сих пор имеют серьезное влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны. В отличие от премьера Столыпина, бывшего государственником до мозга костей, нынешний глава кабмина Дмитрий Медведев ему нечета. Посему опереться на такого человека при проведении преобразований, укрепивших бы экономический и геополитический потенциал России, вряд ли представляется возможным. А сейчас для России, которая окружена враждебными силами и нуждается в прорыве, нужен новый Столыпин.

И такие люди, подобные Петру Аркадьевичу, естественно, есть. Причем, если внимательно присмотреться, найдутся они и в окружении Путина. Талантливые государственники, стоящие на патриотических позициях. Наследники Примакова, который еще 1998 году мог бы стать новым Столыпиным, но которого интригами олигархов Ельцин убрал. Но некоторые нынешние последователи Примакова, хотя и находятся в иерархии власти, возможности их ограничены. Правительством и экономикой заправляют люди из другого лагеря – либералы, для которых Отечество — устаревшее и вредное понятие. 

Иван Прошкин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика