Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Духовные скрепы
28.03.2016 09:00

Катехизис Православия митрополита-реформатора Илариона

В недрах Синодальной библейско-богословской комиссии (ББК) Русской православной церкви полным ходом идет работа над новым катехизисом, который призван стать современным руководством по основным вероучительным и нравственным вопросам для обратившихся или желающих обратиться в православие. До недавнего времени содержание этого документа удавалось сохранять в тайне, но в феврале этого года черновой вариант просочился-таки в сеть.

И закипела бурная дискуссия… Правда, основное ее место – блоги и социальные сети, ибо сайты, связанные с Московской Патриархией, пока предпочитают хранить молчание. «Продукт соборного разума Церкви», как не раз официально именовался катехизис, тем не менее имеет на первой странице гриф «строго конфиденциально». Труд ББК должен сначала получить одобрение Священного Синода, а затем будет рассмотрен на Архиерейском Соборе. Предположительно, кто-то из архиереев или руководителей духовных семинарий, получивших копию катехизиса для ознакомления, сознательно допустил такую утечку. Что ж, благодаря им теперь у нас в самом деле есть возможность рассмотреть его соборно. В противном же случае бо́льшая часть церкви снова оказалась бы поставленной перед фактом – подобно тому, как организовывалась и согласовывалась кубинская встреча патриарха Кирилла и папы Франциска.

Решение многих важнейших, если не сказать, эпохальных церковных вопросов за закрытыми дверями в узком кругу, похоже, становится фирменным стилем элиты нашего духовенства. Но, памятуя о вечном «не судите, да не судимы будете», перейдем непосредственно к содержанию катехизиса. Надо подчеркнуть, что автор этой статьи не имеет ученой богословской степени и является, если угодно, просто интересующимся любителем в вопросах веры, а потому при оценке тех или иных изложенных в документе тезисов, я намерен ссылаться на священнослужителей, публично озвучивших свое мнение в интернете и, разумеется, на Священное Предание.

Предварительный вариант катехизиса занял 320 печатных страниц и разделен на три части (+введение). Основные разделы: «Вера и источники христианского вероучения», «Бог, мир и человек», «Церковь и ее богослужение» и «Жизнь во Христе». Список конкретных авторов не указан, но главный составитель угадывается легко.

Так, на стр. 15 катехизиса видим следующий абзац: «Существует словесное выражение Предания, будь то в письменном или устном виде, но существует также та духовная реальность, которая не поддается словесному выражению и которая хранится в опыте Церкви, передаваемом из поколения в поколение. Эта реальность есть не что иное, как богопознание, богообщение и боговидение, которые были присущи Адаму до изгнания из рая, библейским праотцам Аврааму, Исааку и Иакову, боговидцу Моисею и пророкам, а затем и «очевидцам и служителям Слова» (Лк 1:2) — апостолам и последователям Христа. Единство и непрерывность этого опыта, хранимого в Церкви вплоть до настоящего времени, составляет суть церковного Предания».

Сравним этот текст с отрывком из книги митрополита Волоколамского Илариона «Православие. Том 1»: «Таким образом, существует словесное выражение Предания, будь то в письменном или устном виде, но существует также та духовная реальность, которая не поддается словесному выражению и которая хранится в молчаливом опыте Церкви, передаваемом из поколения в поколение. Эта реальность есть не что иное, как богопознание, богообщение и боговидение, которые были присущи Адаму до изгнания из рая, библейским праотцам Аврааму, Исааку и Иакову, боговидцу Моисею и пророкам, а затем и очевидцам и служителям Слова (см.: Лк 1:2) – апостолам и последователям Христа. Единство и непрерывность этого опыта, хранимого в Церкви вплоть до настоящего времени, составляет суть церковного Предания».

Подобных прямых параллелей между работами владыки Илариона и содержанием катехизиса можно провести много. Картина станет полной, если вспомнить, что митрополит является главой рабочей группы, ответственной за создание этого документа, а также председателем ББК. Несмотря на декларируемую соборность и участие многих современных авторитетных богословов, текст во многом является личным детищем Илариона, и уж точно в него не могло просочиться ни одной не одобренной им строчки.

Авторский стиль митрополита Волоколамского своеобразен: читателю предлагается подумать над несколькими взаимоисключающими мнениями по одному вопросу, при этом сам автор не дает однозначного ответа, что же является истиной? Хорошо, когда человек получает стимул порефлексировать на духовную тему и сделать собственные выводы. Только уместно ли это в вероучительных вопросах, где на первом месте всегда стояло передаваемое столетиями Священное Предание и строгое следование церковному догмату?

Вот характерный пример диалектического подхода отца Илариона: «Отторгнув себя от Источника Жизни, человек добровольно подверг себя страданиям,болезням и смерти. «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом – смерть, – говорит апостол Павел, – так и смерть перешла во всех человеков» (Рим 5:12).

«Бог не сотворил смерти», говорится в Книге Премудрости Соломона (Прем 1:13). Согласно определению Поместного Карфагенского Собора 419 года, «если кто скажет, что Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что хотя бы не согрешил, умер бы телом... не в наказание за грех, но по необходимости естества, да будет анафема». По слову священномученика Феофила Антиохийского, Бог сотворил человека ни смертным, ни бессмертным, но способным и к тому и к другому».

Может ли новообращенный сделать для себя однозначный вывод о бессмертии Адама из данного катехизиса, который (согласно словам самого отца Илариона) призван, прежде всего, доходчиво разъяснять непростые моменты вероучения? Очевидно, нет, но в документе есть и куда более опасная двусмысленность. Владыка Иларион, по неразумению или же намеренно, цитирует так называемый «лже-второй том» богословских мыслей, приписываемый преподобному Исааку Сирину.

Неизвестный автор лже-второго тома, который впервые был опубликован в 1995 году, называет богохульным учение о вечности геенских мук, учит о спасении даже демонов, отрицает догмат Искупления, учит о сотворении Богом мира уже с грехом, исповедует ересь несторианства, превозносит различных еретиков. Как отмечают профессиональные богословы, в своих подлинных творениях преподобный Исаак, напротив, исповедует вечность геенских мучений, догмат Искупления, ссылается не на еретиков, а на святых Отцов Церкви… Примечательно, что часть лже-второго тома была переведена на русский язык в 1998 году тогда еще иеромонахом Иларионом.

«По любви Бог сотворил мир и промышляет о нем; Его непрестанная промыслительная забота охватывает все создания, и ангелов, и демонов, и человека, и животных. По словам преподобного Исаака Сирина, «среди Его действий нет ни одного, которое не было бы исполнено милости, любви и сострадания: это составляет начало и конец Его отношения к нам».

По учению преподобного Исаака Сирина, любовь Божия проявилась во всей полноте в сотворении мира и человека: «Единственная причина сотворения мира и пришествия Христа в мир, заключается в явлении преизобильной любви Божией, которая привела в бытие то и другое. Сила любви Божией по отношению к твари отражена в пришествии Христа в мир», – вот попавшие в катехизис строки из лже-Исаака Сирина, которые, очевидно, в свое время переводил сам Иларион.

Так документ открывает лазейку для ереси оригенизма (апокатастасисе – всепрощении и всеспасении Богом человечества независимо от веры и грехов отдельных людей). Заметим, что ныне апокатастасис открыто проповедуется в православных теле- и радиопередачах популярным профессором Московской духовной академии Алексеем Осиповым. И хотя в других местах катехизиса тезис о том, что «спасутся все и в любом случае» опровергается, площадка для двоемыслия уже создана.

Еще одна неоднозначность в трактовке святых отцов в катехизисе касается отрицания гнева Божьего по отношению к грешникам и даже отрицания Искупления Христова собственно как искупительной жертвы, принесенной за человечество Святой Троице.

«Крестная жертва Спасителя была нужна не Богу Отцу, но людям, и она была следствием любви, а не гнева Бога Отца. Об этом говорит святитель Иоанн Златоуст: «Для чего Бог не пощадил и Единородного Сына Своего, но предал Его? Для того, чтобы примирить с Собою людей, находившихся с Ним во вражде, и сделать их народом избранным (Тит 2:14).

Не Бог находился во вражде с человеком, но человек враждовал против Бога. Поэтому жертва Сына Божия была жертвой примирения, но благодаря этой жертве примирился опять же не Бог с человеком, а человек с Богом. Иоанн Златоуст, свт. О священстве. 2.1».

Православный блогер Александр Цветков в «Живом журнале» отмечает, что в других своих проповедях тот же Иоанн Златоуст прямо указывает на то, что вражда Бога и человека обоюдна и что гнев Бога за отвращение от него приводит к мукам вечным. 

«Выражение катехизиса «примирился опять же не Бог с человеком, а человек с Богом» цитату св. Иоанна Златоуста: «Бог гневался на нас, мы отвращались от Бога», по сути, урезает до «мы отвращались от Бога». Таким образом, косвенно отрицая этим Бога гневающегося, Бога как Судью. Вражда человека с Богом понятна, а что такое вражда Бога с человеком? Это и есть суд Божий. Бог ненавидит грех, таким образом его суд – также вражда Бога против греха, а так как человек не только облекся в грех, но и любит делать грех, то поэтому – это вражда Бога с грешником. Опасения к сожалению подтверждаются, «осиповщина», увы, проникла и в текст катехизиса», – объясняет Цветков.

Иные спорные моменты в документе излагаются таким же образом. Напрямую уличить его авторов в ереси будет непросто, но задачу по размыванию рамок догматов веры коллектив во главе с владыкой Иларионом выполнил на «отлично». Справедливости ради, есть в катехизисе очень важные и нужные современные тезисы – в частности, осуждение церковью абортов как тяжкого греха. Но общий пространный, чуть ли не полемичный тон изложения с приведением различных мнений святых отцов и порой попытками искусственно изобразить их противоречия не позволяет отделаться от мысли, что перед нами плод типичного модернистского богословия. И не понятно, зачем заменять им «Пространный христианский катихизис Православной Кафолической Восточной церкви», составленный одним из ярчайших богословов XIX века святителем Филаретом (Дроздовым) в 1823 году. Можно было по крайней мере использовать его формат (вопрос-ответ) и основное содержание как базис… но это, думается, противоречит амбициям главного автора нового проекта.

Добавим, что одним из приложений к катехизису является документ «Основные принципы отношения РПЦ к инославию», который фиксирует явный разворот наших первоиерархов в сторону «ереси ересей» – экуменизма. Вкупе со «встречей тысячелетия» патриарха и папы и спешной подготовкой к намеченному на лето этого года Всеправославному Собору (многие документы к которому также вызывают у православных опасение) принятие современного катехизиса выглядит как еще одна попытка расшатать фундамент Церкви, основой которого всегда были следование канонам, догматам и древней традиции. Вердикт этой предполагаемой версии катехизиса, гуляющей в сети, очень точно, как нам кажется, вынес известный священник Георгий Максимов: «Лучше всего этому катехизису оставаться «строго конфиденциальным». Навсегда».

Иван Ваганов

Фото: ТАСС

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика