Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Евразия
03.12.2015 09:48

Казахские герои всегда идут в обход

Вопросы торговли в геополитическом разрезе всегда были предметом спекуляций и споров. В нынешней обстановке глобальной турбулентности всевозможные торговые тропы, претендующие на звание второго, третьего или десятого Шелкового пути, представляют особый интерес для транзитных государств – соседей России.

На этот раз поправить свои валютные дела после очередной девальвации тенге решил Казахстан. С согласия президента страны Нурсултана Назарбаева транспортный альянс «КТЖ экспресс» (предприятие, входящее в «Казахстанскую железную дорогу») заключило соглашение с азербайджанскими, грузинскими и китайскими коллегами по скоростной доставке грузов из Китая в Европу в обход России.

Известно, что через территорию Казахстана в будущем году планируется транспортировать в направлении Северной и Восточной Европы (и отдельно Украины) первые несколько тысяч контейнеров из КНР.

Неприятным известием для Москвы стал как сам этот факт, так и то, что в сколоченном консорциуме в качестве ассоциированного члена будет представлена Турция, обещавшая Кремлю «план Б» после его реакции на инцидент с Су-24. Это, в свою очередь, ставит под удар исполнение антитурецких санкций, о которых с присущей важностью говорят отечественные правящие круги.

Оказалось, что договор о Транскаспийском транспортном маршруте Китай – Турция – Европа был подписан в Стамбуле аж 28 ноября, однако после ухудшения российско-турецких отношений политкорректный директорат китайской компании Mishgeng Logistics попросил партнеров из азербайджанского «Каспийского морского пароходства», грузинской Trans Caucasus Terminals и азиатов не афишировать новый антироссийский альянс.

Первым не выдержал Казахстан, где в понедельник сообщили о телефонных переговорах Назарбаева с турецким президентом Реджепом Эрдоганом. Помимо предложения об оказании посреднических услуг после ситуации со сбитым российским бомбардировщиком, стороны обсудили и «ряд актуальных региональных проектов», среди которых был назван и «Шелковый путь-2».

Возможно, подобная откровенность связана еще и с тем, что Казахстан получил от международного сообщества твердые гарантии торгово-экономической протекции в случае жесткой реакции России.

Отмечу, что 30 ноября Казахстан стал полноправным 162-м членом Всемирной торговой организации (ВТО). Двадцатилетняя переговорная эпопея, по драматизму близкая к российской, после введения против России санкций заметно ускорилась.

В прошлом году западные партнеры Казахстана с лихвой использовали нашу экономическую изоляцию и де-факто лишили нас возможности знать точные условия вступления центральноазиатской республики в организацию. Позднее от инсайдеров Москва узнала, что ВТО предложил Казахстану тарифную ставку по заметно более низким показателям, чем для других участников Евразийского экономического союза. В России и Белоруссии она выше 10%, а для Казахстана составит около 6,5%. Здесь было заложено ключевое таможенно-тарифное противоречие между нашими странами, которым кроме европейцев воспользовались еще и китайцы.

Несмотря на союзнические отношения, для российских властей никогда не было секретом, что китайские партнеры уже более десяти лет вынашивают грандиозный план строительства железной дороги под проливом Босфор. Ключевой точкой для скоростной магистрали, оставляющей Россию за бортом нового межрегионального маршрута, стал стамбульский железнодорожный тоннель Мармарай, изначально предназначавшийся только для внутренних нужд самой Турции – для обеспечения непрерывного пассажиропотока в 14-миллионной столице государства.

Все изменилось в 2013 году, когда сугубо транспортным проектом заинтересовались китайские внешнеторговые инвесторы и после недолгих дум вложили в него 35 миллиардов долларов.

Стратеги-китайцы поняли, что начальная точка Мармарая – город Эдирне на границе с Болгарией и Грецией, и конечная цель маршрута – город Карс, фантастически удачно укладываются в планы Пекина протянуть «Шелковый путь» через свою территорию и дальше через Грузию, Азербайджан, пересечь Каспий и выйти на наших друзей в Казахстане, Киргизии, Узбекистане и Туркмении.

Действуя в своих национальных интересах, Китай играет на руку, прежде всего, антироссийским силам в Азии, делая нашу страну непривлекательной с точки зрения логистики. Так, железнодорожная ветка из самых восточных провинций Китая в Испанию и Великобританию способна довести до ума крупнейший на постсоветском пространстве газотранспортный проект «Баку – Тбилиси – Джейхан», с поправкой на будущий дорожный крест в городе Карс. Обслуживать следующие в ЕС грузы при морской перевозке смогут либо туркменский порт Туркменбаши, либо казахский Актау.    

Беспошлинная торговля в Евразии создает перспективу возникновения крупного окна для реэкспорта товаров из дальнего зарубежья. У Назарбаева было много времени сделать выбор. Например, увязать строительство с вроде бы техническим вопросом о стандарте железнодорожного полотна – китайской «узкоколейки» или российской «шпальной» системы.

В этой связи еще в 2014 году он мог сказать Китаю что-то вроде: «Платон мне друг, но истина дороже» – учитывая, что Россия и так перенаправляет через старый Турксиб часть своего европейского экспорта. Но торгашеский опыт Лукашенко и восточный менталитет сделали свое дело на радость региональных конкурентов России в лице той же Турции или Китая. Последний с учетом своих беспрецедентных финансовых вливаний в Среднюю Азию будет дожимать правительства постсоветских республик по вопросу транспортного коридора.

Но если поведение Китая еще можно объяснить стремлением доминировать в многополярной системе международных отношений и решать проблемы перепроизводства, то мотивация Казахстана выглядит куда более маргинальнее.

Если в России после 1991 года появились, пусть и со скрипом, своя политическая система, новое право, основы новой экономики, то в суверенном Казахстане сохранилась старая советская архаика, которая была лишь слегка перекрашена и стала основой для местной кланово-олигархической системы, близкой к Назарбаеву. Руководствуясь изжившим себя политическим мышлением, Астана позволяет себе подобное раздвоение, попутно поглядывая на действия Минска в аналогичных обстоятельствах. Не стоит сомневаться, что эта недальновидность доведет страну до своего майдана или дворцового переворота против стареющего президента. Последствия от этого затем будут мучить как Казахстан, так и импортозамещающую Россию.

Сильнее всего может пострадать российское автомобилестроение и производство сельскохозяйственной техники, которые уже сейчас с трудом выдерживают увеличение импортного демпинга. Теперь, после официального вступления Казахстана в ВТО фактически открытая граница между нами и казахами неизбежно породит еще больший соблазн воспользоваться схемами серого импорта и обойти стандартные пошлины для ввозимых через республику в Россию товаров из третьих стран.

В этом случае Россия, конечно, найдет, как реагировать. Например, можно понизить внутренние пошлины до уровня казахских и так же, как сегодня Астана, не принимать возражений: мол, мы союзники и действуем в рамках унификации торгового законодательства. Монопольно-олигархические экономики России и Казахстана структурно похожи, а выпуск у нас куда большей номенклатуры товаров и их реэкспорт в Среднюю Азию заставит правительство Назарбаева принимать не самые популярные решения.

Иначе давить на союзника по ЕАЭС мы не можем. Попробуем политические инструменты  – получим разговоры об «имперских амбициях» и активизацию сырьевых проектов Казахстана с нашими конкурентами в регионе. Так что, кроме экономики, остается в дипломатическом духе демократии призывать азиатских партнеров к совести.  Почем нынче на Востоке продается совесть, хорошо известно.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"