Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Евразия
06.07.2016 17:10

Волнения в Абхазии: новая революция или антикризисный шанс?

Вчерашние беспорядки в Абхазии показали, что страна погружается в политический кризис, вернее, выходит на его новую фазу. Последние десять лет политическая нестабильность в виде досрочных выборов или изгнания президентов стала в республике нормой.

Поводом для очередного противостояния власти и оппозиции стали противоречия о дате референдума, на котором абхазы должны решить судьбу досрочных выборов президента страны и фактически поддержать либо действующую власть, либо оппозиционные силы. Последние, решив подкрепить свои аргументы силой, вчера провели в Сухуме внеочередной съезд сторонников крупнейшей оппозиционной партии «Амцахара».

Мероприятие закончилось принятием резолюции, где отмечено, что «назначенный на 10 июля 2016 года референдум практически сорван руководством страны» из-за невозможности свободного волеизъявления граждан. Требовать переноса плебисцита оппозиция решила после захвата здания МВД республики. Решение было принято после того, как президент Рауль Хаджимба якобы проигнорировал все требования «Амцахары» и тем самым попытался выключить ее из избирательного процесса. Несмотря на снесенные у здания МВД ворота, к вечеру вторника дальнейшей эскалации конфликта удалось избежать.

Стоит заметить, что обстановка в частично признанной республике обострилась не вчера, а еще осенью прошлого года, когда блок оппозиционных сил, опираясь на бизнес-элиты, стал усиливать давление на власть. Претензии выдвигались самые разные, от нецелевого расходования российской помощи, неэффективной экономической политики до неспособности президента к политическому компромиссу ради интересов государства.

Поводом для вчерашних беспорядков стали обвинения в адрес ближайшего соратника Хаджимбы - главы МВД Леонида Дзапшбы, который, по версии «Амцахары», был не в состоянии справиться с коррупцией. Недовольство вызвал факт, что затраты на МВД неизменно растут, увеличивается количество офицерских кадров, но преступность на убыль не идет.  К этому добавились подозрения, что влиятельный силовик занимался не непосредственной работой, а срывом референдума.

Что еще может произойти до начала голосования, предсказать сложно, но спокойствия точно не предвидится. Очевидно, что переговоры властей и оппозиции будут идти с переменным успехом вплоть до субботнего «дня тишины». Причем после событий 5 июля лишившийся поддержки одного из силовиков президент находится в более уязвимой позиции.  Понимая это, сам Хаджимба сообщил сторонникам, что выполнил три из семи условий оппозиции. Помимо состоявшейся отставки главы МВД, он предоставил ей телеэфир на государственном канале и разрешил гражданам голосовать по просроченным паспортам.

В то же время властями не выполнены ключевые требования «Амцахары» – санкция на голосование по открепительным удостоверениям и создание избирательных участков на территории России. На реализацию этих условий Хаджимба вряд ли пойдет. Абхазский лидер понимает, что нынешняя активизация оппозиции связана с получением финансирования из-за рубежа, а именно – от находящихся в Москве представителей абхазской диаспоры, поддерживающих «Амцахару». 

Опасения Хаджимбы об условно «российском следе» не напрасны. На прошлых президентских выборах в 2011 году «Амцахара» агитировала в пользу Александра Анкваба, который в ответ закрыл глаза на незаконные операции с финансовыми ресурсами Абхазии, включая помощь из России. После переворота, организованного сторонниками Хаджимбы в мае 2014 года, нелегальные бизнес-контакты были пресечены, из-за чего часть диаспоры лишилась возможности отмывать деньги и с тех пор выжидала момент для реванша. Пикантность нынешней ситуации обусловлена тем, что оппозиция использует тот же самый сценарий двухлетней давности, с помощью которого тогдашнему оппозиционеру Хаджимбе удалось встать во главе республики. 

Впрочем, изменения в сценарии очередной революции были. Так, вместо параллельных органов власти оппозиция потребовала референдума о досрочных выборах президента, видимо, надеясь использовать долгое несогласие Хаджимбы как повод для его силового смещения. Однако он фактически пошел ва-банк, ускорив подготовку к плебисциту.

Возможно, что воскресное голосование поможет Хаджимбе укрепить позиции. Назначение референдума в разгар курортного сезона, когда многие жители заняты организацией досуга для немногочисленных туристов, может способствовать меньшей явке, чем рассчитывала оппозиция. Противники президента, предвидя неблагоприятный для себя исход, сейчас стараются расшатать ситуацию. В случае успеха Хаджимба получит поддержку для проведения непопулярных реформ, в том числе, по вопросу продажи земли россиянам и судебной реформе, которая законодательно прикроет все возможности для воровства российской помощи.

С другой стороны, отсутствуют гарантии того, что Хаджимба сумеет воспользоваться ситуацией и развернуть ее в свою сторону. Во-первых, не оправдались его ожидания на поддержку Москвы. В случае ее деятельного вмешательства оппозиции вряд ли удалось бы быстро собрать 20 тысяч подписей под инициативой о референдуме и, тем более, зарегистрировать их в центризбиркоме. Во-вторых, о непредсказуемом  результате голосования свидетельствует неуверенность команды президента. Еще в марте его администрация продавила на сходе положение, по которому июльский референдум носит рекомендательный характер, а значит, вряд ли поможет существенным образом разрядить обстановку в республике.

На этом фоне активизируются радикальные политики вроде экс-министра МВД, лидера организации «Наш дом – Абхазия»  Рауля Лолуа. На вчерашнем съезде оппозиции он открыто критиковал межгосударственный договор между Москвой и Сухумом от 2014 года и нашел немало сторонников. Вслед за Лолуа часть оппозиционеров говорит об использовании Россией Абхазии как инструмента давления на Грузию и выражает недовольство появлением единых вооруженных сил, которое якобы закрепляет российское военное присутствие на Южном Кавказе и не предусматривает модернизацию собственно абхазских вооруженных сил.

Интересы Москвы уже давно не отражены в стране так, как этого хотели бы в Кремле. Полноценному восстановлению Абхазии с учетом российских интересов препятствует клановость, которая полностью пронизывает местное общество. Любое решение, принимаемое в пользу одного клана, ведут к противодействию со стороны другой группы. В политике это также выражается этноцентрическим типом государства, что закрывает дорогу во власть любым абхазам-«варягам», не вовлеченным в местные коррупционные и схемы или семейственность. В экономике это торпедирование инвестиций из России, начиная от махинаций с одним из немногих прибыльных активов – недвижимостью, которую власти под разными предлогами не желают продавать иностранцам в целом и россиянам в частности.

Сама российская политика в регионе также провоцирует кризис, поскольку опирается на устаревшие представления о том, что милитаризованная буферная территория, которая почти полностью существует на дотации из российского бюджета, не имеет другого пути, кроме как подчиняться интересам Москвы. При этом эту линию зачастую реализуют люди, не знакомые с социально-политическими особенностями жизни абхазского общества. Как результат – за последние шесть лет власть в республике сменялась трижды, причем молниеносно и непродуктивно. Такими темпами России при всей заинтересованности никогда не удастся сделать из Абхазии партнера, а не иждивенца.

Эйфория, царившая в стране после ее признания Россией, с каждым новым кризисом проходит. Уставшие от бесконечной социально-экономической разрухи и своекорыстного противоборства враждующих кланов, абхазы разочаровываются в политике Москвы. Вероятно, простые люди уже сами не знают, чего хотят. Вернее, желают того, чего не могут получить по разным причинам – геополитического, военно-стратегического, экономического и ментального характера.

Ситуация в Абхазии – это закономерное кризисное продолжение годами неразрешенных проблем, решения которым местные политики найти не могут, а Москва – не желает. Как и два года назад, Россия попытается урегулировать кризис мирным путем. Можно ожидать, что после оглашения итогов референдума в Сухум вылетит куратор «абхазского направления» администрации президента России Владислав Сурков. Среди его задач будет найти точки соприкосновения между Хаджимбой и оппозицией, добиться взаимных уступок, чтобы не допустить дестабилизации после голосования. Иначе из замкнутого круга не выйти: проигравшие элиты вновь начнут борьбу против победителей.

В этой связи для России наилучшим выходом из положения было бы признание любых итогов референдума, а затем более плотное взаимодействие с новой-старой элитой Абхазии, которая так или иначе вынуждена ориентироваться на Москву.

В противном случае, то есть без должного финансового контроля за российской помощью, без обязательной к выполнению местными политиками «дорожной карты» по нормализации положения, обстановка в частично признанной республике очень скоро опять выйдет из-под контроля. Как и два года назад, сегодня это понимают все стороны конфликта, но ни одна из них не намерена жертвовать своими амбициями ни в угоду Москве, ни ради становления зрелой абхазской государственности.

Их не пугает даже вероятность, что хаосом в Абхазии может воспользоваться Грузия и, как минимум, восстановить контроль над Галльским районом республики, где компактно проживают мингрелы.  В Тбилиси также внимательно следят за развитием ситуации, и некоторые «горячие головы» в преддверии осенних парламентских выборов вполне могут предложить «дружественный блицкриг» для Абхазии, раз уж там который год не в состоянии построить свою государственность, а усилия Москвы в этом вопросе выглядят еще менее убедительными.

 

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика