Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Европа
27.05.2016 10:35

Елена Пономарёва: России надо активизировать «мягкую силу» для влияния на Балканах

Эксперт по политическим процессам в Сербии и Черногории рассказала «Колоколу России», что заставляет наших извечных союзников двигаться в сторону Запада.

Осколки Союзной Республики Югославия, населенные братским по отношению к русскому сербским народом, не перестает лихорадить – при активном участии наших «западных партнеров». Обозреватель «Колокола России» в беседе с доктором политических наук Еленой Пономарёвой выяснял, как Балканы докатились до гей-парадов в Белграде и вступления Черногории в НАТО, а также поинтересовался, как Россия может повлиять на происходящее.

«Колокол России»: Вы часто бываете в Восточной Европе и можете изнутри рассказать о том, что творится в политическом руководстве Сербии. Сейчас там доминирует Сербская прогрессивная партия, в свое время отколовшаяся от патриотической Сербской радикальной партии. И хотя от руководства этой страны порой звучат комплименты в адрес России, мы прекрасно видим, что оно взяло курс на евроинтеграцию…

Елена Пономарёва: Тут нужна небольшая вводная часть. Выборы во всех европейских странах и в Америке – в так называемых «развитых демократиях» – давно утратили свой первоначальный смысл как выражение воли большинства населения. Сегодня итоги любых выборов – скорее, результат политических технологий, которые используют те или иные их участники выборов, и зависят эти результаты от тех средств, вложенных в политическую кампанию. Есть интересное высказывание канадского журналиста Ричарда Нидема, которое очень точно характеризует современную Сербию, при всем моем хорошем отношении к сербскому народу: «Власть – это наркотик, без которого политики не могут жить и который они покупают у избирателей за деньги самих же избирателей».

Анализируя происходящее сегодня в политическом руководстве Сербии, надо отметить два основных момента. Первый – власть для премьер-министра Александра Вучича и его команды – именно такой наркотик, который они покупают за деньги сербского народа. Второй момент – Вучич, сотоварищи и президент Сербии Томислав Николич, пусть последний периодически и отпускает комплименты России, тесным образом связаны с западными странами и являются ведомыми из Вашингтона и Брюсселя.

Это явно просматривается по их публичной риторике и при знании некоторых закулисных историй. Ни Николич, ни Вучич не скрывают своей преданности Западу. В самой европейской интеграции, на первый взгляд, вроде бы нет ничего плохого, но дело в том, что ни одна страна из так называемой «новой европейской семьи» не стала членом ЕС без прохождения через горнило НАТО.

Александр Вучич часто встречается с госсекретарем США Джоном Керри

То есть сначала нужно очень низко поклониться, чтобы тебя приняли в НАТО. А потом, может быть, тебя примут в ЕС, хотя это еще не значит, что ты сразу попадешь в шенгенскую зону, которая дает право свободного передвижения рабочей силы, товаров, услуг и т.д. Получается, что заявляя о векторе европейской интеграции Вучич как бы пытается заигрывать с определенной частью населения, которая хочет более открытых контактов с Европой, чтобы уехать туда учиться и работать. И речь тут идет, прежде всего, о недоученных студентах и неквалифицированной рабочей силе, потому что основная масса качественных специалистов – профессиональных врачей, инженеров, строителей – уже давно уехала из Сербии. Получается, что ради работы самого низкого уровня в ЕС сербам придется сначала выполнить все условия агрессивного военного блока НАТО.

КР: А что насчет непубличной части биографии этих политиков?

Е.П.: Мы хорошо знаем, что основными советниками в президентской кампании Николича и консультантами Прогрессивной партии Сербии являются те же самые люди с Запада. В случае с Николичем одним из таких советников-стратегов был бывший посол США в Сербии.

Вучич ездит в американское посольство чаще, чем на встречи с избирателями. Но при этом не забывает привлекать на свою сторону народ, положительно отзываясь о своем историческом союзнике – то есть о нашей стране. Действительно, недавно власти Сербии заявили, что никогда не присоединятся к санкциям против России. Казалось бы, не стоит ставить за это огромный плюс – ведь Сербия все равно не состоит в ЕС. Но, с другой стороны, начинаешь уважать сербов за этот поступок на фоне позиции Черногории, которая присоединилась к санкциям одной из первых, а затем вступила в НАТО.  

КР: Значит, руководство Сербии готовится повторить путь своих соседей?

Е.П.: Для меня это очевидно. Несколько лет назад меня пригласили в посольство Голландии для одного интересного разговора. Я удивилась не столько самому приглашению, сколько теме, которую предлагалось обсудить – позицию России по вступлении Сербии в военный альянс США. Оказывается, Голландия является одной из стран, которая собирает информацию для американцев по всему миру, а также отвечает за евроатлантическую дипломатию.

Так вот, первый вопрос, который мне задали – почему Россия резко против вступления Сербии в НАТО. Я им долго рассказывала про исторические и геополитические связи России с балканским регионом. Пусть проект «Газпрома» «Южный поток» пока заморожен, но это вовсе не значит, что Сербия перестала восприниматься Россией как союзник. Голландская сторона тогда мне сообщила: по конституции Сербии для вступления в НАТО не надо проводить референдум. На что я заметила: разумеется, если бы провели референдум, конечно, мнение народа было бы совсем другое.

То есть Запад все делает так, как ему выгодно. Там, где за НАТО явно будет большинство граждан – в тех странах проводят референдумы. А Черногории, к примеру, в итоге все отдали на откуп парламента, по той же схеме наверняка будут действовать и в Сербии. А если в парламенте этих стран сейчас заседают партии, которые финансируются через западные фонды, лидеры которых имеют тесные связи с западными политиками, да и сами пришли к власти благодаря мощной поддержке Госдепа и брюссельских эмиссаров, то они, разумеется, будут отрабатывать свой хлеб.

Кстати, эволюция сербского премьер-министра заслуживает отдельного разговора. Будучи молодым и дельным парнем, Вучич отстаивал интересы Сербской радикальной партии, был одним из ярких учеников ее лидера Воислава Шешеля. Но затем, после немалых спонсорских вливаний, он предал и свою партию, и своего учителя. В результате его действий СРП раскололась, теперь он готовится предать всю страну. Поэтому я не вижу какого-то света в конце туннеля для Сербии, если у власти останется нынешнее политическое руководство.

КР: Каким же образом на выборах побеждает прозападная партия, если в сербском обществе до сих пор сильны антинатовские настроения и евроскептицизм?

Е.П.: Да, по официальным социологическим опросам, в Сербии сейчас всего около 40% населения выступают за европейскую интеграцию, за НАТО – этот показатель в разы ниже. Кстати, это и тревожный сигнал – в стране уже есть определенная прослойка, поддерживающая вступление в НАТО несмотря на бомбардировки 1999 года, несмотря на уничтожение суверенитета и экономики, полный развал Югославии усилиями альянса.

Почему так происходит? Во-первых, все сербские СМИ, весь инструментарий так называемой «мягкой силы» находится в руках евролибералов, которые старательно отрабатывают эту линию. Если вам каждый день будут говорить о том, что Европейский союз – единственный путь в светлое будущее для Сербии, естественно, вы в какой-то момент усомнитесь, что имеются иные варианты.

Более того, сербам постоянно твердят из газет и телевизора, что Россия – отсталая страна, которую надо оставить в прошлом, что русские – варвары, а вам пора присоединяться к цивилизованным народам. И неважно, что эти «цивилизованные народы» вовсю празднуют гей-парады, что там уже в телевизионных шоу показывают, как люди едят собственное мясо, что мигранты с Ближнего Востока чувствуют себя хозяевами в Германии и других странах ЕС – это все не имеет никакого значения. Главное твердить, что именно там – высокая цивилизация. И в конце концов люди с узким кругозором, родившиеся в эпоху глобализации, попадают на эту удочку.

Гей-парады в Белграде охраняют тысячи полицейских и военных, вертолеты и бронетехника

Тут действует принцип «спирали молчания»: когда все вокруг вроде бы говорят о чем-то позитивном, а ты боишься возразить. Тебе кажется, что ты не можешь быть прав, что большинству виднее. И получается, что все больше и больше сербов поворачиваются в сторону ЕС.

Мне, кстати, ситуация в современной Сербии очень напоминает предмайданную Украину, где последовательно происходила возгонка общественного мнения к ЕС как к уникальному, идеальному, лучшему миру, призванному открыть перед украинцами двери в рай. И украинский майдан, казалось бы, должен стать примером того, как делать не надо, а получается, что люди толком не задумываются на этот счет – грамотной аналитики происходящего сейчас на Украине в Европе просто нет, и это делается умышленно.

Кроме того, победу евролибералам из Прогрессивной партии обеспечила их организованность. Сербские патриотические партии и движения, увы, ненавидят друг друга больше, чем своего самого злейшего врага, они не могут договориться даже для проведения совместного митинга. В отличие от всех патриотических, националистических партий прогрессисты очень системно работают, их электорат стабильно приходит на выборы и дает результат. А уж когда их большинство оказывается в парламенте, можно и правительство свое формировать, и диктовать всей стране свою волю.

КР: А что делает Россия для усиления своего влияния в Сербии?

Е.П.: Россия, как мне кажется, уделяет мало внимания работе с общественным мнением сербов. Хотя тут не нужны большие затраты – в Сербии достаточно возможностей за небольшие деньги проводить агитацию, рассказывать об альтернативной точке зрения на мир, там очень много русофильских интернет-ресурсов, но массовый медийный контент захвачен евролибералами.

«РТР-Планета» – один из немногих наших каналов, который свободно ловится в Сербии. С моей точки зрения, лучше бы вообще не было такого непродуманного российского вещания. Хотя сербы в массе своей – люди политизированные, они открыты для новой информации, готовы к альтернативному взгляду на ситуацию в мире, но Россия для них ее не раскрывает.

Еще один важный момент – образование в Сербии также находится под полным контролем западных стран. Буквально 20 лет назад каждый серб знал русский язык или по крайней мере мог на нем объясниться и понять собеседника, но сегодня в приоритете у них – английский, а русский уже понимают с трудом. Естественно, сербы выходят из орбиты русской культуры, хотя потребность в ее знании у них была всегда. Значит, работаем мы здесь не очень хорошо.

Интересно, что перед любыми крупными выборами из Сербии в Россию приезжают представители различных партий, просят денег на свои кампании под разными предлогами. Деньги мы им даем стабильно, но почему-то не высказываем своих пожеланий. В результате нас покидают даже ярые союзники. И это, конечно, большая проблема. Могу сказать, что при всей русофилии, которой сербы всегда гордились, они сейчас являются слабым звеном в цепи наших геополитических союзников.

КР: А что можно сказать по поводу ситуации в Черногории, где местная правящая верхушка силком затащила страну в НАТО, сейчас практически каждый день в Подгорице проходят многочисленные оппозиционные митинги… 

Е.П.: В Черногории история с политическим руководством еще сложнее, чем с сербским. Премьер-министр Мило Джуканович – один из старожилов среди руководителей стран Восточной Европы – бывший коммунист, затем перешедший в социалистическую партию, а позже в Демократическую партию социалистов, которую можно условно охарактеризовать как «хватай всех, лишь бы выиграть выборы». На нем висит огромный компромат, так что ему ничего не остается, как бороться за выживание. И этот компромат, конечно же, постоянно используется его западными кураторами.

Несколько лет назад спецслужбы США предъявили Джукановичу ультиматум. Мило поинтересовался у них, разрешат ли ему остаться у власти. Ему ответили – да, ты можешь даже стать президентом, но только если выполнишь несколько условий: Черногория должна вступить в НАТО, минимизировать влияние России и выбрать в качестве вектора развития европейские ценности. То есть отказаться от традиционной семьи, откатить православие на свалку истории, разрешить гей-браки и т.д. Если бы Джуканович не согласился, его наверняка бы ждал суд. Известно, что он занимался нелегальным сигаретным, автомобильным бизнесом, регулировал наркотрафик на Балканах, участвовал в политическом заговоре по разрушению Югославии и т.д.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что политическое руководство Черногории предприняло такую радикализацию по отношению к России и пошло на сближение с НАТО. То, что общество этого не приемлет – тоже понятно. Но в современном мире, к сожалению, недостаточно одной только общественной инициативы, чтобы сменить вектор политического режима. Это хорошо видно на примере стран, которые стали жертвами «арабской весны» – если бы не было внешней поддержки политических возмущений населения, ни в Египте, ни в Ливии, ни в Сирии достичь желаемых результатов Западу бы не удалось.

КР: Снова возникает вопрос, что делать России в таком случае? Копировать технологию «оранжевых революций»?

Е.П.: Необязательно все слепо копировать и повторять за своими оппонентами. Но не надо забывать, что у нас есть возможность поддержки общественного мнения на Балканах, наши политики могли бы более жестко высказываться по поводу протестов в той же Черногории. Надо прямо сказать: «мы осуждаем черногорское руководство и не можем рассматривать вступление в НАТО как дружественный шаг по отношению к нам». Такие заявления политического руководства России точно возымели бы определенный эффект. У нас же, напротив, можно было услышать официальные комментарии вроде: «Это суверенный выбор черногорского народа!» Но это неправда – речь идет лишь о личном выборе небольшой прослойки прозападных политиков Черногории.

Народные митинги против вступления в НАТО продолжаются в Черногории по сей день

Можно заниматься и соответствующей лоббистской деятельностью, что постоянно эффективно используют наши западные оппоненты. Снова вспомним украинский майдан – кого там только не было из известных западных политиков. К примеру, вице-премьер России Дмитрий Рогозин мог бы написать пару сообщений в своем Твиттере в поддержку антинатовских митингов – и это сразу бы пошло в народ. Да и российские общественные организации патриотического толка могут включиться в эту борьбу.

Буквально несколько месяцев назад, в разгар противостояния оппозиции и власти в Черногории состоялся телемост с Россией, в которым принимал участие вице-спикер Госдумы Сергей Железняк, другие депутаты, эксперты, в том силе – ваша покорная слуга. А по другую сторону была черногорская оппозиция. Они открыто говорили: нам нужна более явная поддержка России, чтобы события в нашей стране широко освещались по российским телеканалам, чтобы мы и финансово им помогали – ведь это давно не является запретным плодом для наших «западных партнеров». Но в итоге все ограничились некой парламентской, общественной дискуссией. Если бы мы более четко и явно поддержали оппозицию, возможно, сейчас не только не было бы вступления Черногории в НАТО, но уже случились бы досрочные выбора президента и смена правительства.

Мы видим, что без России ни один серьезный геополитический вопрос – будь то Балканы или Ближний Восток – решиться не может. А если в итоге все решается не в нашу пользу, значит, мы плохо работаем. Да, коридор возможностей у нас не такой большой, как у СССР, но тем не менее, экономические, политические и военные рычаги для влияния на обстановку у России остаются. И не будем забывать об огромном авторитете в мире нашего президента, к его словам готовы прислушаться многие в Европе и Азии.

Беседу вел Иван Ваганов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика