Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Геополитика
06.04.2015 10:00

Иран – дело тонкое

Ведущие российские востоковеды поразмышляли о судьбах Ирана в свете лозаннских договорённостей

Иран и «шестёрка» посредников через 12 лет взаимных обвинений и показательных демонстраций недоговороспособности сумели, наконец, договориться. Мнения экспертов, внимательно следивших все эти годы за развитием иранского ядерного кризиса, существенно разделились. Одни считают это победой для всех участников переговоров и спешат поздравить Тегеран со скорой отменой санкций. Другие заявляют, что достигнутое взаимопонимание – не более чем самопиар для внутренней аудитории в Иране и в США. Корреспондент «Колокола России» встретился с ведущими экспертами в сфере востоковедения и выслушал их прогнозы касательно иранского ядерного кризиса.

Встреча прошла в рамках круглого стола «Иранская ядерная программа: итоги переговоров в Лозанне», который состоялся 3 апреля в Москве. В ходе мероприятия эксперты поделились своим видением достигнутых договорённостей 2 апреля в швейцарском городе Лозанна между Исламской республикой Иран и шестью странами-посредниками: США, Россией, Китаем, Францией, Германией и Великобританией. Мнения специалистов-востоковедов полярно разделились, в результате чего были даны самые разнообразные прогнозы – от самых оптимистичных до крайне негативных. «Колокол России» приводит наиболее яркие из них.

Владимир Сажин: всё будет хорошо!

По мнению старшего научного сотрудника Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимира Сажина, достигнутые договорённости – это огромный успех для всех участников переговоров. Он означает скорое и окончательное решение иранской ядерной проблемы.

«Надо признать, что санкции очень больно ударили по Ирану, по иранской экономике в целом. В результате даже верховный лидер Аятолла Хаменеи понял, что продолжение санкционной политики может привести к экономической, а впоследствии и к социальной катастрофе. Поэтому ещё в 2013 году, в год выборов президента Ирана, из нескольких кандидатов ставка была сделана на Хасана Рухани – наиболее либерального из всех и имеющего опыт работы с Западом. Перед ним изначально была поставлена миссия – снять санкции с Ирана.

В августе 2013 года он вступил в должность главы государства, а уже 24 ноября было подписано Женевское соглашение, получившее название «Совместный план действий». Уже тогда это была «дорожная карта», которая приведёт иранскую ядерную проблему к окончательному решению», – считает Владимир Сажин.

Эксперт напомнил, что за полтора года президентства Рухани переговоры принесли гораздо больше результатов, чем за предыдущие 10 лет.

«Я оцениваю эти договорённости как огромный прорыв. Это большая победа всех семи участников переговоров, а их согласие создаёт базу для того, чтобы уже к концу июня был подготовлен окончательный документ, который позволит полностью решить иранский ядерный кризис, – заявил Сажин. – Я оптимист. О подобном развитии событий я говорил ещё с 24 ноября 2013 года, когда был заключён «совместный план действий. Так что всё будет хорошо. Я уверен, что в июне мы снова убедимся в этом».  

Борис Долгов: будем ждать лета

А вот старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов оптимизм своего коллеги не разделяет. По мнению эксперта-арабиста, нынешние соглашения в любой момент может сорваться, а реального договора ещё нет, поэтому предсказать дальнейшие развитие событий сейчас очень сложно.

По словам эксперта, достигнутая договорённость – это лишь один из шагов на пути к возможному решению ядерной проблемы Ирана. Ничто не мешает сторонам в любой удобный момент сорвать ее.

«Ирану придётся пойти на значительные уступки по ядерной программе. Как сами иранцы воспримут такие намерения своего правительства – неизвестно. Этот народ очень не любит идти на уступки. Кроме того, вы почему-то забыли о позиции Израиля – это очень важный момент. Биньямин Нетаньяху (премьер-министр Израиля, – прим. «КР») пока не одобрил лозаннских соглашений, несмотря на то, что Барак Обама активно призывал его к этому. То есть Израиль до сих пор воспринимает иранскую ядерную программу, как угрозу собственной безопасности. Тель-Авив с помощью своего лобби в США уже сделал немало, чтобы сорвать это соглашение. Поэтому позиция Израиля остаётся крайне негативной в этом вопросе», – напомнил Борис Долгов.

Кроме того, эксперт затронул и ситуацию в Йемене, влияющую на ядерный договор.

«То, что происходит в Йемене – это конфликт между Ираном и арабским миром. Этот конфликт напрямую действует на международные отношения и ситуацию в регионе. В нём много противоречивых моментов, но в целом гражданская война в Йемене влияет и на отношения между Ираном и США. США поддержали вооружённое вмешательство в Йемене, Иран резко его осудил – с тех пор активная фаза конфликта продолжается, обостряясь с каждым днём, – рассказывает эксперт. – В итоге конфликт в Йемене негативно влияет и на решение ядерной проблемы Ирана. Да, Россия заинтересована в решении кризиса и уже много сделала для этого. Но окончательное решение останется за США и Израилем, хотя последний официально и не участвует в переговорах».

В отличие от США Европа заинтересована в снятии санкций с Ирана, но она находится под постоянным прессингом США, уверен Долгов. В результате Брюссель не будет действовать самостоятельно – таково реальное положение дел.

«Итог: реальных результатов и реального решения пока нет. Нам остаётся лишь выжидать до июня. К чему приведут эти договорённости – неизвестно. Но пока говорить о решении ядерной программы Ирана не приходится», – резюмировал Долгов.

Владимир Евсеев: я боюсь оптимизма…

Оптимизм, оказывается, может быть вреден, если речь идёт о решении ядерного кризиса, полагает Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований. Кроме того, он считает введённые против Исламской Республики санкции незаконными, так как Тегеран не нарушал Договора о нераспространении ядерного оружия.

«Хочу начать своё выступление с поздравления иранцев. Я очень рад, что начался процесс реального снятия с Ирана санкций. Считаю, что санкции, которые были введены против Республики Иран, являются незаконными. Уже только поэтому они должны быть сняты, – заявил эксперт. – Однако меня беспокоит вызванный этим событием оптимизм в самом Иране, который я лично наблюдал в прошлом месяце, когда был в Тегеране. Люди фактически поверили в то, что очень скоро с них снимут все санкции, и они начнут жить намного лучше. К сожалению, это не так».

По мнению Евсеева, ядерный кризис ещё далёк от окончательного решения. Основы проблем, которые возникнут или уже возникли на пути переговоров, были заложены ещё 24 ноября 2013 года, когда подписывался «совместный план действий».  

«Глава МИД РФ Сергей Лавров требовал от участников переговоров поэтапности и взаимности – только на этих принципах можно было строить какие-либо договорённости. Но я не увидел там взаимности – это был ультиматум, принятый Ираном. И вы знаете, есть и вторая проблема – там нет и поэтапности. Был только первый и последний этап, но не было никаких механизмов движения от первого к последнему», – заключил эксперт.

Владимир Евсеев считает, что и достигнутые 2 апреля договорённости не базируются на этих двух принципах, в результате чего они не могут быть доведены до конца.

Кроме того, существует очень много внешнеполитических обстоятельств, которые могут в любой момент обострить противостояние. Речь идёт о конфликте в Йемене, кроме него, существует ещё ИГИЛ, неспокойные Афганистан и Ирак. Очень велика вероятность, что администрация нового президента в 2016 году может пересмотреть соглашения с Ираном, даже если оно уже будет подписано, выражает опасения Владимир Евсеев.

«В качестве наглядной иллюстрации, хочу напомнить, что между Россией и США тоже было подписано большое количество такого рода соглашений – сегодня многие из них свёрнуты. В частности, были соглашения на уровне исполнительной власти по созданию президентских комиссий – они сейчас просто не работают. Многие нератифицированные соглашения не исполняются обеими сторонами. Поэтому откуда может появиться уверенность, что соглашения с Ираном будет жить дольше? Вашингтон в любой момент может от них отмахнуться, заодно заставив и покорную Европу снова ввести санкции», – считает эксперт.

По словам Владимира Евсеева, все обвинения Западом Ирана в разработке ядерного оружия – не более чем ширма. Во-первых, когда начался кризис, Иран находился в условиях, в которых он просто не мог вести эффективные разработки в этой области. Во-вторых, кризис возник только в 2003 году, а первые санкции Вашингтон ввёл ещё задолго до этого – Тегеран обвиняли в поддержке терроризма. Барак Обама уже заявлял, что те санкции, которые были введены до 2003 года, останутся в силе даже после решения ядерной проблемы Ирана. Таким образом, значительный пакет санкций против Тегерана снят не будет – Конгресс этого не позволит, о чём американский лидер говорит прямым текстом. В лучшем случае действия этих санкций может быть  временно приостановлено, полагает Евсеев.

«То, что было сделано 2 апреля – это, безусловно, шаг вперёд, но я не вижу в нём разрешения иранского ядерного кризиса. Дело в том, что если бы США были заинтересованы реально решить эту проблему, они бы выдвинули совершенно другие требования. Как известно, на территории Ирана находится значительное количество низкообогащённого урана – для решения кризиса самым логичным было бы сокращение этого количества. США могли бы предложить Тегерану сделать из него ядерное топливо и использовать его по назначению, после чего вывезти остатки на утилизацию в Россию. Однако ничего даже близко похожего предложено не было», – резюмирует эксперт.

Основная цель, которой добивается Вашингтон в ходе этих переговоров – затянуть процесс снятия санкций на как можно больший период. Санкции – это последняя возможность США влиять на Тегеран, считает эксперт.

«Давайте на секунду представим, что все санкции на уровне Совета Безопасности ООН с Ирана сняты. К чему это приведёт? К тому, что США и Запад не смогут заново развязать против Тегерана санкционную войну, так как Россия и Китай просто заблокируют эту инициативу. Что остаётся Вашингтону, чтобы иметь точку давления на Иран? Правильно – нужно максимально затянуть процесс снятия санкций на уровне Совета Безопасности ООН. Пока есть санкции, США имеют максимальный рычаг давления на Исламскую Республику», – в итоге заверил Евсеев.

***

После состоявшийся встречи корреспондент «Колокола России» взял у Владимира Евсеева эксклюзивный комментарий, в котором эксперт рассказал о внутреннеполитических мотивах, побудивших США и Иран пойти на видимый компромисс по ядерной проблеме.

Кроме того, в ходе мероприятия корреспондент «КР» поинтересовался у экспертов – какие интересы в переговорах Ирана и «шестёрки» преследовала Россия и верят ли они в то, что Тегеран действительно разрабатывал ядерную бомбу?

Ядерная бомба – оружие дипломатии, а не войны

«Фактов, однозначно подтверждающих разработку Ираном ядерного оружия нет. Мы можем говорить только о технологических предпосылках создания такого оружия, – заявил Владимир Евсеев. – Когда Москва ведёт переговоры с Тегераном в рамках «шестёрки» посредников, Россия не ставит перед собой задачу создания таких условий, при которых Иран никогда не сможет создать ядерное оружие. Однако для США ядерная программа всего лишь ширма. Реальная цель Вашингтона – это свержение неудобного для себя режима. Вы знаете, они это делают везде. Иногда сажают в президентское кресло марионеток, как это было сделано в Киеве, иногда идут другим путём, как сейчас в Иране».

Так или иначе, США везде пытаются навязать свои правила, уверен эксперт. Главный же интерес России в этой игре – стабильность вблизи собственных границ.

«Знаете, чем отличаются США от России? США пытаются везде создать свой дом. Под этим «домом», к сожалению, они понимают всю планету. Они хотят, чтобы им было удобно и комфортно везде, чтобы во всех точках земного шара, например, все говорили на английском языке. Но то, что удобно им, неудобно другим странам, и это приводит к конфликтам.

Россия же никогда не ставит перед собой задач сменить систему, а хочет лишь, чтобы на близлежащих территориях соблюдалась стабильность. Для Москвы важно, чтобы по Ирану не наносились ракетно-бомбовые удары. А ведь было время, когда события могли повернуться именно в таком ключе. Во времена правления Джорджа Буша Младшего американские политики всерьёз обсуждали возможность военной операции против Ирана. Но для США вопрос стабильности в Иране неактуален ввиду огромной географической удалённости, а вот для России он жизненно важен, потому что всякая нестабильность вблизи наших государственных границ равно или поздно войдёт и в наш дом», – подчеркнул Евсеев.  

«Не думаю, что Иран целенаправленно изготавливал бомбу. Скорее, Тегеран планировал запустить ядерную программу и создать условия, при которых в будущем в максимально короткий промежуток времени можно было бы создать ядерное оружие на случай, если оно потребуется. Причём, подчёркиваю, исключительно в интересах защиты. Напомню, что с 1945 года ядерное оружие не применялось нигде, так как его использование в военных целях в современном мире неактуально – оно давно стало оружием политическим», – заметил Владимир Сажин.

Борис Долгов согласился со своим коллегой и отметил странную избирательность Запада в вопросе распространения ядерного оружия и ядерной энергетики. Одним странам позволено из-под полы делать бомбы, другим – запрещается использовать атом даже в мирных целях.

«Обратите внимание на такой аспект – ряд стран уже создали ядерное оружие вопреки всем международным запретам и законам, и во многих случаях Запад просто закрывал на это глаза. Речь идёт об Израиле, у которого сотни ядерных ракет, о Пакистане, а также о приближающихся к тому, чтобы создать ядерное оружие ряде арабских стран, ну и, конечно же, КНДР. Вопрос обладания ядерным оружием – это вопрос сугубо политический. При совокупности определённых условий обладание атомной бомбой может стать единственным способом сохранить свой суверенитет. В частности, это хорошая профилактика политики «гуманитарных интервенций» и «цветных революций», к которым так любят прибегать США. Во многих случаях защитить от такой гуманитарной агрессии способно только ядерное оружие. Увы, это так. И если в этой плоскости посмотреть на иранскую ядерную программу, то мотивы Тегерана абсолютно ясны. Иран всего лишь попытался защитить себя от угрожающей ему гуманитарной интервенции», – резюмировал Борис Долгов.

И действительно, почему Израиль и Пакистан могут иметь ядерное оружие, а Ирану это запрещено? Добро пожаловать в мир двойных стандартов.

Иван Чимбулатов

Фото: ria.ru

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"