Архив материалов
Геополитика
30.07.2015 10:24

Трибунал по «Боингу» — судилище над Россией?

Россия, как и ожидалось, наложила вето на принятие Совбезом ООН резолюции о создании трибунала «над сбившими над Украиной малазийский «Боинг». «За» проголосовало 11 членов СБ ООН; Китай, Венесуэла и Ангола — воздержались. Таким образом, провокационный в отношении России политический проект на данном этапе провалился. Но антироссийская клика на этом не остановится.

«Проект, вынесенный сегодня на голосование, был лишен какой-либо правовой и прецедентной основы», — заявил постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин, объясняя причину наложения вето. А ранее его шеф министр иностранных дел Сергей Лавров откровенно сказал, что идея создания трибунала призвана обеспечить виновность тех, кого считает виновными Вашингтон. Он пояснил, что крушение лайнера — это уголовное преступление, а не угроза международному миру и безопасности, как это трактует проект резолюции. СБ ООН никогда не создавал трибуналов по крушению лайнеров.

Пять стран-инициаторов — Бельгия, Малайзия, Нидерланды, Украина и Австралия — желают суда, но следствию до сих пор неясно, кто сбил малазийский авиалайнер. Однако до суда еще далеко, расследование не закончено, и предварительные выводы для всех не очевидны. Голландскую экспертизу, для которой ополченцы Донбасса добровольно предоставили «черный ящик» несчастного самолета, обещают закончить только к концу нынешнего года. Так почему же трибунал нужно создавать немедленно? Ответ очень прост: он нужен, для того, чтобы давить на следствие, нужен, для того, чтобы заранее назначить виновных — ополченцев Новороссии, а заодно и Россию. Дело в том, что ни за ополченцами, ни за, тем более, Россией, не числятся военные преступления — обвинителям, практически не за что уцепиться. Кроме того, украинская сторона, расстреливающая мирных жителей, как фашистские каратели, и хоронившая их в неглубоких  могилах прямо по месту жительства, выглядит гораздо более виноватой. Кстати, факты этих убийств, зафиксированных ОБСЕ, благополучно забыты, и никакого международного трибунала по ним не предвидится. Это, кстати, может быть контрпредложением России в ООН.

Поэтому, чтобы окончательно заклеймить Россию и Новороссию, нужен железобетонный аргумент, такой, как злостное уничтожение мирного лайнера. Если факт сбития ополченцами будет «доказан» (а на это, как мы видим, не жалеют никаких средств), то все преступления украинских карателей «померкнут». Именно на это и рассчитывает оккупированный Киев.

Однако имеющиеся улики указывают на то, что авиалайнер сбил истребитель (их у армии Новороссии нет) или ракета системы ПВО с территории, подконтрольной ВСУ. Потому украинские власти, зная, кто виноват, громче всех кричат, дабы отвести от себя подозрения. Склонность к провокации и полнейшее невежество — это их государственный стиль. Если сбили случайно, свалим на Россию, если сбили специально — виновата опять же Россия. Очень удобно. Главное доказательство вины украинской стороны было «предъявлено» еще год назад, немедленно после гибели борта — оглушительная, хоровая информационная вонь, явно заранее подготовленная. Но нет ничего тайного, что бы ни стало явным: когда-нибудь, Украине придется ответить за свои преступления и не только против мирного самолета.

Накануне голосования Совет Безопасности ООН опубликовал проект резолюции по международному трибуналу. В нем, в частности, говориться, что происшествие с «Боингом» «представляет угрозу международному миру и безопасности», авторы документа требуют тщательного расследования и главной своей целью видят «привлечение к ответственности лиц, ответственных за преступления, связанные с уничтожением самолета». Разумеется, «создание международного трибунала будет эффективной гарантией независимого и беспристрастного процесса по установлению ответственных», утверждают авторы документа. Оговорочкой по Фрейду тут представляется фраза про «связанных с уничтожением самолета».  Читать это надо так: ополченцы — виновны в непосредственном уничтожении самолета, а Россия связана» с этим уничтожением. Все возвращается на круги своя, кампания по очернению Новороссии и России никогда не прекращалась, а теперь снова набирает силу.

Разумеется, документ в таком виде Россию не устраивает. Ожидается, что после наложения своего вето Россия внесет своей вариант резолюции по «Боингу», который, впрочем, тоже может быть заблокирован. Получится война вето, которая лишает смысла и недавнюю инициативу России, которая призвала усилить роль ООН в расследовании катастрофы, а заодно повысить роль ИКАО (Международная организация гражданской авиации), которая, по мнению нашей стороны «могла бы сыграть более активную и должную роль в расследовании». К сожалению, ООН в последнее время показывает полную неспособность что-либо решать. Это началось еще во времена войны в Югославии. Война вето делает этот орган бессмысленным и тогда заинтересованные страны начинают действовать в обход его. Так случилось с Югославией, когда Сербию самолеты НАТО бомбили без санкции ООН. И теперь, если ООН англосаксам не поможет, Россию попытаются наказать без нее.

***

Украинской хунте удалость превратить это свое преступление в предмет международных разбирательств. Если трибунал, призванный обелить ВСУ Украины, сбившие малазийский Боинг, не состоится, хунта предусмотрела план «Б». В чем заключается этот загадочный план представитель МИД Украины Марьяна Беца, выступающая в эфире телеканала «112 Украина», не сообщила — сделала загадочное лицо. Правда, когда загадочное лицо делает персона вроде Марьяны Беца, это совсем не тянет, например, на путинские «ассиметричные меры», от одного упоминания которых мороз идет по коже, что говорит о том, что Украина опять наводит тень на плетень. Скорее всего, госпожа Беца выдает желаемое за действительное или пытается кого-то безуспешно напугать. Точнее, то, что затянувшаяся на целый год провокация против России будет продолжена, сомнений ни у кого нет. Украина, вероятнее всего, сбившая «Боинг», просто обязана непрерывно забалтывать ситуацию. После плана «Б», появится план «В», потом — «Г», а потом, может быть, и «Ґ», согласно украинскому алфавиту. Главное, не молчать, а «сотрудничать». В этом, думаю, и заключается хитроумнейший план «Б».

Трагедия, которая произошла год назад в небе Донбасса, а, точнее, уголовное и варварское преступление украинской власти теперь не называется преступлением, оно перешло в сферу международных консультаций и встреч.

Надо отдать должное убийцам, они смогли заболтать тему до стадии «конструктивного сотрудничества», что, разумеется, исключает всякую вину. Не то, что вопящая от несправедливости Россия, на которую вешают всех собак. Российские вопли в умах западных чиновников как раз и подтверждают то, что мы причастны к этому преступлению.

Действительно, самолет упал именно тогда, когда ПВО Новороссии работало на полную мощность — с неба гроздьями сыпались украинские военные самолеты и вертолеты. Разумеется, провокация не заставила себя ждать. Поэтому оснований для того, чтобы обвинить ополченцев Донбасса, формально, более чем достаточно. И тут  могут быть два варианта: обвинить абстрактно Россию — это, как я понимаю, считается на Западе «мягким» вариантом, потому что она все стерпит, разве что Путин приобретет почти статус Каддафи; второй (более жесткий вариант) — обвинить в крушении самолета власти ДНР. Это вариант «жесткий» и, более того, уже отработанный в той же Югославии. То есть у нас появляется еще один Ратко Младич в лице Александра Захарченко. А что? Все законно. Он в глазах Запада не более чем «полевой командир». Если его обвинить в покушении на жизни мирных пассажиров, то это может явиться поводом для очень далеких выводов и решительных действий. Вплоть до введения какого-нибудь «миротворческого контингента» на Донбасс и прочее. Мы уже привыкли, что ситуация там более-менее спокойная, но не надо забывать, что все в один момент может сорваться с цепи — мир превратится в войну — тем более что Украина никогда не видела никакого варианта урегулирования на Донбассе, кроме военного. Украинской хунтой движет месть и богатые карательные традиции западенщины.

***

Есть множество версий случившегося с малазийским «Боингом». Например, ополченцы утверждают, что непосредственно после уничтожения гражданского самолета они сбили украинский штурмовик Су-25, который, по их мнению, и «отработал» по малазийскому борту. Эта версия имеет право на жизнь, правда, для штурмовика, который работает по земле, чья авионика направлена в основном только на это, сбить скоростную высотную воздушную цель — очень непростая задача, хотя и выполнимая. Главный конструктор самолета Су-25 Владимир Бабак высказался о том, что технически его самолет может достичь эшелона, на котором летел гражданский борт, но в таких условиях сбить его ракетой российского производства Р-60 «очень и очень сложно».

Российское военное ведомство выдвигало массу вариантов сбития малазийского «Боинга». Уже на следующий день после катастрофы, 18 июля 2014 года, Минобороны отчиталось о зафиксированной работе украинских РЛС «Купол», которая принадлежит к комплексу «Бук-М1». Активность была замечена в населенном пункте Стыла, который располагается в 30 километрах от Донецка. Комплексы «Бук» объединены в информационную сеть. Российские военные предположили, что «Купол» передал информацию о «Боинге» другому комплексу, расположенному либо в Авдеевке (восемь километров от Донецка), либо в поселке Грузско-Зорянское (25 километров восточнее Донецка).

21 июля 2014 года на брифинге российские военные заявили, что 17 июня со спутников была зафиксирована необычно высокая активность украинских РЛС, а одна установка «Бук-М1» была перемещена. На том же брифинге утверждалось, что в момент крушения лайнера над местом катастрофы пролетал экспериментальный американский аппарат для фиксации ракетных пусков. В 17:20  Ростовским центром воздушного движения было зафиксировано резкое снижение скорости лайнера. Когда скорость самолета достигла 200 км/ч, в 17:21:35 в месте разрушения Боинга возникла новая отметка воздушного объекта, которую российский радар видел в течение четырех минут.

По данным объективного контроля Минобороны России, «Боинг» отклонился от заданного коридора на 14 километров, но потом предпринял маневр, чтобы вернуться на эшелон, который закончить не успел. Гражданский диспетчер в Ростове пытался получить параметры этого объекта, но выполнить задачу не смог, так как борт, по-видимому, не был оборудован системой вторичного опознавания, что является верным признаком военного самолета. По словам генерала Макушева, эта цель не была обнаружена ранее, поскольку гражданский радар может обнаруживать цели только на высотах более 5000 метров. То есть посторонний самолет радар увидел только тогда, когда тот набрал необходимую высоту. Военный самолет, как утверждает наша сторона, некоторое время находился в районе сбития гражданского борта, предположительно осуществляя контроль за ситуацией. В 17.23 17 июля 2014 года отметка «Боинга» исчезла с российских радаров. Все данные российского контроля были переданы ЕС.

***

А вот самая последняя версия российской стороны. По словам эксперта российского федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» Сергея Соколова, малазийский «самолет был взорван изнутри, это была спецоперация». Основанием для такого вывода служит запись переговоров пилота украинского самолета Су-27 с пунктом боевого управления, который наблюдал. Эта версия, по словам эксперта, существовала уже давно, но Соколов хотел удостоверится, что запись достоверна, а для этого ему нужен был подлинный информационный носитель, непосредственно с самолета.

«Мы понимали, что, если мы будем иметь дело с Гаагой или международным расследованием, потребуется непосредственно источник, именно поэтому мы выкупили у сотрудников СБУ бабину с проволокой, на которую записаны эти разговоры», — рассказывает Соколов. Носитель, кстати, обошелся российской стороне в 250 тысяч долларов.

С этой версией согласен независимый эксперт Юрий Антипов. По его словам, «полное обнуление в одной временной точке всех приборов» свидетельствуют о подрыве изнутри. На эту же версию, по мнению Антипова, указывает расположение обломков на земле. «На схеме разлета обломков на земле видно, что от точки, где самолет еще существовал невредимым, часть обломков оказалась гораздо левее, а что самое важное — сзади. Никаким внешним взрывом, ракетой, самолетом, обломки не могут быть отброшены назад», — указывает эксперт. Также в пользу этой версии указывает факт выдавливания иллюминатора пассажирского салона. «То есть в самом салоне было кратковременное давление, способное выдавить обшивку», — подытожил Антипов.

Но голландское следствие аргументированные версии и документальные свидетельства, похоже, не рассматривают. Оно заточено на иной результат, для которого неопровержимые факты значения не имеют.  Таково оно это голландское правосудие.

Михаил Сарафанов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"