Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Геополитика
07.04.2016 12:00

В «мягкой силе» слабость России

В минувший понедельник в интервью эстонскому телевидению командующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе американский генерал Филипп Бридлав сказал, что за пять лет Путин создал мощную и грозную армию, которая показала свои возможности всему миру. И с этим надо считаться. Он не одинок в таких оценках. Западная пресса буквально захлёбывается, комментируя успехи наших вооруженных сил и подводного флота. Ничего подобного, к сожалению, никто не говорит и не пишет по поводу нашей «мягкой силы».

На этом фронте нам действительно похвастаться особенно нечем. Ни на просторах СНГ, ни в дальнем зарубежье. Мощнейшие орудия «мягкой силы», такие, как язык, культура, религия, бренды и товары, туризм, научный и образовательный обмен, постоянно действующие дискуссионные международные площадки высокого уровня – пока работают далеко не так эффективно, как силовой компонент. Нельзя сказать, что по этим направлениям совсем ничего не делается, но эти усилия разрознены, не увязаны в единую стратегическую концепцию с чётко обозначенными целями, средствами достижения этих целей и ответственными. Именно из-за провала работы в этом направлении мы не смогли сохранить СССР, превратить СНГ в полноценный и крепкий политико-экономический союз пусть независимых, но всё же единомышленников, растеряли союзников по всему миру, наконец, получили системообразующий кризис на Украине. Американцы нас на этом поле переиграли. Причем уже во второй раз и очень болезненно. Первым было крушение СССР и мировой системы социализма.

После Второй мировой войны англосаксы готовили силовое решение «русского вопроса» с применением атомного оружия. Планов было несколько, и они всё время расширялись в связи с укреплением военной мощи СССР. Согласно плану «Троян» (июль 1949 года), ядерной бомбардировке должны были подвергнуться 70 городов СССР. В октябре того же года воспаленные умы американских «ястребов» рождают новый план – «Шейкдаун»: он предусматривал испепеление 220 атомными зарядами уже 104 городов. А в конце 1949 года план «Дропшот», превосходящий по жестокости все предыдущие, нацеливает 300 ядерных бомб на 200 городов Советского Союза. В ядерную войну против нашей страны должны были вступить 12 государств (164 дивизии) созданного в апреле того же года блока НАТО. И если бы не испытание в Семипалатинске первой советской атомной бомбы (29 августа 1949 года), СССР не миновал бы ядерной агрессии со стороны США и «миролюбивого» западного сообщества до конца пятидесятого года.

В Советском Союзе никогда не существовало планов разгрома или уничтожения Западного мира, насильственного насаждения коммунистической диктатуры военным путем, но он был вынужден готовиться к ядерной войне, и очень серьезно. Начиная с создания массы исследовательских НИИ оборонной тематики и стремительного перевооружения и кончая восстановлением городов после Великой Отечественной войны с тотальным обеспечением населения капитальными бомбоубежищами. Их имеют все до сих пор сохранившиеся так называемые сталинки. Но этим дело не ограничилось. В 1954 году руководство страны принимает решение о подготовке вооруженных сил к действиям в условиях реального применения вероятным противником ядерного оружия. Под командованием маршала Жукова на Тоцком полигоне проводится одно из самых крупномасштабных учений, максимально приближенное к боевой обстановке. Задействовано 45 000 человек личного состава, 600 танков и САУ, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов, 6000 тягачей и автомобилей. В ходе учений применяется реальный ядерный боеприпас – атомная бомба РДС-2 мощностью 40 килотонн. Для сравнения: на Хиросиму и Нагасаки были сброшены бомбы по 15-20 килотонн. Тайны из учений никто не делал. Подготовка личного состава и техники оказались на высоте.

После реального ядерного удара войска не потеряли боеспособности и смогли организовать полноценное наступление с использованием всех видов вооружений. Эти события окончательно похоронили идею решить «русский вопрос» путем открытой вооружённой агрессии с использованием ядерного оружия.                                        

Тогда в дело пошла другая концепция – сдерживание СССР путем всесторонней активизации элементов «холодной войны». К ним относился довольно богатый арсенал: от навязывания разорительной гонки вооружений до экономических санкций, вытеснения Советского Союза с максимально возможного числа мировых рынков и шпионско-диверсионной работы. Хаотично-импульсивное правление Хрущёва, его волюнтаристские, непродуманные и неподготовленные решения по целому ряду экономических, военных, и социально-политических вопросов вселяли американцам и их союзникам надежду на успех проводимой политики. Но надежды не оправдались.

В 1964 году партию и страну возглавил Брежнев. Через год были проведены соответствующие корректировки. В течение 1966-1970 годов (восьмая пятилетка) было построено 1900 крупных промышленных предприятий, национальный доход вырос на 41%, общий объем промышленного производства на 50%. 55 миллионов советских граждан получили бесплатное жилье. В 1970 году году СССР вновь обошел США в космосе, запустив первый в мире управляемый планетоход. «Луноход-1» проехался не только по спутнику нашей матушки-земли, но и по престижу самой богатой и самой умной страны мира. Наших «партнёров» ждали и другие разочарования. В 1967 году начали вступать в строй новейшие советские подводные крейсеры стратегического назначения с баллистическими ракетами. По 16 ракет с дальностью полёта в 2400 километров на каждом. Всего с 1967 по 1974 год было построено 34 такие подводные лодки. За период с 1965 по 1970 годы на боевое дежурство поставлено свыше 1000 межконтинентальных ракет четырех типов. Активно шли разработки новейшего стратегического бомбардировщика и других видов вооружений. Всё это продемонстрировало, что внешнеполитическая концепция «холодной войны» в её чистом виде не способна сдержать рост экономического и военного могущества Советского Союза, а также его авторитета и влияния в мире. Не смогла она лишить социалистическую идею привлекательности ни на Родине – в СССР, ни в других уголках Земли.

Именно тогда, в начале семидесятых, на вооружение была принята новая, третья по счёту концепция решения «русского вопроса» – концепция «размягчения социализма» и его ликвидации при помощи «мягкой силы». Её идейным отцом был, оставивший этот мир в 1969 году, американский разведчик и дипломат Аллен Даллес.

В своём секретном докладе еще в 1945 году он писал: «Окончится война, и мы бросим всё что имеем, всё золото, всю интеллектуальную мощь на оболванивание и одурачивание русских людей. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их, в те фальшивые ценности верить. Мы найдём своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своим масштабам трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательно необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства мы постепенно вытравим их социальную сущность, всё будет изображать, и прославлять самые низменные человеческие чувства. Надо создать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, словом всякой безнравственности». Таким образом, согласно концепции, необходимо было провести самую широкомасштабную и продолжительную по времени спецоперацию по уничтожению морально-духовного потенциала государства и народа противника, замены его своим, за счёт всего этого совершив невиданный доселе акт агрессии.

Но в условиях «железного занавеса» провести «размягчение социализма» было сложно. Все элементы «мягкой силы» идеологического и военного противника пропускались в нашу страну очень дозированно, отсекая нравственно-культурные интоксиканты. Для того чтобы расширить возможности применения в отношения нашей страны элементов «мягкой силы», в семидесятые годы Запад во главе с Соединенными Штатами неожиданно пошел на активное сближение с СССР и советским блоком. В мае 1972 года во время визита в Москву американского президента Ричарда Никсона были подписаны «Основы взаимоотношений между СССР и США», Договор об ограничении систем противоракетной обороны, Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений и ряд соглашений о развитии сотрудничества в сферах экономики и торговли, науки и техники, медицины и здравоохранения, охраны окружающей среды, и т. п. Далее «мягчительные» встречи и документы «открывающие новые горизонты сотрудничества» посыпались как из рога изобилия. Всё это вместе получило название «политика разрядки».

На самом деле это была грандиозная операция прикрытия. Никто из основных «решал» западного мира никакого мирного сосуществования с советской системой не хотел. Ещё в 1962 году известный американский политик Барри Голдуотер в своей книге «Почему не победа» писал по поводу отношений с Советским Союзом и всей системой социализма: «Победа – ключ ко всей проблеме. Несомненно, что её единственная альтернатива – это поражение».

Это первый и очень важный момент для понимания всего произошедшего в последующие годы. И второй момент: на протяжении всей книги Голдуотер, говоря об СССР, употребляет термин «русские», а не коммунисты или советские. Объединив первый и второй момент, получаем следующий вывод: никакого равноправного партнёрства с нами никто не хотел и никогда в своей политике не подразумевал, причём независимо от того, будем строить мы коммунизм или придерживаться любой другой ориентации. Мы, «русские», должны быть побеждены и другой альтернативы нет.

Но в семидесятые операция прикрытия агрессии «мягкой силой» под привлекательным названием «разрядка» набирала обороты. Окрылённые «заманухой» мирного сосуществования соцстраны во главе с СССР 1 августа 1975 года подписывают в Хельсинки так называемый Заключительный акт по укреплению мира и безопасности в Европе. Все эти подписанные соглашения открыли Западу дополнительные возможности для действий элементами своей «мягкой силы». Мы же получили дополнительный геморрой в виде развернутой Западом невиданной кампании по «защите прав человека» в социалистических странах, диссидентского движения, всяких хельсинских групп и тому подобного. США и Запад, в целом вдохновлённые своими успехами, наращивали усилия по продвижению идеи всепобеждающего западничества. Американского образа жизни  как эталона и вершины того, к чему вообще может стремиться человек. И всех его составляющих в виде моральных и материальных ценностей. На это, действительно, по-даллесовски тратились миллиарды и огромные интеллектуальные усилия. Ведь совсем не вдруг и не просто так в СССР стала распространяться «вкусовая волна», несущая мысль о том, что рабочие штаны из крашенной тёртой парусины – джинсы – это очень круто и высший шик моды. Или о том, что любая западная вещь – еда, напиток, жвачка, музыка, журнал, даже значок или наклейка с мусорного бачка – это что-то невообразимо прекрасное и совершенное, а всё свое – «совок» и «отстой».

Государство же вместо того чтобы показать изнанку всего этого барахла тонко, но так же массово и настойчиво использовать свою «мягкую силу», совершенно топорно пыталось бороться со всем этим при помощи ставшей к тому времени кондовой идеологической пропаганды и репрессий. Пропаганда – всего лишь один из компонентов «мягкой силы», и отнюдь не главный.

«Вещизм» и культурно-диверсионное воздействие имели для СССР куда более пагубные последствия, чем вещание «Голоса Америки» или «Немецкой волны». Вторая ошибка тогдашнего советского руководства была тесно связана с первой. Помимо недооценки и неправильных методов борьбы с «мягкой силой» противника, СССР продолжал делать основной упор на военное противостояние, коммунистические и рабочие партии и национально-освободительные движения. Но это всё довольно замкнутые и откровенно идеологизированные группы людей, которые всё больше и больше становились доктринерами и отрывались от широких масс. В борьбе за души и сердца людей в мире нужны были качественно новые элементы «мягкой силы», их концептуальное объединение и подключение всех возможных ведомств от МИДа и Минкультуры до Внешторга и Госконцерта. Но вместо этого мы получили всё с точностью до наоборот.

Горбачёв полностью открыл СССР для воздействия «мягкой силы» Запада. Мало этого, всем кто лил воду на мельницу этой «мягкой силы», стало оказываться всяческое покровительство, высказываться одобрение, а деятельность – стимулироваться. Своя же «мягкая сила» как составная часть коммунистического мессианского проекта начала стремительно съеживаться как шагреневая кожа, а все её наработки яростно уничтожаться. Итог этой работы известен. Мы всё потеряли и отовсюду ушли. При этом было очевидно, что успех «партнёров» в деле достижения окончательной и безоговорочной победы над СССР и социалистическим мессианским проектом достигнут в значительной степени именно при помощи «мягкой силы». Знающие люди советовали своим стратегам развивать достигнутые преимущества и дальше. В своей книге «Великая шахматная доска: главенство Америки и её геостратегические императивы», написанной в 1997 году, патриарх американской политики Збигнев Бжезинский пишет: «Культурное превосходство является недооценённым аспектом американской глобальной мощи. Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодёжи всего мира … Американские телевизионные программы и фильмы занимают почти три четверти мирового рынка, американская популярная музыка также занимает господствующее положение … Привычкам американцев в еде и даже в одежде всё больше подражают в мире. Язык интернета – английский … Выпускников американских университетов можно найти в каждом правительстве на каждом континенте». В духе строк «великого магистра» пошла дальнейшая работа по продвижению «западных ценностей», «прав и свобод человека», «толерантности», объединенных в концепции Глобального Западного проекта.

Понимание возникших после этого реалий и угроз впервые было публично озвучено Владимиром Путиным ровно через 10 лет после книги Бжезинского, на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 10 февраля 2007 года. Что стало для Запада неприятным сюрпризом. Россия после этой речи действительно начала действовать. Но опять главным образом в направлении наращивания военных мускулов и пропаганды. 14 октября 2008 года на закрытом заседании военной коллегии Министерства обороны было анонсировано начало военной реформы. 4 июля 2007 года российская международная многоязычная информационная телевизионная компания Russia Today начала публикацию сюжетов на YouTube, а 31 декабря в Нью-Йорке на экранах NASDAQ и Reuters показали прямые включения RT из Москвы и Санкт-Петербурга. 25 декабря 2008 года автономная некоммерческая организация «ТВ-Новости», управляющая телеканалом Russia Today, была включена в перечень системообразующих организаций России. Это всё замечательно, но вот по части «мягкой силы» из произошедшего уроков, похоже, никто не вынес. И мы снова проигрываем. И на Украине, и в СНГ, и в Восточной Европе, и в Латинской Америке и в Африке. Теперь помимо американцев и европейцев, нас обыгрывают ещё и китайцы. Одной пропагандой эти проблемы не решить. К этому вопросу нужен такой же серьезный подход, как и к проблеме усиления вооруженных сил, и такой же деятельный человек, как Шойгу. Нашей внешней политике и экономике очень тяжело опираться только на одну вооруженную руку. Согласно учениям восточных школ единоборств, мягкий контакт с противником часто бывает гораздо более эффективным, чем жёсткий. Как воздух нужна вторая рука!

Военные расходы растут и это фиксируется. Согласно опубликованным 5 апреля данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), в прошлом году государства мира совокупно потратили на свои вооруженные силы около 1,7 триллиона долларов, что на один процент больше, чем в 2014 году. Но растут и расходы на «мягкую силу», и это не фиксируется. А между тем, тот же ИГИЛ* воюет не только террором. Он активно действует и «мягкой силой». Через язык, кружки при медресе, проповеди, книги, интернет, вовлечение в свою культурную среду, через «новый коллективизм», брачно-семейные отношения и многое другое. Пример Вари Карауловой, которая к счастью не успела стать солдатом халифата, свидетельствует о том, что работа по части «мягкой силы» в ИГИЛ поставлена на профессиональном, и очень серьёзном уровне.

Что в этом направлении делается у нас? Один простой пример: последние исследования показывают, что имеет место мировая тенденция к увеличению людей с высшим образованием. Как и чем мы привлекаем иностранных студентов в свои ВУЗы? Как обволакиваем их своей «мягкой силой», внушаем, если не любовь, то хотя бы симпатию к своей стране, людям, культуре. Так, как пишет Бжезинский, и делают американцы. Ведь они подходят к этому очень серьезно. Скажем, навязывают всем свои макдоналдсы с вредными продуктами и страшными клоунами. Благодаря затрачиваемым усилиям в мире это воспринимается нормально, и имеет успех. Наши же блины, сбитни, квашеная капуста с картошечкой, та же водка, гармошка, балалайки, и прочее, неизменно вызывают смех, как маски диких туземцев. Почему? Ведь нашей культуре еды, пития, обрядов больше тысячи лет. А американским – чуть за двести. Мы просто должным образом не продвигаем всё это по миру. Несерьёзно к этому относимся. Они вкладывают в это душу, креатив и деньги. А мы так, балуемся по сравнению с ними. Получаем соответствующий эффект –  влияние американской «мягкой силы» в мире не меньше, чем воздействие от 11 авианосных ударных групп. Наша же «мягкая сила» пока по сравнению с мускулами и дипломатией слаба. Шойгу и Лаврову нужен третий «богатырь».

Вадим Бондарь         

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) – запрещенная на территории РФ Верховым судом страны террористическая организация

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"