Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Идеология
21.10.2016 09:00

Как «РЖД» «разгромило» музей железной дороги

Что стоит за этой историей: корысть, невежество или право хозяина?

В городе Энгельсе Саратовской области оказался не нужным музей железной дороги с уникальными экспонатами. Несмотря на сопротивление директора учреждения, коллекцию вынесли из здания и увезли в неизвестном направлении. Самое странное, что это сделали работники ОАО «РЖД», предприятия, о чьи подвиги увековечил музей.

Как разгромили музей

Негосударственный музей с символическим названием «Забытая станция» располагался в недействующем здании железнодорожного вокзала Покровск (бывшее название Энгельса), построенном в 1893 году. К 2004 году из-за сокращения числа пригородных поездов и грузовых составов станция «Покровск» оказалася невостребованной. Часть помещений законсервировали или использовали в качестве кладовки. В тот момент у бывшего машиниста и главы Саратовского реготделения общественной организации «Всероссийское общество любителей железных дорог» Валерия Ковляра возникла мысль создать музей истории Покровской железной дороги. В 2006 году он обратился к руководству «Приволжской железной дороги» с просьбой организовать в пустующем зале ожидания выставку на День железнодорожника и получил добро. Первыми экспонатами стали вещи, собранные лично им или предоставленные ему ветеранами-железнодорожниками. Постепенно экспозиция разрасталась и из временной стала постоянной. Саратовцы могли увидеть в здании вокзала коллекцию телефонов и других средств связи железнодорожников, билетные кассы, микрофоны, образцы старинных рельсов и рельсовых скреплений, архивные фотографии работников депо и многое другое. Затем частью музея стали и несколько старых вагонов, в том числе 1913 года выпуска, а также уникальный бронированный «правительственный» вагон 1959 года выпуска, чьими пассажирами были генсеки КПСС, первый космонавт Земли Юрий Гагарин, президент РФ Борис Ельцин и возможно даже Владимир Путин. Валерий Ковляр мечтал объединить в единый музейный ансамбль и еще 10 заброшенных сооружений, когда-то относившихся к вокзалу «Покровск»: кассы, депо, телеграфная станция, водонапорная башня, паровоз серии «Л» и проч.

В 2013 году по заданию министерства культуры Саратовской области сотрудники музея краеведения оценили коллекцию «Забытой станции», и она получила статус негосударственного музея. Однако у ОАО «РЖД» были свои виды на бывшее здание вокзала. В 2014 году музей, по сути, прекратил свое существование – коллекцию оставили в здании, но перенесли в другое крыло. Пошли разговоры, что вокзал хотят снести. И наконец, недавние и завершающие эпопею события – 5 октября этого года, несмотря на сопротивление директора и вызванную полицию, рабочие погрузили экспонаты музея в машины и куда-то увезли, позднее оказалось, что на один из складов «РЖД».

«Теперь они нам говорят, что они хотят все эти экспонаты отправить в Ершов, потому что они ничейные. Понимаете, что за ерунда?! Причем тут история Покровска и город Ершов?» – возмущается Валерий Ковляр. – У нас в Российской Федерации другого такого объекта нет, есть просто вокзалы, здания, какой-то вагон, а чтобы полностью железнодорожная станция была как единое культурное наследие, такого я не встречал. Мы много чего могли сделать для развития этой вокзальной территории: мы готовы привлечь инвестиции, мы готовы работать по грантам и проектам».

Бесхозная история

Еще до «разгрома» музея РЖД несколько раз судились с Валерием Ковляром, пытаясь заставить его через суд освободить занятые им помещения. Компания хотела доказать, что экспозиция является личной коллекцией директора как физлица, но Арбитражный суд Саратовской области отклонил данный иск. К тому времени «Забытая станция» находилась в списке негосударственных музеев, а ее создателем значилась региональная общественная организация – «Общество любителей железных дорог». Ковляр создал новое общество после того, как реготделение «Всероссийского общества любителей железных дорог» неожиданно закрыли.  

Теперь железнодорожники делают упор на том, что экспонаты музея являются бесхозными, потому что у них нет никаких документов о создании «Забытой станции». Действительно, в 2006 году Ковляр организовал в здании вокзала выставку по устной договоренности с руководством РЖД, и лишь спустя 7 лет минкульт признал его музеем. Заметим, его признал минкульт, но не владельцы здания.

О своем видении проблемы заместитель начальника «ПЖД» по взаимодействию с органами власти Сергей Лиходаев рассказал на встрече с сенатором, сопредседателем Саратовского регионального штаба ОНФ Людмилой Боковой, к которой за помощью обратился директор «Забытой станции». По его словам, на протяжении всех лет существования музея РЖД уговаривало Ковляра заключить с ними хоть «какой-нибудь договор».

«Потому что вы у нас просто занимаете помещение, не отвечая за него, не имея документов на экспонаты. Вы здесь пользуетесь отоплением, освещением, наши люди присматривают за этим помещением. За 7 лет, до 2013 года, здесь не пропало ни одного экспоната. Но как только мы предлагали Ковляру: давайте заключим договор, сразу включалась общественность, пресса, на то, что мы такие-сякие, плохие, выгоняем его отсюда и так далее, – рассказал он, отметив, что помещение признано аварийным и опасным. – Вот что-нибудь бы, не дай бог, здесь случилось, отвечал бы не Ковляр, отвечал бы начальник отделения».

По его словам, «Приволжская железная дорога» оказалась заложником ситуации. С одной стороны, музей – это хорошо и его надо сохранять, а с другой – кто будет «платить за музыку», ведь здание нуждается в серьезном ремонте? Есть еще и третья сторона – даже если общественник и РЖД заключат договор о передаче здания в безвозмездное пользование, то по закону имущество должно быть передано в исправном техническом состоянии.

«Сейчас здание нами не востребовано, оно подлежит ремонту, но мы его не будем ремонтировать только лишь потому, что в этом нет необходимости. У нас пассажиров здесь нет, пригородных поездов нет, грузовое движение здесь минимальное, потому что, вы помните, работающих предприятий в Энгельсе были десятки, сейчас остались единицы. Мы приняли решение освободить это помещение, оставили здесь билетную кассу и начнем его консервацию».

Он заверил Людмилу Бокову, что никто сносить вокзал не будет, а законсервируют, чтобы сэкономить на коммунальных услугах.

Оказывается, РЖД обращалось в Энгельсскую администрацию с предложением «подарить» им историческое здание, но и чиновником оно оказалось не нужно. Валерий Ковляр тоже просил местные власти сделать его «Забытую станцию» частью Энгельсского краеведческого музея, но там отказались от «проблемного» здания. В итоге более 400 экспонатов сейчас пылятся на складе (по словам сотрудников «РЖД», в отличных условиях), а участники конфликта думают, что с ними дальше делать. 

Распроданное культурное наследие

У этого музейного конфликта есть и еще одна любопытная сторона – в 2015 году управление по охране объектов культурного наследия правительства Саратовской области включило ансамбль зданий и сооружений станции «Покровск» в перечень выявленных объектов культурного наследия. Эксперты признали его уникальность как памятника истории и памятника архитектуры. Это означает, что в скором времени здания станут памятниками регионального или местного значения, если, конечно, не развалятся к тому времени. Казалось бы, и чиновники, и «РЖД» должны быть заинтересованы в том, чтобы сохранить их в качестве музейного комплекса под открытым небом для будущих поколений саратовцев и иногородних туристов. Да и законодательство предусматривает особые условия содержания таких зданий. Но вместо этого фирма-монополист попыталась оспорить этот приказ управления и вновь потерпела неудачу. На встрече с сенатором Боковой Сергей Лиходаев только развел руками.

«Мы их и не трогаем, я же не сказал, что мы будем ломать это здание. Но только нужно учитывать, что многие здания этого ансамбля не наши. Вокзал наш, телеграфно-телефонная станция напротив – это не наше», – сказал он.

«А чье?» – спросили его участники встречи.

«А я не знаю, – последовал ответ. – Здание Покровского депо тоже не наше».

По его словам, ничто не мешало им продать ненужные строения, возможно, будет реализовано и здание вокзала, но с обременением.   

Кстати, согласно российскому законодательству, вывозить экспонаты из музея имеет право лишь его учредитель. На это Людмила Бокова не преминула указать замначальнику «ПЖД».

В свою очередь представитель управления по охране культурного наследия Наталья Колиденко предложила решить вопрос сохранения вокзала и музея коллегиально с участием муниципалитетов и общественных организаций. Она же предложила помочь «РЖД» сформировать заявку для участия в федеральной целевой программе по сохранению культурного наследия. Замначальника железной дороги согласился, что проблему решать надо.

Сенатор Бокова подвела итоги дискуссии.

«Таких ансамблей у нас не так много, перспектива использования его как работающего музейного комплекса очевидна, потому что здания находятся на территории большого города, и сказать, что муниципалитеты не заинтересованы в его развитии, я не могу, она очевидна. Выход, который вы предлагаете – законсервировать здание, – на мой взгляд, не совсем однозначный, поскольку это приведет только к обрушению этого комплекса, и восстановить его потом будет сложно. Нужно искать пути решения для того, чтобы сохранить этот памятник истории и оставить его в надлежащем виде», – заявила она.

Участники встречи решили продолжить общение, Ковляра пригласили на встречу в «РЖД», тот пообещал предоставить железнодорожникам все необходимые документы по музею.

***

В целом, складывается впечатление, что конфликт имеет несколько слоев. Первый и самый очевидный – экономический. «РЖД» как любая финансовая структура нацелена на получение прибыли и содержать на балансе ненужные здания ей ни к чему. Тем более что на прочих железнодорожных станциях Саратовской области есть небольшие музеи, стоят старые паровозы, и там найдется место для коллекции «Забытой станции». Областной краеведческий музей сам нуждается в дополнительных помещениях, и брать на баланс здание, которое к тому же нуждается в ремонте, кажется нецелесообразным. Второй слой – этой личные напряженные взаимоотношения Валерия Ковляра с руководством «РЖД» и местными властями. Годы конфликта только ожесточили общественника. Не зря именно в это время он был уволен из Энгельсского краеведческого музея, возглавляемое им реготделение «Всероссийского общества любителей железных дорог» закрыто, а новое «общество любителей» сняли с грантовой поддержки правительства региона. И, наконец, третий слой – это собственно культурное наследие, которое необходимо не распродавать, а сохранять для потомков, несмотря на противоречия и экономические интересы.

Сергей Щукин

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика