Архив материалов
Власть
15.09.2015 09:00

Единовыборы: системное распределение квот

Итоги Единого дня голосования оказались вполне удовлетворительными как для «Единой России», так и для ее системных оппонентов. Спокойствие, с которым ожидаемое поражение восприняла несистемная оппозиция, общий настрой электората по отношению к минувшей кампании позволяют «Колоколу России» наметить некоторые значимые для российского парламентаризма тенденции будущего.

Итак, партия власти получила устойчивое большинство в парламентах всех регионов. В целом единороссы сделали неплохой подарок на юбилей своему лидеру Дмитрию Медведеву, который очень символично отметил не только успехи однопартийцев, но и позитивную динамику в политической системе страны. Уже на первом вчерашнем брифинге секретарь генсовета «ЕР» Сергей Неверов отправил коллегам в регионы четкое послание: выборы стали для их региональных чиновников и претендентов в политическую элиту страны достойной проверкой не только на лояльность власти как таковой, но и на наличие у политиков необходимых всей стране управленческих, лидерских качеств.

В регионах системная думская оппозиция также не просто осталась «при своих», но даже несколько «подросла» по сравнению с прошлыми выборами. Остроту нынешней кампании подчеркнул куратор региональных выборов от «Справедливой России» Александр Бурков. По его мнению, главным врагом выборов снова стала слабая мотивация граждан идти на избирательные участки. Впрочем, сторонникам Миронова и так есть, чем гордиться. Поход партии в Сибирь и на Дальний Восток эсеры в целом расценивают как победу. По предварительным данным они получили места в заксобраниях Курганской (10,3%), Магаданской (около 13%) и в Новосибирской (около 15%) областях.

Несколько нервничали лишь представители ЛДПР, заявляя о крайне низкой явке и тотальном скрытом подкупе избирателей через неоправданно высокие расходы «ЕР» на свою предвыборную раскрутку на местах. Поводы для волнения у либерал-демократов действительно есть, учитывая возможный рост влияния некоторых новых партий в преддверии думских выборов. Однако за бортом будущей Думы верные своему вождю «жириновцы» вряд ли останутся, несмотря на очередное потенциальное снижение представительства на федеральном уровне.

Предсказуемой выглядит ситуация и с победой кандидатов «Единой России» на губернаторских выборах по всей стране. Например, в дальневосточных регионах – на Камчатке, в Амурской области, Еврейской автономной области и на Сахалине – выборы руководства регионов прошли вообще без интриги: исполнявшие обязанности единороссы уверенно занимали первые строчки. Почетное второе место, как правило, брала КПРФ.

На этом фоне первый зампред ЦК главной левой партии страны Иван Мельников все же отметился заявлением об обострении предвыборной конкуренции с единороссами, указав на губернаторские выборы в Иркутской области, которые стали первой за три последних года кампанией, не завершившейся в один тур. 

Но говорить об «иркутском прецеденте», на мой взгляд, было бы не совсем своевременно. Не очень удобные для «Единой России» времена, когда Дума и регионы не были местом для дискуссий, завершились, что очень полезно для всей российской политической системы.  

«Единая Россия» подошла к нынешнему единому избирательному дню ослабленной неформальной конкуренцией с куда более социально активными структурами Общероссийского народного фронта. Партия власти решила составить ему конкуренцию хотя бы на политическом уровне и задолго до нынешней кампании начала воздавать своим системным партийным сестрам по серьгам. В результате лоббирования единороссами губернаторские кресла в Смоленской области и Забайкальском крае (еще по назначению президента) достались представителям ЛДПР и «Справедливой России» – Алексею Островскому и Константину Ильковскому, соответственно. Закономерно будет, если в ходе второго тура иркутских выборов 27 сентября КПРФ сравняется по числу руководителей субъектов с думскими коллегами, и главой региона станет коммунист Сергей Левченко, входящий в кадровый резерв президента.

При этом впервые за много лет есть большой шанс, что завершившаяся избирательная кампания не перетечет в «жалобную»: пока Центризбирком получил лишь 67 непринципиальных жалоб от разных партий (в 2014 году их было порядка 140). 

***

Можно ли воспринимать прошедшее голосование как очередную малозначимую парламентскую рокировку или же стоит увидеть в воскресном волеизъявлении реальные контуры будущей Госдумы? На этот вопрос «Колоколу России» ответил директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков

«На эти выборы власти необходимо было мобилизовать людей, причем не просто с помощью повышения явки, а чтобы люди пришли добровольно, видя в этом способ решения наболевших проблем. Ведь процессы в экономике, которые мы сегодня наблюдаем, в следующем году будут перетекать в рост антирейтинга представителей власти и, как следствие, вызывать протестные настроения», — отметил политолог.

При этом не похоже, чтобы на сей раз российскими региональными выборами всерьез интересовались за рубежом. Слава Творцу, за 25 лет демократических изысков наша страна все-таки проделала определенный путь, позволяющий обойтись без приглашения на голосование международных наблюдателей. Более того, в беседе с «КР» Гращенков, исходя из своей полевой практики, отметил, что у Центризбиркома электронные системы в регионах достаточно часто дают сбои без участия внешних сил.

Политолог добавил, что история с отраженной кибератакой из США, рассказанная главой избиркома Владимиром Чуровым, очень похожа на ежегодные отчеты ФСБ перед руководством страны о предотвращенных терактах и вылазках враждебных сил. В электоральном поле, по мнению нашего собеседника, похожую функцию в России выполняет ЦИК.

Однако вместе с тем, даже способный показывать электоральное волшебство избирком не сыграл главной роли в провале команды Алексея Навального в прошедшей кампании. Среди основных причин поражения партии «ПАРНАС» Гращенков назвал несоответствие местной специфики и используемых оппозиционерами технологий.

«Абсолютного провала, на мой взгляд, не было, и результат «ПАРНАСа» (2,6%), скорее всего, в Костроме был несколько занижен, — считает Гращенков. — Однако причина неудачи Навального – его кампания велась в условиях неверного подхода. Кампания в Костроме показала, что в регионах столичные технологии работают очень слабо. Медийный формат подачи информации, ранее используемый на выборах мэра Москвы, заточен на красивый федеральный стиль. Но доведение до каждого костромчанина основных идей «ПАРНАСа» по борьбе с коррупцией, ознакомления жителей с публикациями, у кого из чиновников какая дача – такая практика не интересна на местах. Кроме того, судите сами: встреча с избирателями, на которых присутствует пять человек – конечно, это не работа с регионами. И это в то время, когда на любых региональных выборах 80% успеха – это как раз полевые технологии, правильная работа с населением.

В итоге «Единая Россия» победила по стандартной полевой административной схеме: пенсионеры, служащие плюс большая аморфная часть, не пришедшая на участки. Другой вопрос, что костромскую явку в 25%, подстегнутую именно Навальным, вряд ли можно считать провальной. В других регионах страны, где этот показатель едва дотягивал до 10%, ситуация говорит в пользу того, что электоральный процесс в России доведен до логического предела. Через год предстоят выборы в Думу, а с такими цифрами они вновь, как и в 2011-м, могут быть поставлены под сомнение.

В этот единый день голосования необходимо было срочно реализовывать политические решения руководства страны, которые понимаются как управляемая демократизация общественных процессов. Среди главных шагов – подготовка допуска к выборам реально сильных общественных (необязательно партийных) персон по всей России, держа при этом в уме, что любая конкуренция может быть только межэлитной, а выборы могут проходить только по формуле «деньги против админресурса».

Оппозиции следует до федеральных выборов переформатироваться, если они хотят реального участия на них, и сделать акцент не на «столичной» ориентации своей кампании, а все-таки на региональный, которым они пока слабо владеют», — заключил эксперт.

Политолог прокомментировал «КР» и неудавшийся поход «навальнят» в Сибирь – регион, который оппозиция планировала сделать цитаделью при реализации своей стратегии возможного прихода к власти. Гращенков отметил, что, с одной стороны, команда Навального одно время действительно рассматривала наукоград Новосибирск как площадку для своего первичного рывка. Для этого были социально-демографические предпосылки: удобное расположение, третий по численности населения город в стране, образованное население, традиционно ассоциируемое с поддержкой интеллигенции.

«Новосибирск в любой из стратегий либералов играл перед выборами решающую роль, — поясняет Гращенков. — Отказавшись от дорогостоящей избирательной кампании, здесь оппозиция могла бы подогревать тему местной самоидентичности, могла бы сосредоточиться на критике социально-экономического развития в этом регионе. Но свою роль сыграла разрозненность рядов оппозиционеров. Так, карты спутал Илья Пономарев с кулуарными переговорами и темой не просто допустить его к сибирским выборам, но и дать возможность победить. После скандального «пономаревского шлейфа» на Новосибирске сторонники Навального решили поставить крест, сфокусировавшись на выборах в Центральной России – в Калуге и Костроме.

Что касается поражения оппозиции на Дальнем Востоке – в Магадане и так далее. Это самобытные территории, на которых все процессы протекают совершенно по-другому, нежели чем в той же непокоренной Навальным Сибири. Здесь свои особенности агитации, самой межличностной коммуникации и злободневной повестки дня. То есть прилететь из Москвы и с нуля сформировать оппозицию нельзя, а действовать в Магадане, исходя из деструктивной повестки (раскачивание ситуации в регионе с ее последующей проекцией в масштабах страны), никто оппозиции не позволит. Как результат – усмотрев в региональных выборах на Дальнем Востоке игру в майдан на Магадане, в Москве решили действовать по старинке: заменив несистемную оппозицию системной, которая и получила часть отведенных ей мандатов».

В комментарии «КР» Илья Гращенков также связал прошедшую региональную кампанию с предстоящими в будущем году выборами в Государственную Думу, охарактеризовав нынешний цикл как частичную подготовку к следующей осени.

И.Г.: «С этими выборами мы получили некое развитие идеи о многопартийной системе в России в рамках консенсуса вокруг фигуры Владимира Путина.

Речь идет о реализации той концепции (управляемой демократии – прим. «КР»), которую предлагал и долгое время пытался реализовать Владислав Сурков. В конце «нулевых» она не сработала – из-за отсутствия интереса влиятельных людей из «Единой России». Теперь, получив после «крымской весны» консенсус о главном, о прообразе национальной идеи, люди вроде бы стали голосовать в рамках местной социально-политической повестки. И это не означает, что, если на выборах побеждает представитель коммунистов или эсеров, регион сразу становится каким-то опальным и находящимся вне контроля. Выборы легитимируют ситуацию, когда люди, объединенные общей идеей, просто конкурируют на местах».

***

Полагаю, что можно разделить мнение Гращенкова о том, что следующие думские выборы будут принципиально другими, чем планировались еще два года назад. Все дело в возвращении одномандатных округов, депутаты от которых «разбавят» зачастую неизвестных в регионе партийных «списочников». Следовательно, инвестировать в выборы будут либо уже раскрученные персоны, либо люди, серьезно стремящиеся формировать свое политическое будущее.

Исходя из названного обстоятельства, Гращенков указывает на другую особенность будущих федеральных выборов – высокая конкурентная борьба. В 2016 году на места в Думе будут претендовать региональные контрэлиты – люди, которые попытаются заместить собой старые элитные кланы. Этим новым людям впоследствии придется реально работать с населением в очень сложной экономической ситуации.    

Кроме того, по мнению эксперта, ввиду слабой представленности на местах будет очевидна несостоятельность идеи о допуске «малых партий» к выборам. Следовательно, партийная составляющая в новом электоральном цикле будет формироваться в противодействии между «Единой Россией» и ОНФ. К этому с большой долей вероятности можно добавить небольшое «разбавление» представителями известной системной оппозиции, в число которой, правда, на следующий год могут включить новых игроков. «Единой России» придется потесниться и не абсолютизировать всю власть в Госдуме в своих руках, как было прежде. Квота системных партий в парламенте увеличится. Причем, возможно, появятся новые партии, в последние созывы не имеющие там своего представительства. Туда вполне могут проскочить «Родина» и постпрохоровская «Гражданская платформа», хотя бы по одномандатным округам.

К следующей осени сценарий выборов в России, как считает политолог, может быть подобен американскому, когда в рамках одной системы борются два крыла оппонентов-союзников – республиканцев и демократов.

 

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"