Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Духовные скрепы
02.12.2016 09:00

Женщина, ставшая матерью русской империи

Незаслуженно забытая гречанка на русском престоле сыграла одну из главных ролей в становлении России как великой державы

На этой неделе на телеканале «Россия 1» стартовал показ исторического сериала «София», повествующего о русской великой княжне византийского происхождения, жене Ивана III Софии Палеолог. Не будет преувеличением сказать, что София Палеолог, пожалуй, одна из самых, если не самая недооцененная женщина русской истории. Все мы знаем о последней русской царице Александре Федоровне, императрице Екатерине Великой, более-менее известна Елена Глинская, да и то лишь в контексте личности своего сына Ивана Грозного. По сути, на этом список наиболее известных женщин русской истории заканчивается. При этом личность Софии Палеолог продолжает оставаться в тени, что совершенно несправедливо и незаслуженно на фоне того, что эта женщина сделала для становления России и превращения её в великую империю.

Сериал, кстати, оставляет весьма положительное впечатление. Красивые реалистичные кадры, неплохие актеры, историческая достоверность и никакого поливания грязью русской истории, в чем поднаторели за последние несколько десятков лет отечественные киноделы разных мастей. Но самое главное – это уникальная («София» – это первый фильм в отечественном кинематографе о Софии Палеолог) возможность проникнуться атмосферой и духом конца 15 века – судьбоносное для России время, в которое происходили события, оказавшие непосредственное влияния на формирование России как православной империи. «Колокол России» уже писал об Иване III – архитекторе русской державы. Настала пора поговорить о его жене Софии, которая приняла непосредственное участие в процессе строительства здания будущей империи. И без неё этот великий проект вряд ли завершился бы успехом.

Будущая великая княгиня родилась уже после падения Византии в семье деспота Мореи – государственного образования на юге греческого полуострова Пелопоннес. После захвата её родины турками-османами, Зоя (её первое имя) с семьей перебираются в Италию, где для получения поддержки со стороны папского престола родители вместе с малолетней дочерью, ставшей отныне Софией, переходят в католицизм. Кроме того, папа римский назначает в воспитатели Софии кардинала Виссариона Никейского, который был ярым сторонником унии между православной и католической церквями и пытался привить Софии соответствующие убеждения.

Вообще, папский престол имел достаточно большие планы относительно Софии. Рим не стал медлить, когда узнал о возможности выдать её замуж за овдовевшего русского князя Ивана III. Папский престол преследовал здесь две цели, которые и хотел достигнуть при помощи Палеолог. Во-первых, Ватикан активно искал союзников против стремительно набиравшей мощь Османской империи, желая организовать новый крестовый поход и отвоевать обратно земли бывшей Византии. Римский папа Павел II, зная о возвышении Москвы и желании её князя Ивана быть наследником исчезнувшей империи, хотел через Софию сподвигнуть его на войну с турками, таким образом отведя опасность от Западной Европы. В качестве приза Папа намеревался предложить Ивану часть захваченных турками территорий. В принципе, ничего особенного: Запад всегда стремился воевать чужими руками против своих главных врагов. В 15 веке таким врагом были османы, с которыми Рим хотел сражаться «до последнего русского воина». Второй целью Павла II было склонить русских к принятию церковной унии и дальнейшему распространению католичества на Руси. И великая княгиня-католичка представлялась Риму отличным инструментом для подчинения православия.

Однако планам папского престола не суждено было сбыться. Иван III, как умный и опытный политик, совсем не собирался влезать в губительную войну с турками за чужие европейские интересы и уж тем более не собирался принимать заключенную в 1439 году между византийцами и папским престолом Флорентийскую унию, формально объединившей православную и католическую церкви. София же, хотя и была в детстве переведена в католицизм, в душе продолжала оставаться православной, из-за боязни гонений скрывая свою истинную веру от своих же связанных с Римом «покровителей». И  окатоличивание Руси совсем не входило в её планы.

Более того, сразу после пересечения границы с Россией в 1472 году София заявила своему «куратору» Виссариону Никейскому о том, что возвращается в православие и далее никаких католических обрядов выполнять не собирается. Это сразу укрепило её авторитет среди русской знати, опасавшейся, что Палеолог может насадить католичество на Руси. Русские крайне щепетильно относились к этой теме, ни под какими предлогами не соглашаясь признать Флорентийскую унию. Кроме того, присланный из Константинополя униатский митрополит Исидор был с позором изгнан обратно, а русская церковь уже к моменту прибытия Софии на Русь стала фактически независимой от Константинополя. Таким образом, планы папы по окатоличиванию России окончательно провалились. И главную роль здесь сыграла сама София, не только в непростых и во многом враждебных условиях сохранившая приверженность православию, но и не желавшую быть послушной пешкой в чужой игре. 

Венчание Ивана III и Софии Палеолог

Кроме того, сам факт её принадлежности к последней византийской императорской семье делал её хранительницей сакральных символов исчезнувшей империи. И одним из таких символов стал византийский двуглавый орел, пришедший на Русь вместе с Софией и воспринятый Иваном III в качестве герба рождавшейся российской державы. Смысл византийского орла в том, что его взоры обращены как на Запад, так и на Восток. Руси, занимавшей между двумя этими идеологическими и геополитическими величинами срединное положение, двуглавый орел пришелся как нельзя кстати. Как и Византия, рождавшаяся русская империя расширяла свои границы и на западных, и на восточных рубежах. Двуглавый орел лишь закрепил на высшем государственном уровне срединное положение России, её особый путь, отличный от Запада и Востока, но воспринимающий от них только лучшее и самое полезное.

Закончено же было формирование новой российской идеологии псковским монахом Филофеем, который обосновал преемственность России от Византии как религиозным, так и династическим родством. Отныне Россия становилась империей, и великая княгиня греческого происхождения непосредственно способствовала формированию новой идеологии.

При этом именно София подталкивала своего мужа сделать решительный шаг к освобождению от разорявшего Русь татаро-монгольского ига. Ей, наследнице исчезнувшей великой православной империи, совершенно не нравилось, что её муж, хоть и позиционирует себя как державный государь, но всё-таки по статусу является данником татарского хана.

«Я отказала в руке своей богатым, сильным князьям и королям, для веры вышла за тебя, – говорила она своему мужу, – а ты теперь хочешь меня и детей моих сделать данниками; разве у тебя мало войска?». Иван сам тяготился этой ношей, но до того момента не решался прямо бросить вызов хану Ахмату. Настойчивость же и упорство его жены подтолкнули великого князя к окончательному решению «татарского вопроса». После начала процесса объединения древнерусских земель и женитьбы московского князя на наследнице Византийской империи освобождение от Орды стало третьим важным элементом в фундаменте будущей империи.

Стояние на Угре, кадр из сериала «София»

Великую княгиню заботил также внешний вид столицы Московского княжества. По её мнению, мировая столица православия, которой стала Москва после падения Константинополя. не должна выглядеть как заштатный провинциальный городок, целиком состоящий из деревянных укреплений. София мечтала построить в Москве Кремль, который своей мощью и великолепием не будет уступать укреплениям Константинополя. Это нашло поддержку у Ивана, также думавшего о возведении новых каменных стен, гораздо мощнее и величественнее прежних. Это отразило бы значительно увеличившуюся мощь московского княжества и его новый международный статус.

Именно София посоветовала Ивану выписать мастеров из Италии, в том числе известного зодчего Аристотеля Фиорованти. Вместе с ним приехали и другие архитекторы, покровительницей которых стала великая княгиня. Впоследствии ими были построены Кремль, ставший мощнейшим оборонительным укреплением в Европе, а также кремлевские соборы и палаты. Столица рождавшейся империи получила соответствующий этому статусу вид. Кроме того, вслед за зодчими в Россию потянулись мастера военного дела, врачи и другие грамотные люди. Таким образом, «приглашение варягов» в Россию 15 века дало мощный толчок в развитии страны. И заслуга в этом, по большей части, принадлежит именно Софии, прекрасно понимавшей, что ослабленной после татаро-монгольского ига России нужны люди, способные поднять уровень технических и естественных знаний в тогдашней России. А не просто грабить и разорять и без того истощенную страну, как это делают современные «варяги» в одной из соседних с нами стран. 

В целом же, если великий князь Иван был строителем и архитектором здания будущей русской империи, то его жена София всецело ему в этом помогала, подавая столь нужные для этого «строительные материалы». Новая имперская идеология, двуглавый орел, нежелание терпеть статус жены татарского данника, а также стремление украсить столицу мирового православия и полезные связи среди итальянских мастеров – всё это те самые элементы каркаса русской империи, без которой Россия осталась бы небольшим княжеством, затерянным на необъектных просторах Среднерусской возвышенности.

 Именно София сделала всё, чтобы с небольшим Московским княжеством, до неё не имевшем практически никакого авторитета в Европе, стали считаться ведущие державы того времени. Да так, что даже глава Священной Римской империи Максимилиан I признал Ивана III «императором руссов», то есть равным себе по статусу. Это означало  фактическое признание преемственности власти русского монарха от византийских василевсов, а саму Россию возводило в ранг империи, а не захолустного княжества на окраине тогдашней Ойкумены.

И кто знает, как повернулась бы русская история, не появись в Москве София Палеолог. Возможно, что Россия стала бы империей и без неё, а, может быть, и нет. Так или иначе, наследница византийских императоров на московском престоле сделала для своей новой родины всё, что могла. Именно поэтому, без всякого преувеличения, её можно назвать главной женщиной в истории России, матерью великой русской державы. Печально лишь то, что роль её по-прежнему сильно недооценена. Но, думается, рано или поздно это досадное обстоятельство будет исправлено.

Иван Прошкин

Заглавное фото: кадр из сериала «София»

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика