Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Евразия
19.05.2016 08:15

«Азиатская десятка» пополнит ряды Евразийского союза?

На саммите АСЕАН в Сочи Россия использует «холодную войну» с Западом для «перезагрузки» в Юго-Восточной Азии.

В Сочи стартует двухдневный саммит России с первыми лицами и другими представителями одиннадцати делегаций – представителей Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Хотя давно запланированная встреча не является чем-то уникальным в практике международных саммитов, но ее экономический эффект и глобальные геополитические последствия могут оказаться весьма значимыми для ближайшего будущего всего мира.

Первый, самый очевидный итог будущей встречи оформился уже сейчас: в СМИ осторожно начинают повторять тезис, что у медали санкционной политики Запада две стороны, и страны Азии намерены укреплять полноформатное сотрудничество с Москвой, пользуясь паузой в ее отношениях с Европой, что хуже только для нее самой.

При этом официальный Кремль злорадствовать по этому поводу не намерен, и его представители всеми действиями стремятся показать, что диалог с АСЕАН будет развиваться не «вместо Европы», а параллельно с ней. Просто в этот раз ее затянувшееся молчание позволит нам, наконец, повернуться на Восток и яснее обозначить вектор своих геополитических и экономических интересов в этом регионе мира, с его почти 600-миллионным населением и общим ВВП более чем в два триллиона долларов.

Полагаю, что проблем с составлением повестки у оргкомитета мероприятия в этом году не было: саммит с АСЕАН станет для нас третьим по счету и пройдет в рамках юбилея — 20-летия взаимоотношений между РФ и азиатским блоком. Контуры повестки 20 апреля очертил сам Владимир Путин, символично принимая верительные грамоты от новых послов 16 государств, большинство из которых как раз оказались представителями АСЕАН. В речи глава государства выразил надежду, что уже завтра на полях саммита участники проявят интерес к взаимодействию с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), а само мероприятие поспособствует «укреплению атмосферы доверия и сотрудничества» в Евразии в целом.

Стоит подчеркнуть, что в стороне от объединения держатся как Китай, так и Япония с Кореей, поэтому у российского лидера в Сочи будет по-своему уникальная возможность откровенно поговорить с лидерами «клуба догоняющих», не смущая их присутствием более влиятельных региональных лидеров.

К юбилейному 20-ому саммиту Россия — АСЕАН тем для общих разговоров действительно поднакопилось: от вопросов борьбы с международным терроризмом (который заглядывается на преимущественно мусульманские Индонезию и Филиппины) до повышения объемов взаимных инвестиций (с нынешних 698 млн до 1 млрд долларов) и кооперации (от энергетики и сельского хозяйства до микроэлектроники и экспорта технологий). Абсолютно логично, что в этих условиях государства АСЕАН проявляют к сотрудничеству с нашей страной такой же прагматичный, здоровый интерес.  

В период глобального кризиса и связанных с ним проблем замедления экономического благополучия развивающихся стран, в центре внимания саммита окажется и создание единой структуры банковской интеграции в регионе, которая поможет в реализации общих проектов между участниками. Это в целом позитивное состязание инвесткапиталами коснется вопроса о взаимной полезности активов Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (Москва может попросить Пекин открыть банк для членов АСЕАН) и Финансового фонда диалогового партнерства АСЕАН (для России это наилучший способ реализовать намеченную программу развития торгово-экономических связей с Азией до 2020 года). Примечательно, что долгосрочный бизнес-план обеих копилок будет представлен именно в рамках сочинского саммита. В этой связи даже в нашем всегда выдержанном МИДе не скрывают: Россия по максимуму использует возможности организатора юбилея, чтобы подготовить почву для выведения стратегического сотрудничества на новый уровень.

При этом лидеры Юго-Восточной Азии, как любые учтивые люди, наверняка с удовольствием вспомнят с хозяевами встречи, как два десятилетия назад «перезагружались» взаимоотношения стран региона с новой Россией. Однако за думами о былом азиаты, как водится, не забывают жить настоящим и двигаться вперед.

***

Таким образом поступило, например, руководство Вьетнама. Не дожидаясь начала саммита, оно начало консультации с Москвой по взаимовыгодным направлениям. Так, в начале этой недели Кремль встречал вьетнамского премьера Нгуен Суан Фука, для которого визит в Россию стал первой зарубежной поездкой в новой должности. Говорили преимущественно о торгово-экономических аспектах сотрудничества по формуле «технологии в обмен на товары». Так, в обмен на инвестиционное замещение Запада и вложения в создание экологического сельскохозяйственного кластера в Калужской области «Газпром» и «Росатом» подписали с вьетнамскими коллегами несколько меморандумов в обрабатывающих сферах, где наша страна занимаетсяо нефтеразработкой континентального шельфа и развитием атомной энергии в провинции Ниньтхуан.

С другой стороны, Вьетнам числится среди стран, в феврале этого года подписавших с США соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Однако при должном уровне взаимодействия этот факт может стать для России серьезным бонусом. Судите сами: ТТП не заработает до тех пор, пока его не ратифицируют парламенты всех стран-участников, и в этом контексте официальный Ханой может быть выгодным «троянским конем», под разными предлогами затягивающим реализацию проекта и работающим тем самым себе на пользу.

Действительно, десятилетие тесного взаимодействия с Россией подарило Вьетнаму в разы больше, чем томительные восемь лет переговоров по ТТП, которые сводились к американским заверениям быстрого рывка для государства в будущем, ради чего сейчас вьетнамцам следует почти полностью заморозить свои экономические контакты. «Заманчивое» предложение для страны с постоянно растущим рынком труда и сбыта, не правда ли?

Между тем, не без десятилетней помощи России СРВ смогла не только стабилизировать ощутимый внешнеторговый дефицит с Китаем, но и обеспечить стабильный ежегодный прирост ВВП на 6%, что, по прогнозам мировых рейтинговых агентств, позволит стране к 2050 году переместиться с нынешнего 32 места на 22-ое, приблизившись к самым динамичным экономикам мира. Нас роднит и неизменное сохранение за государством доли в 50% в стратегически значимых секторах экономики.

Наконец, в конце мая прошлого года Вьетнам присоединился к зоне свободной торговли — основному экономическому инструменту расширения влияния ЕАЭС в мире. Планируется, что главной выгодой от сотрудничества в этой сфере будет утроение через четыре года взаимного товарооборота — до 10 млрд долларов. Опасений о недобросовестной конкуренции здесь не будет, поскольку Вьетнам не торгуем с ЕАЭС продукцией, аналоги которой выпускают страны-основатели этого союза. В преддверии летнего сезона туристическая инфраструктура социалистического «азиатского тигра» может оказаться альтернативой для желающих комфортно отдохнуть.   

Наконец, не стоит забывать и про возможную активизацию нашего военно-технического сотрудничества: не говоря о том, что Тихоокеанский флот наверняка соскучился по бывшей советской военно-морской базе в Камрани, где, к слову, уже сейчас воссоздана станция обслуживания отечественного подводного флота и уже проходила модернизацию напугавшая НАТО «Варшавянка».   

Выбирая Вьетнам в качестве азиатского приоритета, Россия в своем геополитическом развороте на Восток стучится в правильные двери в попытке заинтересовать собой весь АСЕАН. Среди стран объединения, похоже, только Вьетнам обладает наиболее конкретным планом по развитию мирного атома в регионе и большей автономии от зарубежного энергетического импорта и в том числе имеет для этого определенные соглашения о строительстве АЭС полного цикла, заключенных как раз с Россией. Именно эта экономически активная страна, ставшая крупным экспортером микроэлектроники и преодолевшая сырьевую зависимость, в последние годы олицетворяет значительную часть деловой активности стран Юго-Восточной Азии, формируя для них международную повестку дня, в которой Россия может занять центральное место.

***

Пример Вьетнама может побудить к поиску новых партнеров по беспошлинной торговле такие страны, как Сингапур и Таиланд. По прогнозам экономистов, им, с учетом быстрорастущей экономической динамики, уже к концу 2010-х годов будет тесно сдерживать свой потенциал только рамками АСЕАН, поэтому вопрос о новых партнерах (как в лице России, так и, конечно, США) неизбежно будет подниматься в программе развития торгово-экономических связей этих стран на период до 2020 года.

Касаемо отношений с Сингапуром, памятны задачи продолжающейся программы технологического импортозамещения. Опыт превращения крошечной, преимущественно аграрной территории в флагман развития для всего региона за счет национальных особенностей борьбы с коррупцией может быть весьма полезен и для нашей экономики.

Опыт антитеррористической борьбы и выстраивание архитектуры коллективной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет полезен другим партнерам России, испытывающим похожие проблемы — речь, в первую очередь, об Индонезии и Филиппинах. Последняя из названных стран, десятилетиями считавшаяся важным тактическим оплотом Соединенных Штатов в регионе, после сочинского саммита может поменять геополитические ориентиры в пользу России.

Причин для смены настроений на Филиппинах существует несколько. Первая — это прошедшие в начале мая президентские выборы, победу на которых одержал мэр городка Давао Родриго Дутере, которого ряд либеральных СМИ успел окрестить «грубым, неотесанным провинциалом» и даже «клоном Путина». Имиджевое сходство действительно есть: тоже юрист по образованию, Дутере в течение 22 лет являлся градоначальником провинциального городка на острове Минданао с преимущественно мусульманским и далеко неспокойным населением. Однако ему удалось обуздать местную преступность и превратить Давао в бурлящий деловой активностью среднего бизнеса (по филиппинским меркам) центр.

В предвыборной программе он, как и российский лидер, позиционирует себя как бескомпромиссный деятель, который не будет идти на уступки ради политической конъюнктуры и поступаться интересами народа. Дутере фактически пообещал «замочить в сортире» всю местную преступность вместе с исламским сепаратизмом. Причем обещание Дутере оформил еще жестче, перечислив способы казни для преступников, которыми будет «модернизирована» судебная система страны.

Вторая причина — это экономическая концепция нового президента, которая близка скорее к России, нежели к американскому «партнеру». Дутере не скрывает первостепенного интереса к развитию местной металлургии и поддержке фермерских хозяйств с опорой на внутренние силы. Приехав на саммит в Сочи, новый глава Филиппин сможет познакомиться с достижениями российской модернизации, не в последнюю очередь ориентированной на помощь сырьевым секторам, и при желании перенять неплохой сельскохозяйственный опыт.

Отраслевое сотрудничество может ознаменоваться и совместными проектами в газовой сфере. Например, поставки сжиженного газа с Сахалина позволят сократить многолетнюю зависимость Филиппин от зарубежного экспорта. Не исключено, что Россия понравится Дутере настолько, что он захочет не просто быстрой отдачи от сырьевой добычи, но и чего-то более амбициозного, например, построенную РЖД железную дорогу в родном Минданао, что откроет на острове доступ к гидроэнергетическим ресурсам, а они в будущем с лихвой покроют филиппинский спрос на электроэнергию.

Понимая это, Госдеп, конечно, будет внимательно следить за действиями своих вчерашних партнеров в Сочи, ибо никто в Вашингтоне не хочет появления серьезных неудобств, связанных с азиатской независимостью от США. Их к тому же вряд ли радует стремление Дутере превратить ныне унитарную страну в федерацию, что приблизило бы решение проблем мятежных южных островов с их мусульманским населением. Возможно, что эти настроения новых властей и дальнейшие внешнеполитические события послужат прологом для развития отношений между Манилой и Москвой уже в рамках грядущего мероприятия

***

Кстати, еще раз к вопросу экстремизма в Юго-Восточной Азии. В сочинских переговорах Россия может напомнить гостям и о накопленном Советским Союзом относительно успешном опыте медиации локальных территориальных конфликтов, сопряженных с непримиримыми между собой азиатскими элитами (например, по теме принадлежности нефтегазовых ресурсов на шельфе к западу от Филиппин). Вспоминая историю урегулирования подобных ситуаций (например, между той же Индонезией и Сингапуром в начале 1960-х гг. или между Камбоджей и Вьетнамом в 1980-е гг.), удивляюсь, как незримое вмешательство СССР без лишних слов всякий раз замиряло отвратительно хищных врагов-соседей.

Названные выше проблемные места и возможные отправные точки для сотрудничества России и АСЕАН потребуют от лидеров приезжающих в Сочи стран согласования мер и адекватных ответов. Поэтому во главу угла экономико-сырьевого партнерства и кооперации по безопасности ставится опыт государств, готовых как к поддержанию баланса, так и к решительному ответу на любую дестабилизацию. Последние события в мире не предполагают более надежного и своевременного партнера, чем Россия, которая способна взять в свои руки инициативу по формированию широкого партнерства и убедить АСЕАН в целесообразности альянса с ЕАЭС и ШОС.

Иными словами, на саммите у России есть сверхзадача — убедить Юго-Восточную Азию в том, что у нас есть возможности привлечь к работе по созданию нового — динамичного, стабильного и разнообразного мира — не только АСЕАН, но и других крупных игроков, разделяющих интерес к интеграционным процессам.

В будущем я не исключаю, что при благоприятном развитии событий «азиатские тигры» помогут нашему «медведю, хозяину своей тайги» (вспоминаем реплику президента) обратить удушающий геополитический «принцип анаконды» против США. Не завтра, конечно, но ведь и гегемония однополярного мира появилась не за час. Следовательно, подтачивать ее разными способами и с разных сторон — тоже дело времени. Надо только понимать, что такого рода усилия — производные от главной задачи, которая для России формируется следующим образом: пока в Европе строят стены и думают над прекращением Шенгена, в  Евразии страны активизируют сотрудничество между собой,  что означает реализацию глобального интеграционного Евразийского проекта. Это и есть подлинный мультикультурализм в интересах всех, а не рекламная акция ради благополучия одних, пусть и Соединенных…

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика