Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Евразия
14.12.2015 09:00

Быль о том, как поссорился Азербайджан Алиевич с Ираном Шиитовичем

Очевидно, что разгорающийся между Ираном и Азербайджаном негласный конфликт амбиций не позволит вечно дипломатичной и ни во что не вмешивающейся Москве эффектно применить контрсанкции против Турции, усилив свои позиции новым энергетическим альянсом на Среднем Востоке.

На этот раз неудача пришла, откуда не ждали: из азербайджанского поселка Нардаран, где полиция уже третью неделю проводит антитеррористическую операцию против местных религиозных фанатиков.

Неплохо изучив опыт Турции в борьбе с внутренней оппозицией, в последнее время президент Азербайджана Ильхам Алиев уделяет ей много внимания. Так, в рамках борьбы с «Исламским государством» (ИГ)* еще в конце ноября действующая в пригороде Нардарана религиозная группа «Единство мусульман» была заподозрена в формировании экстремистского сообщества «с целью захвата власти» в стране и признана террористической.

Преследуя проповедников, в Баку не стали утруждать себя комментариями на тему, зачем власти охотятся на шиитских проповедников, если главари ИГ – по большей части сунниты. Зеркально отражая внутриполитическую ситуацию в Турции, Азербайджан заинтересован в решении двух задач.

Первая – на фоне усиления напряженности в Нагорном Карабахе основательно почистить генералитет и внутренние войска. Как и президент Турции Реджеп Эрдоган, Алиев известен не всегда ровными отношениями со своими силовиками, и на фоне возможных неудач в НКР опасается армейского мятежа, уже имевшего место в республике против его отца в 1994 году. Вторая и более глобальная цель – максимально дистанцироваться от Ирана, дабы не получить болезненную реакцию Анкары по вопросу «геополитической измены».

Между тем «измена» Азербайджана могла быть не только результатом тщательной зачистки его властями внутренней контры. На аресты членов «Единства мусульман» на официальном уровне и весьма негативно отозвался Иран, посол которого получил от азербайджанского МИД ноту протеста в связи с вмешательством во внутренние дела республики.  

После подобного демарша иранские газеты наперебой стали жестко критиковать власти соседей. Например, сетевое издание Iran.ru опубликовало у себя воззвание духовного лидера города Сараб иранской провинции Восточный Азербайджан (Атрпатакан) Али Акбара Акрамина. Среди пафосных слов об исторических связях и глубоком религиозном единстве Акрамин заявил, что Азербайджана как государства могло бы и не существовать, если бы не военно-политическое и гуманитарное содействие Исламской республики в 1990-е годы. В довершение духовный лидер предупредил «бакинских диктаторских чиновников», что если неудавшиеся азербайджанские «Братья-мусульмане» будут неоправданно осуждены, то Иран не останется безразличным к вопросу защиты шиитского духовенства в любой точке мира. 

Дальше – больше: СМИ со ссылкой на иранское правительственное информационное агентство IrNA распространили заявление спикера иранского рахбара Али Хаменеи аятоллы Моджахеда Шабестари, что если репрессии против нардаранцев не прекратятся, «отношения Исламской Республики Иран с Азербайджанской Республикой будут пересмотрены».

На угрозы Тегерана не преминула откликнуться азербайджанская пресса, которая, как правило, не пишет того, что не нравилось бы официальным властям. Так, проправительственный портал Haqqin.az указал на «неприкрытое вмешательство иранских спецслужб в дела Азербайджана». «Очевидно, – замечает издание, – властные круги в Тегеране, которые десятилетиями активно поддерживали религиозный экстремизм шиитского толка в Азербайджане, находятся в глубоком ужасе после провала новой акции политического ислама».
Таким образом, выходящему из тени международных санкций Ирану было брошено обвинение в поддержке терроризма и попытках свергнуть существующий в Азербайджане строй. Видимо, столь серьезные упреки, претендующие стать первым эпизодом в информационной войне по демонизации Ирана, возникли не без участия турецких спецслужб.

Безусловно, что Анкара попытается по максимуму выжать неприятную ситуацию себе на пользу, удержав Азербайджан в зоне своего союзного влияния. Тогда под удар попадут не только контракты по упомянутой единой энергетической системе Баку с Тегераном и Москвой, но и трехсторонний сырьевой бизнес.

Ожидается, что до конца года Ильхам Алиев может поручить Государственной нефтяной компании республики (ГНКАР) пересмотреть участие в иранском проекте разработки углеводородных месторождений, расположенных на суше Каспия.

Тень старшего брата уже угадывается с недавних действиях Баку. Так, возможна заморозка строительства железнодорожного моста через реку Астара на границе двух стран, трудные переговоры о появлении которого миллиметровыми шагами продвигались последние шесть лет. Теперь по поручению Алиева правительство страны оживленно обсуждает с Турцией новую ветку маршрута грузов в Европу по коридору TRACECA, посылая Ирану недвусмысленный сигнал о развороте торговых путей.

Формальные обоснования для доброй ссоры пока подводятся издалека. В контексте безопасности на границах парламент Азербайджана сегодня принял новую редакцию закона «О борьбе с религиозным экстремизмом», который, в частности, расширяет полномочия армии по охране приграничных участков существующих газопроводов от «атак религиозных экстремистов». Теперь под предлогом «защиты демократии от религиозного терроризма» нельзя исключать стычек на ирано-азербайджанской границе, что, вероятно, произойдет при деятельном участии всё той же Турции.

Удивительно, как совпали с обострением ситуации и недавние поправки в уголовный кодекс республики, по которым за религиозную пропаганду местному жителю предстоит выложить от 2 до 5 тысяч манатов (около 1500 долларов), а иностранцу и вовсе можно отправиться за решетку на срок от двух до пяти лет. Впрочем, здесь власти не скрывают, что вынуждены прибегнуть к репрессивным мерам из-за событий в Нардаране.

На этом фоне Россия свой выбор, кажется, сделала. Поняв отсутствие перспектив по созданию международного антитурецкого взаимодействия, Москва сосредоточилась на поставках исламской республике зенитных установок С-300. Это, в свою очередь, означает, что взаимоотношения стран вышли на новый уровень, обещающий Ирану усиление безопасности, а России – перспективное направление для военно-технического сотрудничества и активизацию других поставок и комплектующих.

Кроме того, наши страны объединяет и участие в антитеррористической операции в Сирии, что также можно считать фундаментом отношений двух стран в оборонной сфере. Жаль, что, несмотря на прошлогоднее сотрудничество по вооружениям, подобного фундамента не хватило российско-азербайджанским отношениям.

Как уже ранее отмечал «Колокол России», Азербайджан хорош именно как нейтральная страна и буфер между крупными региональными игроками. Однако, сам претендуя на этот статус, Баку периодически превращает свои внешнеполитические ориентиры в своеобразный маятник: взлет одного направления с Россией чередуется с провалом по другому направлению с Ираном, и наоборот.

Это и есть наиболее серьезное препятствие  на пути тройственного союза Москва – Баку – Тегеран. Однако отныне суверенное право Азербайджана на многовекторность дополнилось куда более бескомпромиссными претензиями к соседу на религиозной почве, которая априори более вязкая и коварная. Взаимопонимание и терпимость тут вряд ли ожидаемы, если в иранской элите не возобладает дух прагматизма и позиция невмешательства во внутренние дела соседней страны.

В Баку, действительно, вправе выбирать, с кем дружить и идти рука об руку в международных отношениях. Надо полагать, что в руководстве республики хватает здорового расчета предвидеть, что ссору с Ираном на религиозной почве в равной мере можно экстраполировать и на Турцию, чей президент грезит мечтами о возрождении Османской империи с ее полутеократическим устройством. Отсюда, раз Азербайджан уверенно идет по пути совершенствования светского государства, то он резонно вправе говорить «нет» и Анкаре, которая соблазняет соседа принципом «грабить вас не дадим – сами будем». 

На данном этапе скандал между странами чреват в большей степени для России, не в интересах которой сейчас было бы увязнуть в урегулировании нового религиозного конфликта между своими партнерами, потеряв во время «соломонова решения» обоих.

С другой стороны, искусственный конфликт амбиций между партнерами России как часть информационно-идеологической войны против нее – достойный повод показать возможности своей дипломатии и, может, впервые после «августовской войны» с Грузией обновить информационную компоненту в глобальной стратегии действий.      

В общем, господа, вопреки классику нескучно России на свете, тем более – на Ближнем или Среднем Востоке.

Александр Андреев

* «Исламское государство» – организация, признанная решением Верховного суда РФ экстремистской и запрещенная на территории России.

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"