Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Евразия
01.12.2015 11:29

Российско-турецкая дипломатия: в Азербайджан со своим Карабахом

«Знаете что, скрипка?
Мы ужасно похожи:
я вот тоже ору,
а доказать ничего не умею!»
Музыканты смеются:
«Влип как!

Пришел к деревянной невесте!»
А мне наплевать!
Я – хороший.
«Знаете что, скрипка?
Давайте будем жить вместе!»

Владимир Маяковский «Скрипка и немножко нервно»

Фронт конфронтации между Россией и Турцией, похоже, из Сирии смещается в Закавказье. Не отказываясь от встречи с президентом России Путиным на полях климатического саммита в Париже 1 декабря, руководство Турции упрямо не объясняет своих истинных мотивов в истории с Су-24 и стремится наделать еще больше ошибок на других  направлениях, актуальных для двух стран.   

В конце минувшей недели стало очевидным, что в ожидании российских санкций невротический шок турецкого президента Реджепа Эрдогана уверенно перешагивает границы страны. Дело здесь уже не столько в Сирии – это ни для кого не секрет. Речь идет о постсоветском пространстве и «замороженном» конфликте в Нагорном Карабахе, который Анкара грозится атаковать в случае применения Россией С-400 против ее самолетов.

Что же, заявлено тенденциозно, в духе Эрдогана. Но и немного нервно и на первый взгляд, не располагает к агрессии. Ведь отныне каждый военный самолет отслеживается системой еще на территории Сирии. Более того, турецкие и иные натовские летчики на своих радиочастотах теперь видят и даже слышат, что они – на прицеле у русских. Надо полагать, что не все члены Североатлантического альянса, и в первую очередь Германия, погладили Эрдогана по головке, так как взбалмошный турецкий лидер поставил организацию в щекотливое положение, выходом из которого европейцы считают рекомендацию Москве поскорее забыть об инциденте с Су-24.

Сам Эрдоган внушение со стороны коллег принял и на воскресном Международном исламском экономическом конгрессе в Стамбуле сказал, что Турция не собирается дальше раздувать этот инцидент. Сделал он это в обычной манере, отправив делегацию во главе со своим премьером Давутоглу в Баку, где тот и пообещал обрадованным союзникам помочь вернуть «оккупированные территории» – читай, Нагорный Карабах и буферную зону вокруг него.

В свою очередь Азербайджан в лице президента Ильхама Алиева, обрадованного столь пристальным вниманием старшего брата к наболевшей проблеме, уже высказал готовность урегулировать отношения России и Турции. При этом, как сообщил вице-спикер парламента Армении Эдуард Шармазанов, намеченная на завтра встреча на высшем уровне по урегулированию карабахской проблемы после визита турков была отменена.

С другой стороны, вектор «холодной войны», по воле Анкары обращенный сегодня к Южному Кавказу, из полюса противостояния может превратиться в гнездо, из которого вскоре могут вылететь голуби мира российско-турецких отношений.  

Подобный исход будет зависеть от позиции азербайджанских властей, которые оказались в крайне невыгодном положении после разрыва между Москвой и Анкарой. Ильхам Алиев в этих условиях выбрал очень удобный момент для активизации свой миротворческой активности. В условиях, когда экономические круги поссорившихся стран максимально сгладить углы от развернувшейся политической дуэли после уничтожения Су-24, рассудительный Алиев, имеющий неплохие отношения с обоими президентами, может быть как никогда кстати.

Он, как Лукашенко в период войны на Донбассе, может взять на себя функции медиатора и выступить миротворцем. Возможно, именно с целью поднабраться полезного опыта челночной дипломатии в минувшие выходные Ильхам Алиев совершил незапланированный визит в Белоруссию. Судя по тому, что торжественное подписание договора о социально-экономическом сотрудничестве до 2025 года транслировалось чуть ли не в прямом эфире двумя национальными телеканалами Беларуси, думаю, что Минске Алиев получил неплохие практические рекомендации на тему, как извлекать пользу из ситуации «и ты, брат, прав, и ты, сестра, права».

На этот раз «вредные советы» за авторством Лукашенко в адрес Москвы могут быть связаны с обидой Батьки на срыв запланированной на 26 ноября встречи с Владимиром Путиным, на которой белорусский лидер в очередной раз решил просить у Москвы кредитной помощи. Но на прошлой неделе Кремлю по понятным причинам было не до проблем Лукашенко, и тот, решив не высказываться на тему российско-турецкого конфликта публично, вспомнил похожую ситуацию пятилетней давности, когда Азербайджан оказался единственной страной, оперативно выделившей Минску кредит в 190 миллионов долларов.

О возможном звездном часе Баку в урегулировании конфликта между региональными державами пишут и аналитики местной газеты Haqqin.az. В издании не исключают, что радикальное обострение между странами, спровоцированное турецким руководством, было реакцией Анкары на визит Владимира Путина в Иран, от которого в немалой степени зависит исход антитеррористической операции в Сирии, а следовательно – личное благополучие семейства Эрдогана.

Учитывая невозможность прямых контактов между Москвой и Анкарой, в первую очередь, по сырьевым направлениям, посредническая роль Азербайджана действительно представляется весьма выгодной всем сторонам переговоров.

Во-первых, это важно лично для азербайджанских властей в контексте упомянутой карабахской проблемы. Стабильно закупая у Турции вооружение на десятки миллионов долларов, для Баку остается актуальной и демонстрация европейским посредникам своих дипломатических умений разрешать сложные ситуации.

Во-вторых, уходящей осенью граничащая с Россией и Ираном страна стала главным лоббистом создания общей энергосети, в которую через три года войдут все 14 теплоэлектростанций и более десятка ГЭС республики. Все годы после обретения независимости энергетические компании Азербайджана по старой памяти и в рамках кооперации поддерживали неплохие рабочие отношения с российскими коллегами. Интерес Баку к единой энергосистеме также объясняется поэтапным снятием международной изоляции с Ирана: азербайджанцы стали первыми, кто еще в августе договорился с Тегераном о налаживании перетока электроэнергии по маршруту Имишли – Парсабад.

В перспективе объединение этого канала с уже существующей сетью Дербент – Яшма позволит Алиеву, во-первых, полностью решить внутренние проблемы страны, связанные с энергоснабжением, а во-вторых, получить дополнительные мощности в 2400 мегаватт, которые пригодятся для серых поставок турецким братьям.

Миротворчество позволит Азербайджану попутно подтвердить в глазах всех партнеров репутацию надежного транзитера и продемонстрировать независимость от неустойчивой ценовой конъюнктуры на нефтяном рынке.

В-третьих, в пользу того, что мириться надо, говорит и нарастающие как в НАТО, так и в ОДКБ опасения «третьей мировой» из-за попыток Москвы надавить на провинившегося Эрдогана и желания последнего спровоцировать «второй фронт» у своих границ, но в пику России.

Наконец, в сложившейся конфигурации посредник вроде Алиева для России – не самый худший вариант. В силу общего прошлого Россия и Азербайджан – практически один социум. Азербайджанская диаспора является едва ли не самой большой в России, а российский бизнес имеет привилегированное положение в Азербайджане.

К тому же Баку последние годы находит большее политико-экономическое понимание в России и Иране, чем на Западе, который разочаровался в «демократических устремлениях» Алиева. Поэтому после возможного успеха нашего закавказского партнера в качестве миротворца мы можем стать свидетелями нового этапа интеграции Азербайджана в евразийское политико-экономическое пространство.

***

При всей полезности названные обстоятельства в равной степени ставят под вопрос возможности Азербайджана стать сколько-нибудь серьезным переговорщиком между Россией и Турцией. Такое мнение в интервью «Колоколу России» высказал политолог, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов.

«Посредники обычно нужны, когда сторонам либо не удается уладить конфликт, либо если им требуется представитель для того, чтобы развернуть двусторонние отношения в том направлении, которого до этого не было в их связях. Обращаться к посреднику нет необходимости, ибо сложившееся за годы общение президентов двух стран позволяет урегулировать любые вопросы при наличии доброй воли, – полагает эксперт. – Однако пока упорство Эрдогана с его твердолобой позицией по Су-24 не дает повода говорить о серьезных шагах, выражающих искренние намерения Анкары восстановить прежний уровень отношений.

Если мы предположим, что нужен посредник, то встает вопрос – кто им может быть? При всех равных Азербайджан – это креатура из числа «новых», независимых государств –  бывших республик Советского Союза, который будет восприниматься Турцией как необъективный посредник, учитывая уровень отношений между Баку и Москвой. Кроме того, у Азербайджана на сегодня нет каких-либо значимых успехов в решении межрегиональных проблем на международном уровне.

Даже наличие мусульманского и преимущественно тюркского населения не делает республику удачным медиатором конфликтов. Например, остается спорным моментом, нужна ли России в качестве «объективного» посредника и союзника страна, которая в целом будет помогать Турции в реализации глобального пантюркистского проекта.

Далее, в Азербайджане бурно растет исламизация и усиливаются противостоящие власти радикальные исламистские организации, члены которых уезжают воевать в Сирию на стороне «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация – ред.). Эрдоган как представитель исламизма в политике всегда будет стремиться расширить зону его распространения, и по этому направлению Баку сегодня непросто строить дружественные отношения с Анкарой», – говорит Куртов. 

Рассуждая о потенциально эффективном посреднике, политолог считает, что теоретически таковым могло бы быть одно из государств Североатлантического альянса. «Кто бы что ни говорил, наши проблемы с Турцией лежат не в области двусторонних отношений, а важны для того, чтобы мы не сползли в более жесткую конфронтацию с НАТО, – уверен Куртов. – Посредником может выступить, например, Франция, поскольку по многим позициям наши оценки проблем Ближнего Востока совпадает. Другой вопрос – готов ли Париж этим заниматься, ведь Олланду по итогам визита в США, ФРГ и Россию снова не удалось сформировать единую антитеррористическую коалицию».

***

Тем не менее, говоря о возможной дипломатической роли Алиева в отношениях Москвы и Анкару, отмечу, что именно сейчас она пришлась бы весьма кстати. Конечно, усилия азербайджанского лидера вряд ли остановят запущенный Кремлем маховик справедливых контрмер в отношении Турции.

Однако у Алиева есть прекрасный шанс заставить Эрдогана не наделать в ответ еще больших глупостей с карабахской темой. Во всяком случае, в сложившейся ситуации именно азербайджанский президент выглядит тем мостиком, который способен донести до властолюбивого коллеги мнения не только западных партнеров, но и иранского руководства, с которым Баку поддерживает неплохие отношения.

Пока же России остается отрезвлять ретивых соседей контрмерами в виде С-400, а Западу – еще раз подумать над собственноручно созданным механизмом взращивания «лидеров XXI века» – слабых и ведомых, но вместе с тем циничных и наглых, умеющих лишь без конца юлить и кривляться, изображая страдания за демократию и весь мир. Моральным пигмеям вроде Эрдогана ближе управляемый хаос, чем великие государственные цели.

После организованной турецким президентом подставы это должны понимать и в НАТО. Альянсу самое время оценить, что его восточные (и не только) союзники – по преимуществу непредсказуемые и лжецы, озабоченные своекорыстными интересами и способные  за критику России. И «мудрый руководитель» Эрдоган в этом отнюдь не одинок.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"