Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Евразия
25.07.2016 15:50

Будущая конституция Азербайджана: Алиев пишем, Алиев в уме

Поправки конституции скорректируют, но не изменят политики Азербайджана.

Власти Азербайджана запустили процесс конституционной реформы в республике. Сегодня Конституционным судом (КС) был одобрен Акт о референдуме по внесению поправок в Основной закон страны, законодательно открывающий путь для трансформаций. Тактические инициативы по корректировке курса будут иметь для страны долгосрочный стратегический эффект как во внутренней, так и во внешней политике.   

Особенности политической системы республики позволяли не сомневаться в том, что предложенные неделю назад президентом Ильхамом Алиевым поправки в Основной закон, в целом предполагающие легитимную концентрацию власти в руках главы республики, будут приняты без особых нареканий. Так, в решении судей КС указано, что предлагаемые Алиевым новеллы законодательства «не противоречат положениям конституции о народовластии», а значит, могут быть вынесены на референдум.

Возможно, что уже этой осенью гражданам республики предстоит одобрить новую версию конституции, которая кардинальным образом изменит механизм отправления исполнительной власти. В частности, Алиев предлагает подумать над исключением возрастного ценза для желающих занять высший в стране пост (сейчас статья 100 конституции ограничивает это желание нижним возрастным пределом в 35 лет). Кроме того, главе государства (видимо, как человеку, наделенному редким даром чувствовать подходящий политический момент) предлагается делегировать право в любое время объявлять о назначении досрочных президентских выборов.

Еще более значимым представляется идея Алиева увеличить срок президентских полномочий с нынешних пяти до семи лет. Это позволит правящей азербайджанской элите легальным способом продлить и без того долгосрочную устойчивость своих позиций внутри страны и не оглядываться на критику или перипетии внешнего мира.

Если рассматривать предлагаемые конституционные изменения в совокупности, то в случае с Азербайджаном можно вывести конкретный алгоритм, с помощью которого данная устойчивость будет пролонгирована. Напомним, что очередные президентские выборы должны пройти осенью 2018 года. На них Ильхам Алиев идет как фактически безальтернативный фаворит. С другой стороны, есть и серьезный минус: действующий азербайджанский лидер будет баллотироваться как президент третьего срока, что может вызвать ожидаемую критику Запада на политический процесс в Азербайджане.  

Впрочем, в данный момент официальный Баку больше интересует дизайн внутриполитической системы и механизмы ее устойчивости, чем реакция внешних игроков на происходящие изменения. С вероятной победой на выборах 2018 года четвертая каденция Алиева с учетом одобрения его июльских конституционных предложений закончится лишь в 2025 году. Достаточный срок и для подготовки преемника, и даже для оформления новой наследственно-семейной демократии мира. Ведь в 2025 году младшему сыну Ильхама Алиева – Гейдару-младшему исполнится 28 лет, и он формально может готовиться занять отцовское кресло. Соответствующий административный ресурс и предварительное создание нужного информационного фона сопроводят бесспорный успех этой задумки в глазах азербайджанского общества и (правда, с меньшим воодушевлением) западных партнеров.  

При этом в процессе политического взросления наследника Ильхам Алиев и члены его команды в духе восточных традиций сохранят свое влияние и будут исполнять роль визирей-советников при новом президенте Алиеве. Для этого уже сегодня судьи азербайджанского КС одобрили еще одно изменение в конституцию – введение института вице-президентов (среди которых будет один первый вице-президент), которые в будущем, видимо, займут наиболее влиятельные члены нынешней политической элиты страны, включая действующего президента. Одновременно существует гипотетическая опасность, что равенство возможностей вице-президентов влиять на клан Алиевых создает предпосылки для обострения внутриэлитной конкуренции, следовательно, для смуты в руководстве страны в самый неподходящий для нее момент.

По своему наполнению нынешняя инициатива азербайджанского лидера очень похожа на продолжение его предыдущей попытки подвести республиканское законодательство под собственное видение национальной политической системы. Первый успех по изменению конституции состоялся в 2008 году, сразу после того, как Алиев выиграл свои вторые выборы. Суть инициативы заключалась в снятии конституционных ограничений на занятие президентской должности двумя сроками одним и тем же лицом. Тогда формальными авторами идеи выступили члены правящей партии «Новый Азербайджан», благодарные президенту за «мудрость правления» – стабильный и последовательный курс на благо страны и потому не желающие его ухода с поста.

Восемь лет назад, Алиев, любезно согласившись с доводами активистов собственной партии, пошел на создание рабочей группы по подготовке конституционного референдума, параллельно дополнил идею однопартийцев еще одной поправкой, работавшей на усиление президентской власти. Глава государства уже тогда предложил ввести отсрочки по выборам президента и парламента на период возникновения боевых действий вплоть до их окончания. Учитывая взрывоопасную ситуацию вокруг Нагорного Карабаха, очередная и более длительная, чем в апреле 2016 года, вспышка насилия в регионе дает президенту право отсрочить избирательные кампании, сосредоточившись на предотвращении попыток выступлений оппозиции или возможных внутриполитических контрпереворотов, как это было в 1994 году во время мятежа полковника Сурета Гусейнова.

Третье по счету реформирование Основного закона постсоветского Азербайджана показывает: страна выходит на новый этап развития, который неизбежно требует пересмотра принципов действующей политической модели. Если первые изменения азербайджанской конституции в 2002 году еще как-то подчеркивали стремление Баку ввести в конституцию элементы европейского демократического дизайна, то теперь неприкрытое давление США на Азербайджан по вопросу прав человека, нестабильность на Ближнем Востоке и без преувеличения цивилизационный упадок Европы заставляет азербайджанские власти задуматься. Хотя радикальный внешнеполитический поворот новая линия не предусматривает.

Напряженные отношения с Западом не означают, что Баку в одночасье готов перестроиться на путь евразийской интеграции и захочет расширить свой статус партнера по диалогу с ШОС или ЕАЭС. Власти республики не раз демонстрировали, что знают, как нивелировать колоссальное политическое давление на страну и проводить в этой связи гибкую внешнюю политику. Возможно, конституционная реформа частично затевалась и для того, чтобы в перспективе благодаря устойчивой власти позволить Азербайджану стать даже более весомым и предсказуемым для сотрудничества региональным игроком, чем сегодняшняя Турция.  

Стремление Алиева консолидировать власть говорит о желании сработать на опережение, повести страну по новой линии, предусматривающей долгосрочный паритет как с Россией, так и с Западом ради будущего регионального лидерства. Азербайджанский президент стремится не допустить раскола элиты в условиях, когда одни призывают сохранить курс на вестернизацию и иллюзию демократии, а другие говорят о «живущих в Европе на средства армянского лобби исламофобах с двойными стандартами» и призывают развивать успех от сотрудничества с Москвой в контексте потери Вашингтоном инициативы в карабахском урегулировании.

В этой связи новая реформа не рискует встретиться с серьезными внутренними трудностями на своем пути. Оппозиция раздроблена и не имеет харизматичных лидеров для артикуляции своего протеста против конституционных изменений. Сочувствующие оппозиции прозападные интеллектуалы за годы правления семьи Алиевых в целом стали лояльно-терпимой к ним частью населения из-за светского характера власти и высокой степенью экономической кооперации с США и ЕС, не прекращающейся даже в годы политических охлаждений. Для консервативных жителей села курс на укрепление азербайджанской вертикали только демонстрирует уверенность в завтрашнем дне. В отличие от Турции, после успехов «апрельской войны» и политической поддержки президента не против реформы конституции будет и армия. Наконец, многочисленные национальные меньшинства также хотят продолжения курса Алиева – из-за непредсказуемых последствий для своего статуса при любой другой власти.

С другой стороны, относительный успех на карабахском направлении и политическая устойчивость не отменяет сложной социально-экономической обстановки в республике (от болезненной девальвации национальной валюты в декабре 2015 года до постоянного энергодефицита). Негативный тренд на недовольство властью и локальные выступления против нее (вроде волнений зимой этого года в местах компактного проживания талышей на юге Азербайджана) в условиях слабости светской оппозиции подстегивает именно радикальная ее часть, которую при определенных обстоятельствах могут сменить даже проникшие извне джихадисты.

Но при всех разногласиях подобное развитие событий и дестабилизацию по сирийскому сценарию вряд ли допустят западные партнеры Азербайджана. Несмотря на обиду, они по-прежнему рассматривают Баку как важного участника-посредника в альтернативных торговых и энергетических поставках в Европу из Азии. Кроме того, нельзя исключать, что в Вашингтоне и Брюсселе предпочтут использовать свои контакты в азербайджанском руководстве для того, чтобы окончательно не потерять своего влияния на Турцию после неудавшегося там военного переворота. Думается, что действия Алиева по эволюционному усилению авторитарности могут быть даже озвучен Анкаре в качестве приемлемого способа удержания власти.     

Каким образом пойдет развитие азербайджанской государственности после принятия новых конституционных поправок, сегодня предугадать сложно. С одной стороны, добавление стабильности политически «равноудаленному» Азербайджану устраивает всех его партнеров на международной арене. С другой стороны, искусственное укрепление политической системы республики по мере утраты эффективности правящего режима скрывает риски масштабной внутренней нестабильности. Особенно в условиях, когда общественное недовольство сдерживается весьма авторитарными методами, а причины, его порождающие, длительное время не находят своего решения.

Юрий Дзахов

Фото: anspress.com

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика