Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Евразия
07.09.2016 17:20

ИГ готовит Таджикистану «поздравление» с Днем независимости

Проверить страну на прочность обещал «военный министр» ИГ – уроженец Таджикистана.

Таджикистан давно считается специалистами наиболее уязвимым звеном в системе коллективной безопасности Центральной Азии. Как следствие, памирская республика – одна из самых желанных целей «Исламского государства»*, после которой хаос должен распространиться на сопредельные страны. По мысли террористов, дело за малым – выбрать подходящий для атаки на Таджикистан повод.

Текущая неделя, в конце которой республика отметит четверть века своей независимости, подсказала исламистам «наилучшую» дату для возможных атак – 9 сентября. Примечательно, что организатором возможного исламистского нашествия обещался выступить уроженец республики – бывший командир местного ОМОНа Гулмурод Халимов, весной 2015 года примкнувший к ИГ и к сегодняшнему дню «дослужившийся» до «военного министра» террористической группировки.

Как сообщило накануне агентство Reuters со ссылкой на спецслужбы, от имени Халимова военнослужащие таджикской армии получили на свои мобильные телефоны смс-сообщения, в которых бывший милицейский руководитель обещал «поздравить» бывших сограждан с юбилеем независимости.

В руководстве ОМОН МВД Таджикистана информацию о массовой рассылке угрозы быстро опровергли, но на всякий случай попросили коллег из госбезопасности выяснить реальную роль и возможности Халимова в структурах самопровозглашенного халифата.

Изучив сообщения официального Душанбе, иранское информагентство Irna не без оснований полагает, что власти Таджикистана тесно связали возможное высокое назначение беглого мятежника с растущим интересом исламистов к Центральной Азии и постсоветскому пространству в целом.  

Аналогичного мнения придерживается и руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин. В интервью «Колоколу России» эксперт, однако, призывает не преувеличивать возможности террористов, находящихся под непосредственным руководством Халимова, хотя определенные способы воздействия на местное население у них все же имеются.    

«Я думаю, эти заявления – в большей степени пиар. Халимов изначально, с момента своего бегства, больше использовался в медийном смысле. Говорить о нем как о  великом военном тактике или стратеге, мягко, говоря, преувеличение, ведь это человек не выше уровня среднестатистического капитана бывшей Советской армии, - говорит Грозин в беседе с корреспондентом «Колокола России». – Другой вопрос, что и в самом Таджикистане, к сожалению, хватает «горючего материала», который теоретически можно задействовать, используя джихадистскую или исламистскую составляющую. На мой взгляд, к этому располагает неспособность руководства страны эффективно управлять страной, и тот же Халимов может этим воспользоваться в информационном ключе. Ведь ежегодно социально-экономическая ситуация ухудшается, растет и количество недовольных той политической системой, которую выстроил президент Рахмон со своей многочисленной семьей. Исламисты, используя риторику о «справедливом» исламском халифате, где все будут равны, в перспективе способны добиться своих целей». 

Одновременно политолог критически оценивает возможность повторения мятежа со стороны нелояльной части вооруженных сил страны, который уже имел место год назад и также символично совпал с годовщиной празднования независимости страны. Андрей Грозин полагает, что внутри Таджикистана существуют другие общественно-политические силы, способные в перспективе подорвать стабильность в республике.

«Не думаю, что именно армия является слабым звеном, хотя теоретически исключать возможность такого мятежа не следует, – продолжает эксперт. –  Прошлогодний эпизод с генералом Назарзодой уже тогда вызывал сомнения и нестыковки. Я со скепсисом отношусь к официальной версии о том мятеже хотя бы потому, что не выдерживает никакой критики озвученная Душанбе версия об участии в его подготовке фигур вроде (лидера «Партии исламского возрождения Таджикистана» Мухиддина – прим. КР) Кабири и других руководителей ПИВТ, которых «закатали» в тюрьмы на немереные сроки без права амнистии. Это было решение политического вопроса о дальнейшей концентрации власти в руках президента, его родни и ближайшего окружения.

Спецслужбы, МВД и вооруженные силы Таджикистана давно и плотно ротируются, в результате чего там не осталось людей, способных сделать даже что-то вроде турецкого недопереворота. Признаков того, что есть реальные попытки внешних сил сменить руководство Таджикистана, я тоже не наблюдаю. Рахмон правит, опираясь на российские штыки и китайские кредиты. Ни на Западе, ни на Востоке не слишком заинтересованы менять эту ситуацию, хотя всем понятно, что коррумпированная система таджикского президента только генерирует новые проблемы. Если внешние игроки не будут требовать от Рахмона большей ответственности и эффективности, система в ее нынешнем виде может просуществовать и 10, и 15 лет.

Ситуации, когда власть даст слабину, ждут не в армии, а в джихадистском подполье, которое в различных вариациях существует в стране со времен гражданской войны. Конечно, эти силы уже не то, что в 1992-1994 годах, но на местах они имеют достаточные ресурсы. Вторая группа недовольных Рахмоном – это  не входящие в разветвленную пропрезидентскую систему региональные элиты, в том числе южные из Кулябской области (родины Эмомали Рахмона – прим. КР). Для них остаются риски потерять последнее, если бизнес понравится очередному родственнику президента, поскольку к сегодняшнему дню семейное окружение Рахмона подмяло под себя практически все основные ресурсы небогатой страны».

Тем не менее, помимо сугубо внешней поддержки, Таджикистан подходит к празднованию своей государственности с определенным запасом прочности, которая дает ему шанс сосредоточиться на нейтрализации внутренних причин-катализаторов потенциального конфликта с участием исламистов, считает руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ.

«Социально-политически Таджикистан держится на своеобразной внутренней подпорке, которая выражена боязнью общества рецидива гражданской войны. Официальная пропаганда прямо на это указывает: либо терпите то, что существует сейчас, либо готовьтесь к повторению волнений на площадях Шахидон и Озоди (ставшими прологом к гражданской войне 1992-1997 гг. – прим. КР). Однако этот страх не может быть постоянным: вырастает поколение, для которого разговоры о зверствах гражданской войны ничего не значат. Со временем эту картину может усугубить ситуация с таджиками-перебежчиками, воюющими в Сирии на стороне ИГ. Ведь кто-то из них, несмотря на успехи сирийской армии и российские ВКС, вернется в республику с боевым опытом и особым взглядом на будущее республики, на то место, которое в нем может занимать действующий президент со своим семейством», – предупреждает Грозин.

***

Однозначно утверждать о том, что незадачливый спецназовец Халимов сможет утвердиться в роли непререкаемого авторитета ИГ и сконцентрировать усилия боевиков на дестабилизации Центральной Азии и Таджикистана как ее первого рубежа, нельзя. «Исламское государство», как подобает террористической структуре, является крайне неоднородным сетевым образованием, в котором отдельные подразделения нередко вольны не исполнять задачи «центрального командования» и выбирать приоритеты по собственному усмотрению.

Не факт, что фигуре вроде Халимова, «засветившей» себя в информационном пространстве, вообще получится дожить до празднования независимости Таджикистана. Как правило, с помощью коммутаторных устройств, через которые боевики грозно обращаются к миру, удается определить местонахождение очередного террориста-глашатая и ликвидировать его ракетным ударом. Таким образом, в частности, на прошлой неделе был убит «пресс-секретарь» исламистов Абу Мухаммад, до этого скакавший по сирийско-иракской границе, то и дело угрожая России местью за бомбардировки исламистов с воздуха.

Для того, чтобы в определенный момент не столкнуться с отрядами вооруженных фанатиков по эту сторону таджикско-афганской границы, а далее везде вплоть до Каспия, России следует начать системную работу с руководством Таджикистана.

Возможно, в этом вопросе будет полезна посредническая роль Москвы в налаживании связей между Эмомали Рахмоном и новым главой Узбекистана. Основная проблема, которая возникает перед Россией в этой связи – найти приемлемый для обеих сторон баланс межгосударственных отношений, где таджикский лидер до известной степени будет готов принять доминирование Ташкента в регионе и при этом получит от него уступки, позволяющие не утратить доверие национальной интеллигенции, не допустить ее радикализации или исламизации.

Пока ситуация, к которой страну привели многолетние и не всегда правильные действия властей республики, готовит благодатную почву для разного рода радикальных настроений, выразители которых не захотят ограничиваться конкретной праздничной датой и проверят республику на прочность в любой момент наступающей осени.

Юрий Дзахов

 

* «Исламское государство» – международная террористическая организация, чья деятельность запрещена на территории России.

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика