Архив материалов
Европа
18.01.2016 10:50

Македония и Босния и Герцеговина – курс в НАТО

«Колокол России» продолжает цикл статей о ситуации, сложившейся в балканских странах после распада Югославии. Сегодня мы расскажем о том, кем и как управляются Республика Македония и Босния и Герцеговина, какими курсом идут эти страны, а также о противоречиях правящей элиты и народом.

Македония

Македония еще с 1993 года определила свой внешнеполитический курс, который заключается в «безальтернативности» политики «интеграции» страны в ЕУ и НАТО. Внутренияя политика государства базируется на принципе «мультикультурализма», в результате чего действующие партии создавались на этнической основе (в частности, македонские партии, сербские партии, албанские партии и партия турков). В отличие от других стран в регионе, в Македонии на официальном уровне достигнут общий политический консенсус всех политических партий (ВМРО-ДПМНЕ, СДСМ, ЛДП, ПЗ, ДУИ, ДПА и другие) по поводу внешнеполитичекого курса страны – вступление в НАТО и ЕС. Таким образом, нет ни одной партии в стране, которая предложила бы альтернативную точку зрения и альтернативный путь развития внешнеполитической деятельности страны.

В 1993 году парламент Македонии принял резолюцию о всуплении страны в НАТО. В 1995 году республика присоединяется к программе НАТО «Партнерство ради мира». В конце 1997 году начала действовать дипломатическая миссия Македонии при НАТО в Брюсселе, а после того, как в апреле 1999 года на саммите НАТО в Вашингтоне Македония получила статус кандидата на членство в Альянсе, страна начинает разработку и реализацию Акционного плана за членство. С 2002 года Македония отправляет своих военных в разные государства для участия мировых миссиях альянса. Также республика оказывает полную логистическую поддержку КФОР – силам обеспечивающим стабильность в Косово.

Однако в 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте Греция заблокировала вступление Македонии в Европейский союз и НАТО. Условием для снятия вето Греция выдвинула замену названия бывшей югославской республики.

В ходе встречи министров инностранных дел стран-членов НАТО, состоявшейся 2 декабрья 2015 года, в очередной раз было отмечено, что Македония не получит приглашения пока не решит спор с Грецией. 

Несмотря на усилия правительства по проведению реформ по разным направлениям, чтобы соответствовать стандартам НАТО и ЕС, есть как внешние, так и внутренние факторы, которые препятствуют вступлению Македонии в НАТО.

Основными внешними припятствиями являются:

1. Спор с Грецией. 2. Недавнее заявление премьера Албании Эди Рама о том, что его страна будет использовать право вето против вступления Македонии в НАТО и ЕС, в случае недоведения до конца процесса реализации Охридского рамочного соглашения, которое, на самом деле, способствует разделению и углубляет раскол населения по этноческому и конфесиональному принципу, содействует возрастанию напряженности в обществе и создает благоприятные условия для федерализации государства. 3. Стратегическое партнерство США с подконтрольными им албанскими криминальными групировками в регионе, которые всячески стараются реализовать проект «Большой Албании» (в конфликте 2001 года США руками крупной американской военно-частной компании MPRI активно оказывали техническую и финансовую поддержку и вооруженым силам македонской армии, и албанским боевым группировкам).

Основное внутреннее препятствие (на пути вступления страны в ЕС и НАТО) – это решительность македонского народа не менять название своего государства.

Согласно статистике последнего исследования института «Павел Шатев», в случае проведения открытого референдума о замене названия государства с целью вступления Македонии в НАТО и ЕС, 57,4% населения проголосовало бы против; 30,7% проголосовало бы за, а 11,9 % воздержались бы. К тому же 73,7% опрошенных албанцев проголосовали бы за. Результаты иследования сведетельствуют о том, что в ближайщее время Македония не вступит в НАТО и ЕС, но продолжит проведение реформ, которые ослабляют ее экономику, приводят государство в полную зависимость от западного капитала, а также ослабляют оборонный потенциал страны, подталкивая народ к демографической катастрофе.

Несмотря на губительные последствия для страны, согласно статистике последнего исследования государственного Факультета безопасности, 81% населения поддерживают вступление страны в НАТО. Такая цифра стала реальностью в результате маштабной пронатовской пропаганды, которая проводится посредством СМИ и в рамках образовательных учреждений.

Правда, пока процесс интеграции находится в тупике из-за внешних факторов и останется там еще долгое время.

Босния и Герцеговина

Можно сказать, что из числа балканских государств Босния и Герцеговина (БиГ) является последней в списке для всупления в НАТО и ЕС, однако едва ли это произойдет в обозримом будущем. Двойные стандарты западного политического истеблишмента в интерпретации международного права и его применении на практике состоят из двух составляющих – Республики Сербской и мусульмано-хорватской федерации. После подписания Дейтонского соглашения страна находится под международным протекторатом, а ее вооруженным гарантом является ЕС. Это произошло после 2004 года, когда миротворческие силы под командованием НАТО передали Союзу эти функции. Именно это и парализует любые действия властей. Конечная цель НАТО и ЕС заключается в превращении БиГ в централизованное, но при этом управляемое ими государство в ущерб интересам Республике Сербской.

Также важно отметить, что Дейтонские соглашения учредили должность Верховного представителя от ЕС, обладающего высшей властью в этой республике. Он имеет единоличное право интерпретации Конституции БиГ и ее законов на увольнение депутатов, может наложить вето на решения местных представительных органов власти. Он также является высшей инстанцией в стране, которая имеет право интерпретировать Дейтонские соглашения.

В 1999 году Верховный представитель отнял мандат у президента Сербской республики Николы Поплашена, а в 2005 отправил в отставку одного хорватского члена коллективного управления Драгана Човича. Это лишь два примера среди сотни аналогичных. Можно сказать, что Верховный представитель никак не способствует демократизации страны, аннулируя решениях органов власти, выбранных в результате демократического процесса. Более того, он подрывает правовую систему государства, и при этом никем не контролируется.

Каждый последующий шаг по сближению страны с НАТО и ЕС приводит к изменениям во внутренем устройстве. Причем компетенции центральных органов расширяются, а полномочия ее составляющих частей сокращаются.

Такое развитие событий работает в интересах боснийских мусульман, так как они в качестве растущего большинства могли бы занять доминирующие позиции в централизованном государстве.

НАТО и ЕС во время гражданской войны в БиГ и в процессе «восстановления» мира в стране заняли пристрастную позицию. В частности оказывалась всяческая поддержка боснийским мусульманам и хорватам, при этом осуждался каждый шаг сербов и демонизировались их стремления с  поступками. Такая позиция «западных друзей» привела к неоднозначному отношению населения Боснии и Герцеговины к евроинтеграции и вступлению конфедерации в НАТО. Опросы общественного мнения постоянно выявляли поддержку хорватами и мусульманами вступление БиГ в НАТО и ЕС, но у боснийских сербов евроатлантические интеграции всегда вызивали настороженность. В 2006 году Босния и Герцеговина присоединилась к программе «Партнерство ради мира».

На встрече министров иностранных дел стран НАТО, которая состоялась 2 декабря 2015 года, прозвучало заявление, что власти БиГ должны продемонстрировать политическую волю и продолжить реформы в сфере обороны, экономики и политики. К тому же, главы МИД стран-членов НАТО призвали Боснию и Герцеговину выполнить требования, выдвинутые в Таллине в 2010 году министрами иностранных дел НАТО. Хотя процесс двигается медлеными темпами, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подчеркнул, что у БиГ, Македонии и Грузии стало намного больше шансов вступить в НАТО. Но это лишь «мотивационные» фразы «натовской риторики».

По словам, президента Республики Сербской Милорада Додика, низкая поддержка вступления в НАТО среди босниских сербов вполне логична и обоснована, учитывая многочисленные исторические события. Например, боснийские сербы не хотят быть в одном военном альянсе с Турцией. Додик подчеркнул, что намечается тенденция уменьшения поддержки сербским населением идеи вступления в НАТО. Правда, президент добавил, что этот вопрос обязательно вынесут на референдум, и последнее слово будет за народом. По мнению президента, БиГ является несостоятельным государством, которым управляют иностраннцы «плохого качества». Прокоментирав заявление Foreign Officeе, что распаду БиГ могут содействовать исламский радикализм и черезмерное влияние России, Додик отметил, что это лишь пустые слова, своего рода политическая параноя, которую Запад пытается распространить. Он добавил, что Россия относится с глубоким уважением как к территориальной целостности БиГ, так и к Дейтонским соглашениям.

Ана Димитровска, политолог

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"