Архив материалов
Европа
15.02.2016 11:30

Уроки немецкого, или как кулинар Меркель состряпала неудобоваримый пирожок

Похоже, что излишняя неуступчивость и пренебрежение национальными интересами окончательно запутали Ангелу Меркель в непроходимом лабиринте миграционного кризиса. Факт того, что она уверяет мир в европейской толерантности по отношению к мигрантам, стремясь при этом поскорее выдавить их за пределы Германии, говорит о потере ориентиров немецким канцлером.

Ситуация могла быть другой, если бы федеральный канцлер «выучила урок» и соотнесла приоритеты между соотечественниками и беженцами. Тогда Меркель по-прежнему воспринимали бы как настоящего руководителя, прагматично думающего о будущем страны и ее подлинных интересах.

Но вместо последовательных действий Меркель предпочла разруливать непростую авантюру с мигрантами, всю опасность которой даже при своей феноменальной проницательности оказалась не в состоянии оценить.

«Если внимательно прочесть ее выступления, то можно убедиться, что она ратует за то, что Германия не проходной двор для мигрантов со всего мира. Но одно дело иметь такие убеждения и совсем другое – напрямую объявить об этом и поставить заслоны мигрантам на границе. В этом вопросе Ангела Меркель – сторонник незаметных мер, – полагает эксперт Центра европейских исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимир Оленченко в «Politico». –  Приоритет власти – это, конечно, приостановить поток беженцев. От того, как быстро это удастся сделать, будет зависеть скорость падения авторитета правящей коалиции, а также перспективы выборов».

Растущее недовольство немцев проблемами мигрантов и третирование со стороны популистов, грозящее консерваторам вылиться в непредсказуемую предвыборную схватку с противниками «справа» – исключительная вина самой «тефлоновой канцлерин».

Но счастье было так возможно. Десятилетие назад приход консерваторов к власти был итогом как личной популярности Меркель, так и результатом того, что немецкий народ устал от социально-экономического болота.

Осенью 2005 года Меркель получила от социал-демократов Шредера довольно слабую Германию. Страна нуждалась во внешнеполитических союзниках для продвижения своих интересов в Европе и мире, да и финансовый дефицит к тому моменту уже восьмой год на 3% опережал прирост ВВП, увеличивая безработицу на 12,5%.

Правление Меркель, уже сейчас побившее рекорд Маргарет Тэтчер по пребыванию у власти в Европе женщины-политика, покончило с внутренней депрессией. Консерваторы эффективно осуществили переход к прибыльному хозяйствованию, отвечающему общеевропейской политике и очень близкому к традиционному бюргерству. Долгие годы уровень безработицы не превышал и 5%.

После охлаждения отношений с Россией местных бизнесменов недвусмысленно стали учить умению возмущаться молча. Меркель объясняла: ущерб предпринимателей малозначим по сравнению с политической целесообразностью в ситуации, когда Германия как лидер ЕС не может поступиться принципами из-за коммерческих интересов. Несмотря на обилие приезжих, в стране сохранялся курс на мультикультурализм через натурализацию нацменьшинств.

Популярности Меркель добавляла ее простота: без камер фрау терпеливо стояла в воскресных очередях в супермаркетах, на досуге давала желающих уроки кулинарного мастерства. Многие немцы по-прежнему тепло называют Меркель «мамой» и, по данным социологического центра Emind, еще в декабре 2014 года 64% жителей желали бы переизбрать канцлера на четвертый срок подряд. 

Особенность в том, что все прошедшие годы это было отнюдь не шоу политикана, пытающегося скрыть за популизмом свои непримечательные достижения, а формула власти по-немецки, приведшая Германию к общеевропейскому лидерству.

Канцлер действительно как заботливая мама годами ограждала немцев от внешних угроз, компромиссом с бизнесом вовремя закрыла Германию от вторжения глобального кризиса и европейских долговых проблем. Казалось, после триумфальной победы Берлина в греческом вопросе Меркель можно было вовсе сосредоточиться на внутренних делах и уделить внимание собственному политическому наследию. Например, сохранить для Германии вполне удачный матриархат и передать правление не менее жесткой коллеге по партии – министру обороны Урсуле фон дер Ляйен – а самой в лучших традициях демократии контролировать ситуацию в стране и Европе с более высокого уровня – брюссельской евробюрократии.

Теперь в рабочем графике канцлера места этим планам, очевидно, нет. Признаюсь, немного странно, что неизменно дальновидная фрау в угоду амбициям захотела усидеть на двух стульях и рискует растерять доверие и авторитет внутри страны. Вдобавок ее политика может оставить Германию без лидерства в Евросоюзе.

Проблемы Меркель сосредоточены на двух взаимосвязанных направлениях – в неоправданно угоднической позиции по отношению к Турции и предвыборной дилемме «мульти-культи». 

С энтузиазмом занимаясь делами Украины и Греции, Меркель уделяла недостаточное внимание проблеме беженцев. Канцлер опрометчиво считала кризис вызовом всей Европе, но на деле столкнулась с ним силами преимущественно одной Германии.

По настоянию Берлина летом прошлого года Евросоюз принял решение о распределении тех 160 тысяч беженцев, которые скопились в Греции и Венгрии и едва не привели к конфликту местных руководителей с евробюрократами. Однако из этих сотен тысяч 28 членов ЕС распределили между собой чуть больше трех тысяч человек, а остальные остались в ФРГ как в лучшем пансионате «благополучной» Европы.

Теперь канцлер пытается найти быстрое решение проблемы через расширение своих финансово-дипломатических контактов с Анкарой. Отсюда – внезапно обнаруженные Меркель страдания сирийских мирных граждан из-за «бомбардировок» гражданских объектов российской авиацией.  

На этой волне активизировались ультраправые противники немецких властей из партии «Альтернатива для Германии» (AfD). Ее лидеры «оседлали» бешено популярную в обществе проблему мультикультурализма, связав ее не просто с нежеланием турецкой диаспоры принимать беженцев в «маленькой Турции», но с внешнеполитическим сближением ФРГ с Эрдоганом. Всю неделю Меркель была вынуждена отвечать на неудобный вопрос относительно финансового шантажа Турции в обмен на сдерживание мигрантских полчищ на пути в Европу.

Но ключ от этой проблемы находится не у турецких властей. Внутриполитическая ситуация в самой Германии становится сложнее. Согласно количественному исследованию института INSA, проведенного по заказу журнала Focus в конце минувшего января, рейтинг доверия к властям снизился до 46%, а довольных политикой коалиции ХДС/ХСС и того меньше – всего 38%, из которых три четверти – сторонники AfD. 

Видимо, узнав об этом, премьер-министр Баварии и лидер ХСС Хорст Зеехофер пригрозил партнерам по консервативной коалиции расторгнуть традиционный союз и вывести из правительства троих своих министров, если Меркель не изменит подход. «Тефлоновая фрау» элегантно промолчала и в ответ получила демонстративный визит баварской делегации в Москву.

Как можно скорее изменить курс федерального правительства сторонники Зеехофера желают не ради исключительной принципиальности: 13 марта в трех важных для ХСС землях – Рейнланд-Пфальце, Баден-Вюртемберге и Саксонии-Анхальт – состоятся региональные выборы. Партия баварского премьера закономерно опасается поражения в случае продолжения политики благоприятствования приезжим.

Если консерваторы потерпят поражение, может начаться серьезный кризис внутри коалиции. Это ставит Германию перед серьезными политическими изменениями, грозящими, как в Испании, сменой двухпартийной системы на трехпартийную, с участием «респектабельных» крайне правых, которые способны потеснить политических тяжеловесов как из ХДС, так и из СДПГ.

«Реализм Зеехофера должна бы перенять и фрау Меркель, но я уверен, что она уже не выскочит из своей тени», – цитирует Spiegel совет заместителя председателя AfD Александра Гауланда канцлеру ФРГ.

Но федеральное правительство не останавливает даже угроза потенциального проигрыша на  выборах – по настоянию Меркель оно упорствует и пытается удержать миграционный кризис в рамках старых правил игры.

Последние полтора года кризиса канцлер старательно пыталась разделять и властвовать, привнося хотя бы видимую солидарность в Старый Свет, однако в итоге заиграла сама себя. Просто потому, что у этого кошмара имеется один главный бенефициар. Берлин оградил и без того уставшего от всеобщей нелюбви Барака Обаму и Соединенные Штаты в целом от участия в миграционной головоломке. За океаном выборный год, и ничто не должно отвлекать внимание местных избирателей от кандидатов, по-демократически «непредсказуемо» сменяющих друг друга во главе всевозможных кокусов.

Видимо, для Меркель чужая рубашка ближе к телу. Если так, то некогда популярный канцлер рискует уйти из политики как один из самых раздражающих глав правительства. Как и приснопамятный Обама – в своем статусе самого плохого президента.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"