Архив материалов
Геополитика
29.01.2016 09:15

Можно ли, сдав Асада, стать победителем Сирии?

Мир для Сирии снова повис в воздухе. В швейцарской Женеве уже четвертый день пытается собраться Международная группа поддержки этой страны – главная дипломатическая сила, призванная усадить участников многолетнего конфликта за стол переговоров. Однако вне зависимости от их итога Россию все равно попытаются сделать «крайней».

Бесперспективность «войны на истощение» и ширящееся общемировое раздражение темой Сирии на фоне других глобальных проблем вынуждает Россию, США, Саудовскую Аравию, Турцию и Иран (равно как и Китай, ООН и Лигу арабских государств) перестать выглядеть геополитическими импотентами и нехотя приходить к общим знаменателям.

Мир облегченно выдохнул, если бы итогом встречи стало общее понимание вопросов, когда можно объявить о перемирии в Сирии (и остаться при своих), а также как быть дальше с ее государственностью.

Однако у «друзей Сирии» пока нет ясности даже по времени нового раунда переговоров, который должен продлиться шесть месяцев. По этому поводу блогосфера уже разродилась язвительными комментариями, что это время отведено на согласование даты начала консультаций. Резон в этой иронии есть: на этой неделе прямые межсирийские переговоры откладывались уже дважды, и теперь их начало намечено на 29 января. 

Однако ситуация вокруг будущего страны такова, что диалога между сторонами конфликта, скорее, жаждут международные посредники, а не их сирийские протеже по разные стороны баррикад.

Сначала препятствием были, как говорят ученые, расхождения в понятийном аппарате между США и Россией. Стороны до хрипоты в голосе спорили о проекте политического будущего арабской республики с оформлением полномасштабного международного кризиса вокруг Сирии летом 2014 года. За это время в стране погибло порядка 250 тысяч человек, началась нескоординированная борьба с «Исламским государством» (ИГ, террористическая группировка, запрещенная в России) как с одной из сторон конфликта. Совершенный Турцией «удар в спину» даже заставил супердержавы договориться о безопасности военных пролетов в небе над Сирией, но согласия об исполнителях «нового порядка» в стране упорно не было.

Наконец, если верить последней утечке из газеты The Financial Times, к концу января 2016 года глобальные игроки в лице России и Запада договорились об общем алгоритме действий: Кремль больше не будет настаивать на сохранении у власти алавитского режима, а Белый дом потерпит Асада как президента переходного периода, без привязки к конкретным датам, но с гарантированным уходом действующего президента в отставку. Более того, Россия и США якобы пошли на взаимные уступки в вопросе участников женевских переговоров и условились, кого считать «вооруженной, но светской» оппозицией, а кого – террористами.

Теперь проблема ушла на уровень ниже, но странам вряд ли удастся директивно навязать такой компромисс своим ближневосточным партнерам по переговорам – Саудовской Аравии и Ирану соответственно.

Начало года ознаменовалось для стран скандальным разрывом дипломатических отношений, и любой непроизвольный шаг Эр-Рияда или Тегерана в сторону (критика «ядерной сделки», дискуссия о религиозных расхождениях или в ОПЕК) может моментально перечеркнуть  конкретные договоренности по Сирии. В конце концов, Иран не для того почти полвека финансово и политически вкладывался в укреплении шиитского влияния в Сирии и Ливане, чтобы в результате не иметь права сказать свое веское слово при формировании списка участников круглого стола. Тот же довод справедлив и в отношении саудитов, потратившихся на раздувании пожара «арабской весны» по региону и желающих укрепиться в нем на фоне выхода Ирана из дипломатических сумерек.

Наконец, проблема заключается в том, что в Женеву приедут сразу три оппозиционных Асаду лагеря, которые вдобавок не терпят друг друга.

Первый лагерь представляет интересы России и Ирана, второй – саудовским и западным предпочтениям, третья – турецкому видению.

Москва и Тегеран будут лоббировать появление в Женеве 15 представителей «Народного фронта за освобождение и перемены» во главе с бывшим вице-премьером Сирии Кадри Джамилем – ныне лидером политического крыла части светской оппозиции (по спискам РФ).

Задача российской делегации – добиваться максимального расширения числа лояльных Кремлю представителей умеренных в Женеве, чтобы впоследствии было на кого сделать ставку на президентских выборах в арабской республике. Аргументы на это имеются фактически убойные: отсылка к резолюции Совета безопасности ООН № 2254, которая предписывает посредникам подбирать участников сирийской делегации, исходя из результатов ранних встреч противников режима Асада, на которых до 2014 года доминировала именно «светская оппозиция».  

Хотя еще до начала переговоров ясно, что целиком включить своих агентов влияния в списки у Москвы не получится – слишком жесткими оказались предусловия турецкой и саудовской части оппозиции Сирии. Из-за них в Женеву не поедут сирийские курды во главе с лидером «Демократического союза» Салихом Муслимом, за время кризиса наладившим с Москвой неплохие деловые отношения.

При этом МИД России Сергей Лавров хотя и назвал межсирийские переговоры без участия курдов серьезной ошибкой, но уверил западных партнеров, что Кремль не станет затягивать с началом конференции по этому поводу. Однако неизвестно, как поведет себя в этой ситуации Иран, чей представитель Амир Абдоллахиян намерен добиваться допуска за стол переговоров проиранских военизированных группировок.

Неприязнь к Москве – пожалуй, единственное, что объединяет членов противостоящих Асаду эмигрантских движений. Курды в этом смысле вообще удобная мишень. Во-первых, ввиду угрозы национализма на юге страны Анкара пристально отслеживает все акции, связанные с усилением курдских организаций на международной арене. Об этом открыто говорил глава оппозиционной делегации (по версии Анкары) Рияд Хиджаб – беглый премьер Сирии и глава Высшего комитета по переговорам.

Во-вторых, недопущение курдов в Женеву – ответ саудитов Москве, которая ранее убедила госсекретаря США Джона Керри исключить из числа переговорщиков  признанных в России террористическими «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам», хотя член политбюро последней Мухаммед Аллуш рассматривался среди прочих кандидатов за круглый стол.

Однако ненавидящие друг друга оппозиционеры непримиримы и по отношению друг к другу, поскольку деньги их спонсоров вынуждают их претендовать на эксклюзивность в будущем урегулировании кризиса в стране.

Ввиду этого перед началом переговоров члены Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС; составила основу списка Эр-Рияда) потребовали от лояльных Асаду войск прекратить все наступательные операции, а от протурецких коллег по оружию – открыть все контролируемые КПП и отпустить захваченных просаудовских военнопленных. При этом Джордж Сабра, председатель оппозиционного Сирийского национального совета и утвержденный участник женевских переговоров, пошел еще дальше, заявив, что НКОРС не начнет диалог с Дамаском до тех пор, пока ВКС России продолжают антитеррористическую операцию.

Другая опасность провала Женевы-2 связана с тем, что прозападные сирийские переговорщики, как и их украинские собратья в случае с Минском-2, пытаются по-своему трактовать актуальную для всех сторон повестку дня. Так, если спецпредставитель ООН по Сирии Стеффан де Мистура с трудом согласовал с Россией и США такую очередность обсуждения, как: борьба с ИГ и освобождение Сирии от терроризма – противодействие гуманитарной катастрофе – вопрос политического будущего страны, то первоочередная задача для конкурирующих арабских прозападных коалиций совершенно другая.

Вопрос для них состоит в том, кто успешнее надавит на посредников с тем, чтобы договориться утверждения совершенно другого порядка переговоров: переход гуманитарных вопросов под контроль оппозиции, договор о будущем политическом устройстве Сирии и лишь под конец – противодействие международному терроризму и боевикам ИГ.

Чувствуется, что тексты-ультиматумы сирийским оппозиционерам придумали те же политтехнологи, которые на неделе советовали ЕС требовать от Москвы доступ ко всей информации о контрактах «Газпрома».

Таким образом, парадокс ситуации в том, что если 25 января встреча была под вопросом из-за угроз Эр-Рияда бойкотировать переговоры в случае недопуска на них своих сирийских подопечных из (на чем настаивала Россия), то теперь ситуация выглядит зеркальной. А именно: Москва может поддержать демарш Ирана, который вполне может быть недоволен ультимативными заявлениями НКОРС.  

Допустим, что в этом состоит бесхитростная, но эффективная «двухходовка» России в сирийском кризисе – посадить напротив друг друга заклятых друзей Асада, убедив мир в их тенденциозности, и продавить тем самым своих протеже, защитив страну от предопределенного раздела.

Однако тактические уловки не вполне в стиле российской дипломатии. Затягивание и провал переговоров, скорее, выгоден официальному Дамаску. Памятуя о действиях Москвы в Афганистане (символично, тоже после Женевских соглашений 1988 года) и фактическом предательстве Наджибуллы, Асад заинтересован в том, чтобы сейчас наступление его войск не останавливалось ни под каким предлогом.  

Хотя за двухнедельную подготовку к Женеве, благодаря военному аспекту сирийский президент, явно улучшил свои переговорные позиции. Ведь с осторожностью можно сказать о победе сирийской армии над боевиками в северной провинции Латакия. Например, в минувший понедельник 25 января при поддержке российских ВКС был освобожден последний в этой провинции крупный город, удерживаемый сначала политическими противниками Асада, а затем и «Джебхат ан-Нусрой» (запрещена в России).   

Под нашими ударами с воздуха ожидаемо развалился и укрепленный фронт боевиков в районе города Сальма, откуда они позорно бежали. Здесь локальные наступательные операции Дамаска даже позволили выйти непосредственно к границе с Турцией: под контролем властей оказалась территория туркоманов, с которой в ноябре 2015 года был сбит российский Су-24. Сейчас в этом регионе сейчас решается вопрос о ликвидации турецкой «тропы Хо Ши Мина» для джихадистов. Неплохо обстоят дела правительственной армии и в районе населенного пункта ар-Рабия, 90% которого уже освобождено, но для окончательной победы банально не хватает людских резервов для закрепления на взятых территориях.

Более того, можно говорить и о серьезной идеологической потере вооруженной оппозиции: 26 января она уступила контроль над провинцией Деръа, которая пять лет назад оказалась колыбелью сирийской «арабской весны». После месячной осады асадовцы вошли в город Шейх-Мискин, что открывает дорогу к планомерному возврату контроля властей над ситуацией на южном фронте, на этот раз – у иорданской границы.

В целом с декабря 2015 года в целях противодействия планам альтернативной коалиции фактически разделить Сирию военным путем Россия оказывает сирийской армии интенсивную военно-тактическую поддержку, что не скрывают и в нашем Генштабе. Как сообщают в его Главном оперативном управлении, за этот период Дамаск вернул под свой контроль более 150 населенных пунктов (134 – в прошлом году и еще 19 – в этом) в провинциях Алеппо, Хама и Хомс.

Существенным подспорьем в этом деле стала и начавшаяся по инициативе Москвы гуманитарная операция. Гарантированное российскими силами попадание медикаментов и продовольствия местному населению уже отвернуло местное население от антиасадовской оппозиции, месяцами не выполнявшей аналогичное обещание, даже в столице исламистов городе Ракка, где, по некоторым данным, возникают очаги неповиновения самоназначенным властям.  

Вот почему оппозиция Асада неожиданно завопила о передаче ей вопросов распределения гуманитарной помощи, на что никогда не согласится Москва. Вместе с успехами регулярной армии Сирии это – еще один аргумент в пользу того, что проасадовские силы с большой долей вероятности не добьются желаемых целей на предстоящих консультациях.

Кто знает, может, именно этот новый (вернее, хорошо забытый старый, почти византийский) и крайне утомительный для оппонентов подход России по принципу «шаг вперед и два назад» имела ввиду прорицательница Ванга, когда возвещала о приходе из России нового учения, что принесет миру перемены и обновление.

«Меня спрашивают: «Скоро ли придет это время? – Нет, не скоро. Еще Сирия не пала к ногам своего победителя, который вначале окажется ложным» – многозначительно заявляла болгарская ворожея.  

Может быть, именно в Женеве недоговороспособные оппозиционеры заставят, наконец, мир внимательнее относиться к российским мирным инициативам, суть которых не меняется всю пятилетку сирийской войны. Пока собака лает – караван идет.

Впрочем, без экстрасенсов понятно, что усилиями России пятилетняя военная авантюра сторонников «Большого Ближнего Востока» выдохлась. Основной ареной боев за влияние в регионе отныне будет не сирийская пустыня, а кулуары европейских столиц и звуконепроницаемые двери переговорных комнат. Вопрос в том, удастся ли Западу и его саудо-турецким союзникам легализовать вчерашних террористов в этом новом политико-правовом (прости, Господи) пространстве.

Посмотрим, насколько прочным окажется пестрый политический фронт того, что ранее политкорректно называли «объединенной оппозицией. Думаю, что он вскоре развалился также, как и военный альянс «светской оппозиции» с ИГ, и сознательно удерживать его от краха даже на Западе никто не будет. 

Если все вышеназванное верно, то и у так называемого мирового сообщества будет повод  облегченно выдохнуть – опять «с возмущением» заклеймить Россию санкциями. На этот раз – по случаю провала Женевы-2.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"