Архив материалов
Евразия
09.12.2014 10:14

Россия защитит Узбекистан

На повестку дня предстоящего визита президента России Владимира Путина в Узбекистан, который состоится завтра, 10 декабря, во многом будут влиять антироссийские санкции Запада и события на Украине и Ближнем Востоке. На фоне указанных обстоятельств Россия и Узбекистан нуждаются в поддержке друг друга. Но российская помощь Узбекистану нужна гораздо больше, чем поддержка Ташкента Москве. Если в новом этапе потепления российско-узбекских отношений интересы Москвы больше связаны с геополитикой и вопросами региональной безопасности, то для Ташкента союзнические отношения с Россией являются вопросом выживания Узбекистана как целостного и независимого государства.

Исламисты против Каримова

Повернуться лицом на север — на Россию узбекских властей вынудила резкая активизация исламских радикалов на Ближнем Востоке, создавших на значительной части территорий Сирии и Ирака террористически-экстремистский анклав под названием «Исламское государство». Неожиданный и быстрый успех боевиков радикальной организации «Исламское государство Сирии и Леванта», получающих тайную финансовую и моральную поддержку Вашингтона и его ближневосточных союзников, показал, что в обозримом будущем такое же крайне радикальное «исламское государство» может появиться и на постсоветской Центральной Азии. То, что главной мишенью исламских радикалов в этом регионе может стать именно Узбекистан, уже не вызывает никаких сомнений.

Силы НАТО уже завершили формально свою миссию в Афганистане. На афганской земле останется только ограниченный воинский контингент США для поддержки проамериканского афганского режима и обучения афганских военных и полицейских. Но влияние ограниченного американского воинского контингента будет распространяться уже только на столицу Афганистана — Кабул и его пригороды. В таких условиях усиление влияния радикального исламского движения «Талибан» на остальной части Афганистана выглядит уже неизбежным, и скоро многие провинции страны могут перейти под контроль талибов. Это создаст прямую угрозу соседнему Узбекистану, так как исламские радикалы считают узбекского президента Ислама Каримова врагом ислама и гонителем верующих мусульман.

В годы правления талибов в Афганистане готовились боевики радикального «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ), цель которых является свержение президента Ислама Каримова и создание в Узбекистане и соседних ему территориях «Исламского халифата». До свержения силами НАТО режима талибов в Афганистане осенью 2001 года (в ответ на теракты 11 сентября) руководство «Талибана» всячески помогало боевикам ИДУ в их борьбе с каримовским режимом. В 1999-2000 годы боевики ИДУ при поддержки «Талибана» часто нападали на Узбекистан, совершали теракты в узбекской столице Ташкенте. Последнее нападение боевиков ИДУ на Сурхандарьинскую область Узбекистана в августе 2000 года узбекским военным удалось отбить с большим трудом. Тогда внезапно напавшим на Сурхандарьинскую область боевикам ИДУ удалось уничтожить узбекских пограничников и продвинуться вглубь территории Узбекистана. Тогда даже была угроза взятия исламистами самого Ташкента. Августовские события 2000 года показали небоеспособность узбекской армии и низкий уровень оснащенности вооруженных сил Узбекистана современными видами боевой техники и оружия.

Несговорчивые соседи

После ухода сил НАТО из Афганистана вновь возникает угроза нападения радикальных исламских боевиков на Узбекистан из афганской территории. Поэтому угроза создания в Узбекистане «Исламского халифата» вновь вынуждает Каримова искать поддержку России. Ему ждать помощи уже ниоткуда. У Узбекистана очень сложные отношения со всеми своими соседями, и Каримов в случае вторжения исламских боевиков в республику может остаться в гордом одиночестве. Так, отношения Ташкента с Бишкеком безнадежно испорчены из-за кровавых столкновений между узбеками и киргизами в Ошской области Киргизии в 1990-м и 2010-м годах и регулярных трагических инцидентов на границе двух стран. Узбекско-киргизские отношения омрачают еще и споры вокруг узбекских анклавов в Киргизии, которые Бишкек считает своими территориями, переданными Ташкенту по вине советского руководства.

Отношения Узбекистана натянуты и с Таджикистаном из-за непрекращающихся споров вокруг распределения водных ресурсов рек, пролегающих по территории двух стран, — рек Амударья, Сырдарья, Вахш и др. По природному рельефу так получилось, что 80% рек Центральной Азии свое начало берет именно в Таджикистане. Две страны также не могут решать вопрос как использовать водохранилище Фархад на Сырдарье. Дело в том, что по этой плотине проходит таджикско-узбекская граница: резервуар находится на таджикской стороне, в то время как прилегающая ГЭС — на узбекской территории. По обе стороны границы в основном проживают этнические узбеки. Вырабатываемая электроэнергия используется исключительно Узбекистаном. Ташкент утверждает, что в 1944 году две республики подписали соглашение, согласно которому Таджикская ССР передала эту территорию Узбекской ССР. Однако это соглашение нигде невозможно найти. То, что в какой-то момент напряженные отношения между Ташкентом и Душанбе из-за воды могут вылиться в кровавый вооруженный конфликт, свидетельствуют и слова президента Ислама Каримова, заявившего в сентябре 2012 года, что «в Центральной Азии в будущем может даже начаться война за воду».

Из-за черных страниц совместной истории у Узбекистана сложились недружественные отношения и с Туркменистаном, который раздражительно относится к тому, как каримовский режим возвеличивает среднеазиатского полководца и завоевателя — основателя империи Тимуридов (со столицей в Самарканде) — Амира Тимура (Тамерлана), сыгравшего неоднозначную роль в истории Азии, Кавказа и России. В Ашхабаде обвиняют Амира Тимура в геноциде туркменских племен, заявляя, что во время завоевания его войсками территорий, принадлежащих туркменским племенам, многие туркмены были истреблены. Поэтому туркмены говорят, что не может идти речь об установлении дружеских отношений с Узбекистаном и ослабления пограничного режима между двумя странами, пока в Ташкенте возвеличивают Амира Тимура, считая его главным национальным героем узбеков.

Из-за соперничества между Исламом Каримовым и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым за региональное лидерство испортились также и узбекско-казахстанские отношения. Именно из-за соперничества между Каримовым и Назарбеавым бывшим советским республикам Центральной Азии так и не удалось объединиться в рамках Центральноазиатского союза, о создании которого было объявлено в 1993 году. Соперничество между Каримовым и Назарбаевым продолжалось за все годы постсоветской истории Казахстана и Узбекистана, приобретая даже характер скрытого конфликта и вражды.

Однако украинский кризис, неожиданное победоносное шествие радикальных исламских боевиков в арабских странах, неминуемая эскалация обстановки в Афганистане после ухода оттуда сил НАТО вынуждают президента Узбекистана забыть о своих амбициях и искать пути улучшения отношений с Казахстаном, о чем свидетельствует его визит в Астану 25 ноября. Каримов прекрасно понимает, что в гордом одиночестве его страна не выстоит перед потенциальными внешними угрозами. Несмотря на то, что в пресс-релизе встречи Каримова и Назарбаева указано, что лидеры двух стран обсудили политические и экономические вопросы, а также вопросы сотрудничества в гуманитарной и культурной сферах, на самом деле этот визит носил закрытый характер и вызывал гораздо больше вопросов, чем ответов. Но просочившаяся информация позволяет говорить о том, что главной темой встречи лидеров Казахстана и Узбекистана все-таки был вопрос региональной безопасности в связи с резкой активизацией радикальных исламистов на Ближнем Востоке и вероятностью эскалации военно-политической напряженности в Афганистане.

В последние годы в мире в целом, на постсоветском пространстве, в частности, происходят очень серьезные трансформации, которые способны изменить общественно-политическую ситуацию в любой стране. На этом фоне вопросы региональной безопасности уже не может считаться делом одного государства и решение этой проблемы требует объединения усилий всех государств региона, и в первую очередь России, Казахстана и Узбекистана.

А из территории южного соседа — Афганистана для Узбекистана весь постсоветский период исходили только угрозы — то нападение боевиков ИДУ на республику, то распространение наркотиков, то экспорт нелегального оружия исламским радикалам, находящимся на узбекской территории. Кроме того, у официального Ташкента были очень напряженные отношения с движением «Талибан», когда талибы правили Афганистаном. В 90-е годы Ташкент помогал афганскому генералу Абдул-Рашиду Дустуму — лидеру этнических узбеков Афганистана в вооруженной борьбе с талибами.

Получается, что Узбекистан окружен недружественными странами и в случае нападения исламских боевиков из Афганистана никто из соседей реально не будет ему помогать. Если каримовскому режиму кто-то поможет, то это только Россия.

Талибский курс

То, что в случае возвращения значительной части Афганистана под контроль талибов Узбекистан станет главной мишенью исламских радикалов, не вызывает никаких сомнений. Во-первых, сунниты-(ваххабиты)-талибы ни в коем случае не будут идти за запад — нападать на шиитский Иран, чтобы экспортировать туда влияние своего суннитского «Исламского халифата». На юге и востоке — в Пакистане талибов ждет только полный разгром. Там против талибов и их сторонников воюют как пакистанская армия и полицейские, так и американские войска. Остается «двигаться» на северо-запад и север, то есть в направлении бывших советских республик — на Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан.

Но нападение талибов на Туркменистан исключается, так как в годы нахождения Афганистана под контролем «Талибана» туркменско-афганская граница была зоной стабильности и мира. У туркменских властей всегда были добрые отношения с талибами и туркменская столица — Ашхабад был постоянным местом для различных переговоров с участием представителей «Талибана». При этом Туркменистан был посредником в этих переговорах, и между талибами и туркменскими властями существовало взаимное доверие. Кроме того, Ашхабад отказался предоставить свою территорию силам НАТО для вторжения на Афганистан, ссылаясь на нейтральный статус Туркменистана.

Продвижение талибов в направлении Таджикистана проблематично, так как им придется снова вступить в бой с хорошо вооруженными этническими таджиками на севере-востоке Афганистана. В 90-е годы талибам так и не удалось взять под свой контроль Панджерское ущелье, находящееся под контролем вооруженных формирований этнических таджиков. Многочисленные попытки талибов взять эти афганские территории под свой контроль всегда заканчивались полным провалом с огромными потерями.

В таком случае для «выхода» исламских радикалов из Афганистана, чтобы создать большой «Исламский халифат» в регионе, остается только одно направление — Узбекистан. Если это произойдет, то без военной помощи России каримовский режим просто обречен и за пару месяцев исламисты могут захватить всю территорию Узбекистана.

Неверные союзники как старые жены гарема

Незаменимость России для Узбекистана прекрасно понимают в Москве. Но президент Каримов строптивый и ненадежный партнер. Вспыльчивый узбекский лидер часто меняет свое решение, любит капризничать и сохранить свою независимость, избегая подчиняться какой-либо внешней силе. Свою ненадежность и непоследовательность Каримов ярко показал в вопросе участия Узбекистана в ОДКБ: 15 мая 1992 года Узбекистан подписал соглашение о создании ОДКБ, но через семь лет — 2 апреля 1999 года покинул этот военный блок. 16 августа 2006 года Ташкент вновь присоединился к ОДКБ, но 28 июня 2012 года снова покинул эту организацию. Поэтому невозможно строить долгосрочные отношения с каримовским режимом и назвать Узбекистан стратегическим союзником. В сегодняшних условиях Россия и Узбекистан, скорее, союзники по расчету и по обстоятельствам.

Предстоящий визит президента РФ Владимира Путина в Узбекистан связан с тремя обстоятельствами. Во-первых, российский лидер хочет показать Западу, что вопреки призывам и давлению США многие республики СНГ по-прежнему предпочитают дружить с Россией. К тому же Ташкент сложный партнер для Вашингтона. После начала военной операции НАТО в Афганистане в 2001 году в Узбекистане в военном аэропорту «Ханабад» была размещена военная база США. Однако после кровавых андижанских событий в мае 2005 года между двумя странами произошло резкое охлаждение, и президент Каримов потребовал от американских военных за кратчайший срок покинуть территорию республики. Вашингтону никак не удалось уговорить Ташкент оставить воинский контингент ВВС США в Узбекистане и 21 ноября 2005 года американским военным пришлось покинуть авиабазу «Ханабад». Причем, из-за поспешности уход американских военных из «Ханабада» выглядел очень унизительным. Поэтому сегодня для России Узбекистан как раз тот самый партнер, с которым можно объединиться против США, не опасаясь предательства.

Во-вторых, визит Путина в Ташкент является косвенным сигналом президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, который на фоне антироссийских санкций Запада и резкой девальвации российского рубля проявил себя как ненадежный союзник. Несмотря на то, что Казахстан и Россия входят в единый Таможенный союз, который с 2015 года превратится в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Астана после девальвации рубля сначала приостановила импорт нефтепродуктов из России, опасаясь, что подешевевшие из-за обвала курса рубля российские бензин, мазут, дизельное топливо и прочие горюче-смазочные материалы могут вытеснить из казахстанского рынка нефтепродукты местных производителей. Затем Казахстан прекратил поставку электроэнергии в Россию, объяснив свое решение с девальвацией рубля. После ослабления рубля Казахстан в отношении России вводил еще ряд других торгово-экономических ограничений, явно нарушив условия нахождения двух стран в едином таможенном пространстве.

Однако сама Россия никогда в отношении Казахстана не вводила какие-либо торгово-экономические ограничения из-за регулярной девальвации казахстанской валюты. Напомню, что после мирового финансового кризиса 2008 года Национальный банк Казахстана (НБК) уже несколько раз (с периодичностью примерно раз в 2-3 года) девальвировала свою национальную валюту тенге. Причем, каждый раз девальвация тенге проводилась единовременно и уровень снижения его курса составляла примерно 35-40%. Но Россия каждый раз решению НБК относилась с пониманием и не вводила никаких ограничительных мер в отношении казахстанских товаропроизводителей и они за счет слабого тенге получали конкурентное преимущество на российском рынке.

Но терпение Москвы лопнуло после того, как казахстанские компании начали использовать западные санкции против России в своих корыстных целях. Бизнесмены из Казахстана создали схему, с помощью которой продовольствия из стран, подпадавших под введенное в августе российское эмбарго (страны Евросоюза, США, Норвегия, Австралия и Канада) попадали на российский рынок. Специалисты Россельхознадзора выявили, что запрещенные товары из западных стран казахстанскими компаниями оформлялись как транзитный груз для Казахстана. Эти товары в РФ ввозились для транзита, но в итоге реализовывалась на территории России. Но когда Россельхознадзор решил ликвидировать этот незаконный канал поставок товаров, подпадающих под российское эмбарго, и попросил Белоруссию отменить все разрешения на транзит через ее территорию товаров для Казахстана и третьих стран, если маршрут следования этих товаров проходит через Россию, это вызвало возмущение Астаны. Казахстан даже демонстративно отказался участвовать в работе трехсторонней комиссии (Россия-Белоруссия-Казахстан), созданной для разрешения этого вопроса. Поэтому, посещая Ташкент, Владимир Путин с помощью «каримовского кнута» хочет послать Казахстану сигнал, чтобы тот знал свое место и не выходил за рамки дозволенного.

Третий немаловажный фактор, который окажется в центре внимания во время визита Путина в Узбекистан, - это вопрос региональной безопасности. Как я уже отметил выше, если исламские экстремисты захотят вторгнуться в постсоветскую Центральную Азию, то они это сделают именно через Узбекистан, который все еще остается достаточно уязвимым для исламских боевиков. Если Россия не окажет необходимую военную помощь каримовскому режиму, то его быстрое падение в случае нападения исламских боевиков на Узбекистан станет неизбежным.

Появление на территории Узбекистана террористическо-экстремистского анклава, подобного «Исламскому государству» в Сирии и Ираке, приведет к дестабилизации обстановки в соседних Киргизии, Таджикистане и Казахстане. Исламские радикалы выйдут прямо на границы будущего Евразийского экономического союза, что может похоронить все интеграционные проекты президента Путина. Если в Узбекистане будут свирепствовать исламские радикалы, то придется укреплять границы будущего ЕАЭС, что потребует колоссальных денег.

Кроме того, российские военные базы, дислоцированные в соседних Киргизии и Таджикистане, будут вынуждены вмешаться в военный конфликт с исламскими радикалами, которые несомненно будут стремиться захватить территории и этих республик, чтобы расширить границы своего «Исламского халифата». Таким образом, Россия может быть вовлечена в еще один вооруженный конфликт вблизи своих границ. Поэтому для Москвы более предпочтительнее оказать своевременную помощь Ташкенту и проводить необходимые «профилактические работы» заранее, чем потом «лечить» постсоветскую Центральную Азию от тяжелых «метастаз» исламского радикализма в случае захвата Узбекистана боевиками какого-то новоявленного «исламского государства или халифата».

Мехман Гафарлы, политолог, специально для «Колокола России»

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"