Популярное деньнеделя месяц
comments powered by HyperComments
Архив материалов
Глобализация
03.12.2015 08:58

Жертвами ювенальщиков становятся российские дети

Сюжет
Десятилетие детства в России грозит разгулом ювенальщины
Мария Мамиконян: Президент должен знать правду о ювенальной юстиции
весь сюжет

Во внешней политике России вершатся эпохальные дела. На фоне геополитических событий, в которых завязана РФ, многие проходящие процессы внутри страны остаются незамеченными, хотя из-за них давно пора бить в набат. В частности, институту семьи – основе общества и государства – приходится выдерживать сокрушительные атаки со стороны представителей власти, которые являются агентами влияния и проводниками политики Запада. Сейчас на рассмотрении у президента Владимира Путина находится проект ФЗ «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия». Если он будет одобрен президентом и направлен в Госдуму, поднимать тревогу, вероятно, будет уже поздно. Попробуем не мешкая разобраться, в чьих интересах лоббируется узаконение ювенальной юстиции в России.

Дьявол в деталях

История ювенальной юстиции, или правосудия для несовершеннолетних, ведет отсчет от начала прошлого века, когда в США начали появляться специализированные суды для детей. На тот момент она представляла собой одно из ответвлений судебной власти, рассматривающей преступления, совершенные несовершеннолетними или против несовершеннолетних. Со временем вполне безобидное и даже полезное направление стало обрастать  либеральным, социал-дарвинистским, а после торжества сексуальной революции на Западе – еще и феминистским «мясом». Ювенальщики выделились в отдельную структуру с широкими полномочиями и начали активно бороться «за защиту прав ребенка», при этом все больше и больше попирая права семьи и отдельных ее членов, все дальше и дальше заходя на их частную территорию, и в итоге выступили против интересов тех, кого должны защищать.

Прикрываясь важностью профилактики детской преступности и преступлений против детей, сторонники ювенальной юстиции стали безапелляционно заявлять о недопустимости каких-либо страданий и переживаний ребенка в семье – как физических, так и нравственных. Институт семьи стал критиковаться ими как рассадник всяческого насилия, а любые резонансные преступления в обществе трактовались как последствия тяжелого детства. Так постепенно была подготовлена почва для создания глобальной системы государственных и общественных структур, по воле которых практически любой ребенок может лишиться биологических отца и матери. Причину всегда можно как-то обозначить – ловкое движение руками, и вся ответственность за воспитание, да и вообще дальнейшую судьбу несовершеннолетнего перекладывается на неких третьих лиц: сотрудников опеки, педагогов, психологов. Родители в этом случае приравниваются к бесправным посторонним людям, а ценность семьи как ячейки общества падает до нуля. 

Это не страшилки или мрачные пророчества – ювенальная юстиция давно распустила щупальца по всему «прогрессивному» Западу и насчитывает десятки тысяч примеров изъятия детей из благополучных, порядочных семей. Один из вопиющих случаев – в 2008 году в Англии дедушка и бабушка были лишены опекунских прав на собственную внучку, сироту, так как дедушка запретил ей читать школьные книги, пропагандирующие однополые союзы. Очень характерно принятие ювенальщиками к сведению любой информации о неправильном воспитании ребенка в семье от посторонних граждан – соседей, коллег по работе, возможно, даже потенциальных недоброжелателей. Один звонок «куда следует», и «веселая жизнь» родителям и детям обеспечена. Стукачество широко распространено в Европе и США и используется как доказательная база в судах.

Правовая база ювенальщиков

В России на сегодня ювенальная система в полном смысле слова еще не построена, однако соцслужбы по надзору за несовершеннолетними бесчинствуют в полном соответствии с западными лекалами. В каждом муниципальном образовании есть органы опеки и комиссии по делам несовершеннолетних, имеющие право (по решению главы местной администрации или органа исполнительной власти субъекта РФ) изымать детей из семьи без решения суда (ст.77 Семейного кодекса РФ).

Создаются специальные центры с психологами и социологами, мнение которых для опеки и судей куда авторитетнее позиции родителей ребенка. В вузах активно создаются кафедры и факультеты ювенальной юстиции как отдельного сегмента права.

У поборников семейного бесправия уже хватает инструментов давления на неугодных. Это и статья 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», в которой, между прочим, абсолютно не раскрыта суть мутной формулировки «неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию родителем…» – можно шить любое дело, а за ее нарушение светит получить до трех лет реального срока; и 442-ФЗ «Об основах соцобслуживания граждан в РФ», лоббируемый всеми белоленточниками и Советом по правам человека при президенте. Активисты Родительского всероссийского сопротивления сразу разглядели в нем закамуфлированные тезисы ювенальщины: под видом социальной помощи малоимущим семьям навязывается принудительный порядок чиновничьего контроля (патроната). Примечательно, что обращение о предоставлении соцобслуживания может быть подано как самим нуждающимся, так и любым третьим лицом или ведомством. Вот так якобы «в интересах граждан» их семьи будут терроризировать проверками.

Большой простор для творчества органам власти дает статья 29 вышеупомянутого ФЗ, предполагающая «профилактику обстоятельств, обусловливающих нуждаемость гражданина в соцобслуживании путем обследования условий жизнедеятельности гражданина». То есть в целях профилактики и по букве закона нам придется распахивать двери перед любыми службами, в том числе и органами опеки. Классический алгоритм ювенальщиков – оправдание своей активности в стиле «пожар легче предупредить, чем потушить».

Ложь и провокация Совета по правам человека

Что же еще нужно лоббистам ювенальной юстиции из Общественной палаты и СПЧ?

Отправив Владимиру Путину очередную редакцию уже несколько лет тщетно проталкиваемого ими закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия» они беззастенчиво открыли карты: государству, оказывается, жизненно важно получить возможность вмешиваться в частную жизнь еще до факта совершения насилия, то есть на этапе его предотвращения.

Знакомая и потрясающая по бесстыдству формулировка! Право на неприкосновенность частной жизни, гарантированное нам по Конституции, тогда можно будет сразу списать в утиль. Мы становимся свидетелями того, как под видом защиты граждан от преступлений создается механизм широкого нарушения их прав.

Используя всяческие соцопросы, позволяющие затем бравировать поддержкой значительной части сограждан, правозащитники не рассказывают населению, что законопроект позволяет выносить нарушителям «защитные предписания», выселяя человека из собственного дома или запрещая ему доступ к детям в одностороннем порядке. Это означает, что у родителей/родителя при рассмотрении вопроса всегда будет презумпция виновности. Между тем в США более половины предписаний, выдаваемых по аналогичным законам, лишены каких бы то ни было оснований. Выходит, что почти 3000 таких решений выносится в Штатах ежедневно.

Президенту нагло лгут, фальсифицируя и искажая статистику. Так, в 2014 году СПЧ заявил, что «ежегодно более 14 тысяч женщин погибает от рук мужей или других близких». Это вранье было позже опровергнуто официальным представителем МВД. Выяснилось, что в России в результате всех преступных посягательств в совокупности, в том числе не имеющих никакого отношения к семье, ежегодно погибает значительно меньшее число женщин. Правозащитники ловко имитируют гражданское общество, не донося до Путина позицию огромного количества экспертов и организаций, занимающихся реальной защитой и возрождением семьи. Активисты с иным мнением просто не допускаются к их дискуссиям.

Агитационная реклама ювенальщиков

В головы граждан вдалбливается феминистская идея о том, что брак и семья – это прямая дорожка к насилию. При этом криминологи со стажем в голос заявляют: именно «несемейная сфера» представляет наиболее опасный источник преступных посягательств и требует повышенного внимания со стороны государства. Вопреки лжи и наветам, семья в реальности является самым безопасным окружением и для женщин, и для детей.

Удар по нашим семьям – это удар в самое сердце, который неизбежно приведет к геноциду российского населения. О том, что нас ждет в случае принятия этого ювенального закона, доступно рассказывается в петиции, составленной его противниками:

««Нарушителем» по этому закону может быть признан любой семейный человек в совершенно абсурдных ситуациях, поскольку определение «насилия» размыто. «Физическим насилием» по закону являются «умышленные насильственные действия, причинившие вред здоровью и (или) физическую боль, любое иное использование физической силы», «попытки такого насилия». Понятие боли туманно. Фактически любые попытки применения физической силы дома объявлены вне закона. Лоббисты закона ловко манипулируют словами, смешивая понятия насилия и силы. «Психологическое насилие» по закону – это «высказывание угроз совершения насилия по отношению к пострадавшему, родственникам, знакомым, домашним животным, умышленное воздействие на психику человека...». Однако человеческое общение, тем более семейное, предполагает определенное воздействие на психику. Без ссор, выговоров, нотаций не обходится и в благополучных семьях. Исходя из закона, каждая семья – место совершения «психологического насилия». «Экономическое насилие» – «умышленное повреждение имущества либо иное причинение имущественного вреда, вызывающие негативные материальные последствия для пострадавшего». То есть любой случайный срыв в домашней ссоре грозит защитным предписанием.

«Защитное предписание» – это акт полиции (суда), в котором установлены ограничения/запреты в отношениях пострадавшего и нарушителя. Как минимум, нарушителю запрещается розыскивать пострадавшего, звонки ему, посещение мест учебы и работы и т.п. («преследование»). Предписание выносится без согласия пострадавшего, если он «не может выразить согласие». Предписание суда действует до года и может продлеваться.

Таким образом, санкция за «насилие» – принудительное разлучение членов семьи, даже против их воли, которое может действовать бесконечно. Неисполнение предписания влечет до 15 суток ареста, повторное – лишение свободы до 2 лет. Поэтому желание помириться с супругой при наличии запрета о приближении к ней может обернуться тюрьмой. Инициаторами предписаний могут выступать международные организации, что свидетельствует о подрыве госбезопасности».

Борьба против традиционной культуры

Специалист по духовной безопасности, протоиерей Андрей Хвыля-Олинтер поделился с «Колоколом России» мнением об истинных целях ювенальной юстиции в нашей стране:

«Существует много социальных групп, находящихся в зоне риска – инвалиды, пенсионеры и т.д. Что, под каждую группу надо свою юстицию создавать? Тогда возникает вопрос – что будет с юстицией как таковой?

Второй вопрос – система ювенальной юстиции имеет свои структуры исполнительной власти. Они изымают детей, в том числе и из семей иностранцев, только по одному анонимному звонку. Таких примеров много. И даже президенты не могут ничего сделать – система напоминает «государство в государстве». Зачем это надо?

Выясняется интересная деталь, когда влезаешь в духовную глубину этого дела. Главная их задача – разрушение традиционных социальных структур, раздробление и уничтожение всей нашей традиционной культуры. Для этого нужен инструмент шантажа, давления. Культура в основном передается от родителей к детям.

Обычно старший возраст человека (60–80 лет) – это время встречи трех поколений – родители, дедушки, внуки. Так сохраняются культурные ценности. Ювенальная юстиция под любым поводом (нехватка места в квартире, нехватка еды в холодильнике, антисанитария в доме и т.д.) изымает детей из семей, а вернуть их обратно – гигантская проблема. Не секрет, что самый большой процент многодетных семей – у людей, исповедующих традиционные религии. Таким образом, идет целенаправленная работа против них».

Разрыв связи между поколениями

Зеленый свет для беспредела

Владимиру Путину досталась нелегкая роль третейского судьи в споре ювенальщиков и их противников. Впрочем, если кто забыл, в 2014 году на форуме ОНФ президент ясно озвучил свою позицию:

«Ювенальная юстиция – это угроза вмешательства в дела семьи. Это очень опасная вещь, не оправдавшая себя во многих странах. На практике она работает с эффектом 50/50. Обещаю, что законодательство РФ будет обязательно проверено на предмет введения камуфлированных норм ювенальной юстиции».

А тем временем даже поверхностная сводка российских новостей за последние месяцы подтверждает – вмешательство в дела семьи в России стало уже привычной практикой. Нарушения прав родителей (и детей!) и последствия органы власти совершенно не интересуют – ответственность перед законом у них почти отсутствует.

Ноябрь-2015. Органы опеки Республики Крым отобрали полуторогодовалого ребенка у обеспеченной благополучной семьи из Екатеринбурга, приехавшей отдохнуть на полуостров. Все началось с простого обращения родителей маленькой Беляны ко врачу – у девочки обнаружили кишечную инфекцию. В Ялтинской администрации сочли, что у девочки недовес и родители ее недокармливают. В результате Беляну увезли в одну из крымских больниц, а на маму возбудили уголовное дело за «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Только после четырех месяцев мытарств родителям удалось сдвинуть абсурдную ситуацию с мертвой точки.

Ноябрь-2015:. Три молодых мамы-родственницы в городе Печора (Республика Коми) отмечали день рождения, в то время как четверо их детей находились в соседней квартире под присмотром бабушки. Ночью полицейские вместе с врачами и органами опеки вломились в квартиру и забрали детей. Двух определили в инфекционную больницу, других двоих – в детдом. Одной из мам показали лживый акт-обоснование об изъятии - якобы «некое лицо обнаружило открытую в квартиру дверь, пьяную мать на полу и рыдающего ребенка».

Более того, в мае-2015 из детдома №17 города Печоры в Италию отправили мальчика 8 лет – Арсения Кононова. При живой матери, которая беззащитна и безграмотна, но имеет дом, могла и хотела забрать ребенка домой в течение шести лет. Но все ее просьбы были проигнорированы. Арсений очень просил не отправлять его в Италию. В чужой стране мальчик сбежал от своих приемных родителей, теперь его судьба неизвестна. Документов матери до сих пор никто не предоставил, она все еще надеется на чудо.

А летом в том же направлении силком отправили Алешу Негоева, которого экс-директор интерната Витязева запирала в своем кабинете, уговаривая подписать согласие на вывоз в Италию. И это несмотря на протесты родных, регулярно его навещающих.

Октябрь-2015. При водворении из Санкт-Петербурга таджикской семьи в отделении полиции у матери незаконно отняли грудного сына. После нескольких часов без еды и теплой одежды в отделении его увезли в больницу, где он той же ночью умер.

Август-2015. В больнице Новороссийска погиб изъятый у семьи шестимесячный младенец. В справке о смерти значится черепно-мозговая травма от удара о некий тупой предмет. В настоящее время следствие продолжается, виновные в смерти малыша до сих пор не найдены.  

Дети как товар          

Вы наверно уже догадались, что, помимо громких слов о защите прав детей, ювенальная юстиция – это, прежде всего, очень прибыльный бизнес. В наш век высоких технологий и больших свобод рабство никуда не исчезло. Что самое печальное, приходится говорить о детском рабстве. Десятки тысяч семей в Европе выстраиваются в очередь за российскими малышами из детдомов. Чем меньше лет ребенку, тем он, понятное дело, дороже стоит. Охота за нашими младенцами идет полным ходом, и это не шутка.  Впору даже рекомендовать молодым родителям лишний раз не вызывать врача и ни в коем случае не оставлять детей без присмотра в больницах и поликлиниках. Наличие поблизости людей в белых халатах здесь вовсе не будет гарантией безопасности, скорее – фактором риска.

Еще один циничный способ нажиться на чужом горе – так называемый ювенальный оброк. Как известно, ограниченные в правах, но не лишенные полностью прав на своих детей родители должны ежемесячно переводить в детский дом круглые суммы на их содержание. Судебные споры по поводу незаконности изъятия ребенка могут длиться годами. А тем временем сумма задолженности родителей, даже не думавших добровольно сдавать своих детей в госучреждение, перед государством продолжает расти. Если же «алиментщик поневоле» превращается в злостного неплательщика, он навсегда лишается родительских прав. В перспективе такой механизм позволит отбирать у несчастных граждан недвижимость, автомобили, прочие активы…  

Как можно объяснить бредовую логику властей, когда сначала они отнимают детей за бедность, а потом заставляют признанных несостоятельными родителей оплачивать ежемесячное содержание их чад? Понятно только одно – ювенальная система кровно заинтересована в появлении новых малышей, пострадавших от «неправильного воспитания» или «психологического насилия» в своих семьях.

Разыгрывается настоящая война между сторонниками традиционных семейных ценностей и ювенальщиками «родства не помнящими». Ставка в этой войне бесценна – будущее наших детей, а значит – будущее России. И, пожалуй, хватит уже снабжать «защитников прав детей» новым оружием в виде предупреждающих и профилактических законов.

Иван Ваганов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика