Архив материалов
Русский мир
15.05.2017 10:40

Русофильство Додона озадачило Запад

«Колокол России» рассказывает о новом курсе российско-молдавских отношений и судьбе Приднестровья.

Лидера Молдавии Игоря Додона так и хочется назвать последним из могикан на территории стран СНГ. По сравнению с теми шагами навстречу России, которые он сделал за неполные полгода своего президентства, недавние слова и дела в исполнении, например, Александра Лукашенко и Нурсултана Назарбаева смотрятся почти как враждебные. Некоторые поступки Додона носят скорее символический характер, но они не менее важны. И похоже, что главные сюрпризы для «западных партнеров» еще впереди.   

Далеко не каждый политик, выиграв президентские выборы в стране, где правит проевропейская коалиция, где ее ставленники занимают посты спикера парламента и премьер-министра, сразу после победы отдаст распоряжение снять со здания своей администрации флаг ЕС. А январские заявления Додона впечатляют еще больше: он намерен аннулировать соглашение об ассоциации с ЕС, считая его убыточным для молдавской экономики (западные инвестиции только снижаются, торговый оборот с Россией падает) и подписал меморандум о сотрудничестве с ЕАЭС. Кроме того, он неоднократно заявлял о нейтральном, внеблоковом статусе своей страны и недопустимости вступления в НАТО.

Что касается Приднестровья, в котором по понятным причинам с недоверием относятся к официальному Кишиневу, то и на этом направлении политику Додона можно назвать прорывом. Впервые за восемь лет он встретился и тепло пообщался с президентом ПМР Вадимом Красносельским, достигнув договоренностей по культурному и экономическому сотрудничеству. Политические темы на этой встрече, без сомнений, также обсуждались, но об этом журналистам знать рановато. Додон делает смелые заявления об интеграции Приднестровья в Молдавию уже через пару лет, а сделать это без дружественных отношений с Москвой просто невозможно. Весь вопрос в деталях объединения и степени автономии, на которую могут согласиться в ПМР. И работы здесь еще непочатый край…

Главная проблема Додона на сегодня – конституция Республики Молдова, согласно которой у президента нет полномочий объявлять всенародный референдум и распускать парламент. Да что там говорить, до 2016 года президент Молдавии был просто элементом политической декорации, ибо избирался он тайным голосованием депутатов. В итоге внутри Молдовы пустили глубокие корни либеральные, прорумынские и проевропейские силы, щедро спонсируемые местными олигархами. От их финансовых преступлений, от тесных связей криминала и власти народ давно стонет – что и дало возможность стать президентом кандидату от социалистов.

Евроинтеграция для председателя Демократической партии Молдовы Владимира Плахотнюка и его соратников – лишь повод для выкачки денег из Брюсселя и собственной стремительно нищающей страны. Но они не намерены по собственной воле отходить от кормушки и будут до последнего защищать установленный в Молдавии порядок. В настоящее время у Додона нет полномочий ни для закрытия бюро связи НАТО в Кишиневе, ни для отмены ассоциации с ЕС – для этого нужно решение парламентского большинства либо народное волеизъявление. И не исключено, что созревающий во властных кабинетах конфликт скоро перенесется на улицу. Судя по комментариям русскоговорящего населения Молдовы в интернете, чаша терпения в отношении премьера Павла Филипа и спикера Адриану Канду вот-вот переполнится. Да и у прозападных сил имеется набор инструментов для «укрощения» народно избранного президента: от импичмента до цветной революции. Время покажет, как будет разрублен этот Гордиев узел.

Додон, конечно же, далеко не царь – ни по своему стилю управления, ни по реальным полномочиям. Тем не менее, есть у него одна общая черта с царем Дадоном из пушкинской «Сказки о золотом петушке» – последовательность и твердость в достижении поставленных задач. У многих может возникнуть вопрос, чего все-таки больше в политике молдавского лидера – искренности или лукавства (особенно, памятуя о метаниях «многовекторного» Батьки Лукашенко)? Частично ответ на этот вопрос был получен после визита Додона в праздничную Москву 9 мая.

Георгиевская лента уже два года находится под негласным запретом в Белоруссии – вместо нее желающие подчеркнуть причастность к Дню победы одевают красно-зеленые ленточки. Есть свидетельства, что эта инициатива исходит непосредственно от Лукашенко. В 2017 году она также была официально запрещена в Казахстане, а Таджикистан и Узбекистан запретили проведение народной акции «Бессмертный полк» на своей территории. И на этом фоне поступок Додона – участие в торжествах на Красной Площади вместе с Владимиром Путиным и георгиевской лентой на груди – дорогого стоит, хотя и может на первый взгляд показаться чисто символическим.

Если это всего лишь игра на российскую публику ради преференций для экономики Молдовы и молдавских трудовых мигрантов в России, тогда Додон за какие-то пять месяцев умудрился зайти в ней слишком далеко. Так переигрывать просто невозможно – прозападные силы внутри страны прощать подобное явно не собираются. Потому кучка либералов встретила Додона в кишиневском аэропорту плакатами: «Предатель!» и «Слуга Путина!». «Пророссийское клеймо» на Додоне уже имеется, и если в дальнейшем он не будет следовать этому направлению, ему не поверят и не поймут ни свои, ни чужие…

***

О том, как следует оценивать политику президента Молдавии и к чему она может привести, «Колоколу России» рассказал ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Александр Шевченко.  

А.Ш.: Додон действительно дружелюбно настроен по отношению к России. Мы знаем, что когда он участвовал в возложении цветов к могиле Неизвестного солдата, оркестр играл гимн Молдавии. Он явно хочет улучшить торговые отношения с Россией. Три года назад мы подняли пошлины на ввоз молдавской продукции, так как Кишинев решил ассоциироваться с ЕС. Как следствие, Молдова систематически занималась реэкспортом санкционных товаров в Россию. Наши защитные меры были восприняты в Кишиневе очень болезненно, так как они резко ухудшили финансовое положение молдаван.

Новый президент активно ищет пути развязки, предлагает нашим компаниям инвестировать в молдавские предприятия, а на границе установить совместный товарный контроль. Словом, Додон как патриот своей страны действует совершенно разумно.

С другой стороны, есть моменты, которые мы принять не можем. Так, Додон высказывался за вывод российского военного контингента из Приднестровья, говорил о том, что это решение должно быть принято по итогам общенародного референдума. Фактически он поддержал Конституционный суд, который в начале мая этого года удовлетворил иск Либерально-демократической партии Молдавии об оккупации Россией 11% территории страны. Это настораживает, но пока эксперты и компетентные госорганы относятся к происходящему спокойно.

КР: Не получится ли так, что предвыборные пророссийские заявления Додона в дальнейшем будут еще больше противоречить его действиям?

А.Ш.: Не думаю. Надо учитывать тот факт, что ему противостоит крепкий противник в лице либерально-демократического парламентского большинства. Поддерживающая Додона Социалистическая партия остается в меньшинстве и далеко не всесильна. Поэтому он вынужден идти на компромиссы, лавировать между разными политическими силами. Не будем забывать, что для запуска процедуры импичмента достаточно собрать всего 2/3 голосов парламента, а такие угрозы в адрес президента от либералов уже поступали.

Додон все прекрасно понимает, поэтому он не спешит инициировать референдум об изменении конституции с целью расширения полномочий президента. Соответственно, соглашение об ассоциации Молдовы с ЕС также пока остается в силе. Остается год до очередных парламентских выборов, и попыток досрочно разогнать парламент со стороны президента, скорее всего, также не будет. Главное для нас – в Молдавии появился политик, трезво оценивающий ситуацию. Он стремиться взаимодействовать с ЕАЭС (пока в роли наблюдателя), не лезет на рожон в отношениях с Брюсселем. Пророссийский вектор в делах Додона очень заметен, что не может не радовать.

КР: Многих в России волнует судьба Приднестровья. Президент Молдовы сделал смелое заявление об интеграции этого региона в течение ближайших двух-трех лет. Он рассчитывает сделать это за счет парламентской реформы, согласно которой у ПМР будет 5-6 мандатов и собственная фракция в парламенте. Но вот вопрос – удовлетворится ли этим руководство Приднестровья? Еще полгода назад его лидер Вадим Красносельский прямо заявлял: «Мы выбрали курс на интеграцию с Россией».

Кроме того, сейчас продолжается совместная украино-молдавская блокада приднестровской границы (в Молдове эту линию гнет премьер-министр Павел Филип), в результате чего экономические потери ПМР очень серьезны. Можно ли решить эту проблему без новой эскалации противостояния?

А.Ш.: Да, приднестровский вопрос является очень острым. Додон неоднократно заявлял, что он выступает за федерализацию страны, за вхождение Приднестровья в состав Молдовы на правах члена федерации. Приднестровцы на это заявляют: «у нас есть свое государство, именуемое ПМР, и мы вовсе не собираемся терять свой суверенитет, становиться одним из субъектов другого государства». Так что перед Додоном стоит архисложная задача. Я думаю, что этот вопрос пока подвис и перспектив его решения в рамках федерализации пока не видно.

Впрочем, какие-то развязки могут быть найдены при реализации плана конфедерации. Пусть это будет конфедерация двух-трех государств, а приднестровцы и гагаузы, например, станут ее составной частью. Но сначала экспертное сообщество должно тщательно разработать концепцию конфедерации и представить ее вниманию руководителей на правом и левом берегах Днестра.

Сейчас главное, чтобы стороны налаживали экономическое, транспортное, культурное и гуманитарное сотрудничество. Они не должны препятствовать перемещению людей по своим территориям, также сейчас надо сообща решать проблему обмеления Днестра. Если ничего не делать, в скором времени он может превратиться в узенький ручеек.

КР: А можно ли сейчас взять за основу объединения Молдовы и ПМР знаменитый план экс-сотрудника администрации президента РФ Дмитрия Козака?

А.Ш.: Да, в 2003 году он практически был подписан – стороны, что называется, уже обмакнули перья в чернильницу. Но все сорвали американцы, пригрозившие бывшему президенту Молдовы Владимиру Воронину экономическими санкциями и даже, насколько мне известно, прикрытием бизнеса членов его семьи. В последний момент Воронин отложил перо в сторону…

То, что я выше рассказывал про конфедерацию, в какой-то степени напоминает план Козака. Конечно, в него надо вносить коррективы – время не стоит на месте. Но в целом это была прекрасная схема, и если бы ее удалось реализовать сейчас, по моему мнению, это было бы идеальным решением приднестровско-молдавского вопроса. К сожалению, далеко не все силы торопятся это сделать.

Сейчас на первое место выходят личные амбиции, экономические интересы. Кишинев находится в состоянии ассоциации с Брюсселем, и потому всячески пытается втянуть туда и Приднестровье, опираясь на поддержку Украины. А в ПМР достаточно людей, смотрящих исключительно в сторону России, поддерживающих связь с Русским миром. Каждый, кто там побывал, наверняка обратят внимание, как приднестровцы хранят память о великих русских полководцах – Кутузове, Суворове – у меня сложилось впечатление, что они порой лучше, чем россияне, хранят историческую память. Так что просто так сделать Приднестровье частью Евросоюза через его втягивание в единое государство с Молдавией не получится.

КР: Резюмируя сказанное, вернемся к вопросу: who is mister Додон? На ваш взгляд, его нельзя заподозрить в двойной игре, подобно Лукашенко, и он искренне делает ставку на дружбу с Россией?

А.Ш.: Прежде всего, он пытается стереть темные пятна в российско-молдавских отношениях, которые накопились за годы правления в Кишиневе альянса за евроинтеграцию. В то же время, как любой политик, он может быть в чем-то противоречивым. Я не знаю, можно ли в принципе давать какому-либо зарубежному лидеру, симпатизирующего России, однозначную оценку – тот же Назарбаев отличный тому пример. Додон, безусловно, непростая личность, не стоит торопиться называть его однозначно пророссийским, как он сам уточнял. Он искренне хочет найти в Москве друзей, союзников, стремясь при этом не нажить новых врагов.

P.S. В субботу, 13 мая, Игорь Додон сделал очередное знаковое заявление для молдавских СМИ относительно сроков вывода российских войск из Приднестровья:

«Российские войска относятся к миротворческому контингенту. Как только будет урегулирован Приднестровский конфликт, я буду настаивать на выводе войск с территории нашей страны. Молдова – нейтральное государство, и на ее территории не должны находиться иностранные войска», – отметил Додон.

Таким образом, российские войска, по мнению президента Молдавии, могут находиться на территории ПМР ровно столько, сколько считают нужным сами приднестровцы. Ведь урегулирование конфликта должно быть признано обеими сторонами. Разрешить его «в одностороннем порядке», супротив воли народа ПМР, не представляется возможным. Российские миротворцы будут охранять покой местных жителей до полного политического консенсуса между Кишиневом и Тирасполем.

Иван Ваганов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"