Архив материалов
Власть
17.03.2016 10:20

Дауншифтер Греф, или реформенное мифотворчество либералов

В среду российское правительство, бывшее на протяжении всех кризисных лет главным объектом критики со стороны всех неленивых, решило сыграть в политическую «русскую рулетку» или, по меньшей мере, избавиться от амплуа очередного незадачливого кабмина.

Группа чиновников из так называемого открытого правительства представила премьеру Дмитрию Медведеву проект реформы системы госуправления, которая, по задумке авторов, должна позволить России уйти от принципа «ручного управления» работой чиновников со стороны президента в сторону проектного принципа.

Интересующиеся в очередной раз услышали о том, что министры не могут эффективно работать и раскрыться во всей красе из-за слишком большой роли лоббистского ресурса. По их словам, Белый дом вынужден месяцами добиваться согласия президента, без которого бюрократическая машина в его администрации или в регионах сама не будет работать и не даст чиновникам радеть за народ.

При этом чиновники уже сейчас просто утопают в поручениях: в 2010–2014 гг. их число выросло на 33–37% по сравнению с «сытыми нулевыми». Тогда на Западе нас любили, нефть стабильно росла в цене и ничего принципиально нового можно было не предпринимать. Теперь майские указы президента саботируются до такой степени, что в Кремле подумывают над введением уголовной ответственности за халатность. По данным «Ведомостей», из президентских поручений менее 60% выполняется качественно, зачастую по принципу «закрыть поручение». Наконец, на 1000 распоряжений российского президента в год приходится 32 распоряжения американского, – не очень показательно, но тоже факт.

Еще более смешно то, что слезливые стенания на тему политической реформы представили люди из команды главы Сбербанка Германа Грефа. На этот раз флагман российского проправительственного либерализма хочет создать подобие Тайной канцелярии – Центр управления реформами и реализации ключевых проектов – и быть неким «третьим центром» принятия решений, как раз между Кремлем и Белым домом.

Предполагается, что суперкомиссию возглавит президент, его заместителем будет премьер, а курировать работу «проектного офиса» будет один из нынешних вице-премьеров – называется фамилия «мозгового центра» младореформаторов Игоря Шувалова. Основные функции центра – учить министров точно реализовывать порученные проекты, повышать эффективность «белых воротничков» по нескольким основным критериям полезности чиновника (критерии, кстати, никто пока не видел) и как в старые-добрые времена координировать приоритетные нацпроекты.

Народ при этом тоже будет сказочно доволен: ведь «горизонтальная» реформа позволит России одномоментно шагнуть в светлое будущее и преодолеть отставание в реализации любимого детища Медведева – подзабытой в свете кризиса амбициозной Стратегии-2030.

Сторонники Грефа даже сравнили будущую «комиссию Путина» с созданной в 2009 году в Малайзии корпорацией Pemandu. Благодаря ей в азиатском королевстве за пять лет была повышена эффективность управления госбюджетом, бюджетные доходы удвоились, ВВП на душу населения вырос на 37% (до уровня выше, чем у современной нам России).

С одной стороны, идея о реформе вроде бы всеблагая. Еще свежа в памяти ситуация осени прошлого года, когда «ручное управление» достигло своего пика и президент в буквальном смысле взялся за расписание электричек и пригородных поездов. Подобный позор, в XXI веке характерный, наверное, лишь для африканских бантустанов, впредь недопустим.

С другой стороны, аналитическое мышление, которым руководствовались инициаторы реформы, по сути мало чем отличается от принципов средневекового мышления правящих элит, когда олигархи открыто предлагали королю стать первым среди равных.

Способ, который для этого избрали отечественные чиновники, действительно достаточно смелый. Управленцы ни много ни мало просят Медведева как наиболее приближенного фаворита выдвинуть Владимиру Путину ультиматум: либо глава государства соглашается пожертвовать частью своей народной поддержки и разделить с ними ответственность за кризис, либо он, не хуже них чувствующий скорую нестабильность, должен напоследок поделиться властью и спустить часть полномочий на горизонтальный уровень.

В том, что новая идея призвана дать еще чуточку свободы действий западникам, и так не обремененным ответственностью, я не сомневаюсь. Проектный принцип реформы не подразумевает стратегического планирования и не означает возвращения к практике составления трехлетнего бюджета. Во-первых, либералы не станут администрировать бюджет на среднесрочную перспективу, поскольку для этого придется решать множество тактических и стратегических задач, вступать в дискуссии с «охранителями» от экономики – новая реформа расширит их полномочия и даст функции самим «спускать» поручения на уровень ниже без всяких обсуждений.

Во-вторых, очередной секвестр и перекройка бюджета равна очередной порции критики от президента, ведь новый антикризисный план правительства получает финансирование из стабилизационных фондов государства только наполовину. Этими средствами можно поддержать лишь машиностроение, ВПК и деятельность госкомпаний, а тема «удушения» правительством малого бизнеса и невнимания к бюджетникам вновь выйдет на передовицы. Конечно, в самый ответственный момент появится Путин и выделит на помощь нуждающимся средства, сохраняющиеся сейчас в силу заморозки накопительной части пенсии (342 млрд рублей). Мизер, но символически очень важно.

Ставший системным кризис реального сектора в очередной раз обнажает ничтожность традиционно всесильной российской бюрократии, которая, однако, меняться или куда-либо уходить не намерена.  Напротив, делается  попытка законсервировать систему и найти «крайних» в провале предыдущих планов, строившихся на оптимистичных прогнозах про высокую нефтяную цену.

Нельзя исключать, что изменение системы госуправления при очевидных минусах все же поддержат и в Кремле. Начинается новый электоральный цикл, и президенту тоже необходима позитивная экономическая повестка, которую можно было бы вновь опубликовать в крупной федеральной газете. Потенциальная антикризисная комиссия – вопрос политической воли, ведь стране сегодня нужны не новые структуры, а желание власти продумывать реформы и хотя бы обсуждать их с обществом.

Комиссия Путина может быть эффективной, если в ней мы увидим российского президента образца первых двух президентских сроков. Лидер компромисса, сумевший выстроить не модель «разделяй и властвуй», а пластичную систему сдержек и противовесов, устойчивую к кризисным явлениям.

Эта политическая модель, на мой взгляд, способна «разгрузить» самого Путина, избавить его и от давления оппозиции и чиновников, и от половинчатости двуглавого орла: репутации не то либерал-патриота, не то патриот-либерала.   

Предлагаемое развитие горизонтальных связей, в принципе, может сочетаться с существующей моделью и без усиления конкуренции внутри правящих элит. Совсем избавиться от «ручного управления» президент явно не захочет, да и Россия вслед за своим лидером давно привыкла к «вертикали». В ряде случаев прямые поручения главы государства просто необходимы, хотя попытка заставить бюрократический аппарат работать по определенным принципам и приоритетам, вместо того чтобы бросаться выполнять часто противоречащие друг другу поручения, тоже не помешает.

Другое дело, что в таком случае инициированные реформы опять диктует конъюнктура. Последнее слово в ключевых вопросах, начиная от административной оптимизации до пенсионной темы, все равно останется за президентом.

Следовательно, при любых раскладах сохраняется курс на тотальную зависимость экономики как от «ручного управления», так и от внешних факторов, до которые пытаются подогнать внутренние социальные проблемы, что априори невозможно и даже странно. Без всякого учения Маркса напрашивается простой вывод: если не изменяется экономический базис системы, то преобразованию политической надстройки поспособствует разве что необъяснимое чудо. 

Замечу, что чудо далеко не всегда подразумевает благоприятное развитие событий. В начале года в администрацию президента стали поступать сигналы с мест, что в регионах страны на фоне кризиса возможны волнения. По традиции «залить» социально-экономические проблемы субъектов-доноров за счет средств Резервного фонда не получится (финансовая подушка почти иссякла), а других рецептов умиротворения команда либерал-управленцев не знает.

Да, случилась отставка руководства Забайкальского края за провал программы переселения граждан из аварийного жилья. Да, чуть раньше на скамью подсудимых сели казнокрады из Сахалина и республики Коми.  Однако это частные и лишь единичные опубличенные случаи, мягко говоря, несовершенства системы.  

Напротив, на фоне того, как нам системно отказывают во внешних заимствованиях, российские вложения в ценные бумаги США, в американскую экономику к январю этого года составили 96,9 миллиардов долларов, о чем свидетельствуют данные американского Минфина. Отгоняя мысли об агентах влияния, удивлюсь, какие неисправимые оптимисты работают в отечественном Центробанке! Протеже Грефа  вроде госпожи Набиуллиной, очевидно, полагают, что благодаря их талантам в России все настолько гармонично и разумно устроено, что мы на неоспоримых правах мировой сверхдержавы можем позволить себе спасать «депрессивные» страны как США от банкротства, а также больше говорить о политике, нежели об экономике. Действительно, о чем говорить? Малый предприниматель дышит полной грудью, «открытое правительство» работает на благо реального сектора, криминогенную ситуацию в сфере бизнеса намедни в пух и прах «расхваливал» президент, а ВВП близок к утроению….

Важно помнить, что в стране удаются только те реформы, где есть: 1) политическая воля лидера, 2) круг интересантов и 3) агенты-исполнители  реформ. Третий пункт – тот базис, от которого следует отталкиваться до инициирования любой реформы. Следовательно, во главу угла следовало бы поставить перезагрузку реформы образования – чтобы было, кому исполнять преобразования, кому о них объяснять народу и кто из народа после объяснений может помочь дельным корректирующим советом. Это – первая цель «открытого правительства». Пока же главным «достижением» Минобразования остается дефицит учебных заведений и падение качества образования на всех уровнях.

Жаль, что у нас первый и второй пункты часто существуют без привязки к третьему. Оттого, наверное, в головах «реформаторов» периодически появляются мысли о том, как бы поэффектнее развалить Россию, обвинив в этом президента, народ, да кого угодно – только бы огородить от этих обвинений себя. А заниматься мифотворчеством «справа», воруя у левых не менее бредовые идеи о вечном «Путине Удерживающем», который не любит суеты, деклараций, истерик, и на правильно поставленный вопрос всегда ответит, можно лишь до поры до времени – то есть до конца выборов. Ведь после их окончания вновь настанет время не просто безропотно выслушивать и понимать команды сверху, но рационально анализировать и продуманно действовать на местах.

Александр Андреев

Фото: Д. Абрамов/Ведомости

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"