Архив материалов
Геополитика
07.07.2015 14:59

БРИКС и ШОС в Уфе потеснят гегемонию США

В среду в российской Уфе стартует очередной, уже седьмой по счету форум единомышленников по БРИКС – неформальному объединению наиболее динамично развивающихся экономик мира, представленных Бразилией, Россией, Индией, Китаем и Южной Африкой, а также военно-политических партнеров по Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Мероприятия, запланированные в рамках БРИКС, по предположениям российского руководства, должны наполнить сугубо геополитический формат этих встреч экономическим звучанием и едва ли не заменить существующую в мире неолиберальную гегемонию брюссельско-вашингтонского миропорядка.

Главными темами форума, скорее всего, будут экономика, энергетическое и торговое сотрудничество между крупными экономиками мира, а также совместный поиск путей выхода из кризиса и противодействие общим угрозам, как объективным и общемировым, так и рукотворным, создаваемых извне специально для стран БРИКС и ШОС.

Учитывая, что с весны этого года председателем альянса является Россия (поэтому и выбор места был за нашей страной), повестка трехдневного форума, скорее всего, будет выстроена согласно утвержденной президентом РФ Владимиром Путиным концепции участия РФ в БРИКС. С большой долей вероятности крупные региональные игроки обсудят реформирования мировой финансовой системы, перспективы промышленного развития и сотрудничество в энергетике. По линии ШОС участники диалога непременно коснутся проблем международной безопасности, а также обменяются мнениями по инновационному научно-техническому сотрудничеству в этой области.

Одной из ключевых целей предстоящей встречи станет реализация соглашений об учреждении собственных финансовых институтов – Нового банка развития и Пула валютных резервов. Ориентиром для деятельности в этой области станет Стратегия экономического партнерства до 2020 года, инициатором принятия которой стала Россия в прошлом году в бразильской Форталезе. Практическая реализация стратегии предусмотрена путем воплощения ее конкретных направлений в дорожной карте инвестиционного сотрудничества, которая содержит около 40 проектов в различных сферах, включая инновационные технологии. Среди прочего, страны проработают вопрос об учреждении Энергетической ассоциации БРИКС и создании на ее основе Резервного банка топлива, а также образуют Институт энергетической политики БРИКС. Практика доказала, что во избежание политизированных оценок международных агентств развивающимся экономикам мира целесообразнее иметь собственные экспертные и научные институты, причем не только в энергетике, но и в финансах.

***

При этом пока опрошенные «Колоколом России» эксперты считают, что эпохальных прорывов не будет, хотя определенный задел на будущее будет более конкретизирован по сравнению с прошлым саммитом в Бразилии. Так, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов не уверен, что в Уфе БРИКС сможет создать альтернативу неолиберальной Бреттон-Вудской системе мировых денежных расчетов, поглотивших мир. Эксперт указывает, что у всех стран, кроме Индии, присутствуют очевидные экономические проблемы.

«На прошлой неделе Китай обвалился на рынке ценных бумаг, индексы биржи Shanghai Composite с мая упали на 28 пунктов – это огромная сумма и стресс для нефтяного рынка, – говорит Колташов. – Это будет тянуть вниз основные макроэкономические показатели. Предстоящий саммит для стран БРИКС – хорошая возможность договориться о том, что делать со второй волной экономического кризиса. Она развивается в новых условиях: если первая волна кризиса привела к появлению «Большой двадцатки», то текущие трудности и старания G7 вытолкнули БРИКС из межпространственного диалога».

По мнению Колташова, на сегодня главная проблема для альянса – политическая. «Семерка» не просто предлагает динамичным экономикам подчиняться уже принятым без их участия решениям – она начинает атаку на отдельные страны. «По понятным обстоятельствам сейчас мишень – Россия, следующей, возможно, будет Бразилия», – предсказывает специалист.

Вместе с тем в отношении БРИКС Запад имеет куда более прагматичные цели, чем просто низвести быстрорастущие экономики до положения банановых республик, продолжает Василий Колташов.

«В США и ЕС скептически оценивают возможности для консолидации альянса на этом этапе. Есть признаки, что «семерка» пытается объяснить остальным участникам БРИКС, что претензии есть только к России. Вероятно, поэтому на прошлой неделе премьер КНР Ли Кецян посетил Европу, где не только участвовал в работе саммита ЕС-Китай, но и активно рекламировал созданный своими стараниями Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, который, по идее, наряду с Банком развития, должен был стать столпом новой финансовой системы. США помнят о демарше Бразилии и ее инициативы на прошлом саммите БРИКС, после чего стали активно прослушивать бразильское руководство, да так ретиво, что вскоре об этом узнал весь мир. Но, с другой стороны, Штаты ведут торговлю с Бразилией, нащупывают рынки сбыта. В Вашингтоне и Брюсселе уверены: их игра бить страны БРИКС по одной будет успешна. Возможно, уфимский саммит станет определяющим для того, чтобы переломить тенденцию. Все говорит о том, что «семерка» видит в БРИКС пространство, за счет которого можно и нужно решить возникшие в ходе второй волны кризиса свои проблемы. Рейдерский захват остается планом Запада для экономик БРИКС. Им придется гораздо сложнее защищаться, если они не найдут общий язык в Уфе и далее на следующих форумах», – констатирует Колташов.

***

Свое видение возможной повестки трех дней форума «Колоколу России» представил директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников, который также признает, что сразу же создать альтернативу сложившейся долларовой экономической системе в Уфе не получится.

«В Уфе могут появиться определенные институты, которые впоследствии могут стать альтернативой некоторым институтам, созданным в рамках Бреттон-Вудских соглашений (МВФ, Всемирному банка), – отмечает политолог. – Например, Банк развития – реальная возможность создать еще одну независимую институцию. Одна из них уже создана и функционирует – это Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, и это уже первый шаг, чтобы демонтировать монополию Бреттон-Вудской системы. В Уфе речь, видимо, пойдет о втором шаге – БРИКС может продолжить переговоры о создании единой валюты, которая, конечно, не появится сразу после саммита, но движение в этом направлении будет».

Следующими вопросами в повестке региональных лидеров, как считает Солонников, будут усиление уже идущей волны договоренностей о взаиморасчетах в нацвалютах, отказ от использования доллара, что также будет очередным камнем в огород западной монополии на мировую экономику. Но о начале демонтажа мировых фининститутов речи не идет, уверен эксперт. «Сейчас неблагоприятная для этого ситуация с точки зрения китайских властей, – вслед за Колташовым отмечает Солонников. – В стране серьезнейший фондовый кризис, и его успокоить власти пытаются методами жесткого госрегулирования банковской и фондовой деятельности, что не приветствуется во всем мире. Поэтому сейчас Китай вряд ли будет настаивать на каких-то жестких правилах и введения юаня как ведущей в мире валюты».

При этом в мировой торговле страны будут разделять китайскую концепцию «Нового шелкового пути» как альтернативу американской зоне свободной торговли для Евросоюза и тихоокеанской зоны – традиционных партнеров западного мира, которых попытаются переориентировать на БРИКС и Евразию вообще.

Можно согласиться с Солонниковым: в сфере торговли Россия, конечно, продолжит развивать линию своего разворота на восток. Если говорить про Китай, он продолжает оставаться нашим ведущим торговым партнером. Стоимостные объемы торговли в этом году у нас страдают из-за ценовых показателей (что немудрено – на дворе кризис), но фактические объемы растут. Бразилия остается одной из немногих стран, где мы продолжаем поступательно увеличивать свой экспорт и в стоимостных выражениях. Индия на протяжении почти шести лет расширяла свой импорт из РФ, ситуация изменилась только в этом году в связи с колебаниями курса, а поставки из ЮАР продолжают расти.

В энергетической сфере законодателем будет Россия, не являясь крупнейшим производителем энергии (КНР производит больше энергии). «Россия является традиционным спикером в данной сфере в мире, не только в БРИКС, – сказал в беседе с КР Солонников. – Причем первую скрипку может играть не только «Газпром». Например, отечественная компания «ОДК» планирует вместе с партнерами по БРИКС производить энергетические и газоперекачивающие установки на базе ее промышленных газотурбинных двигателей. Группа «Уралмаш-Ижора» предложила построить завод по сжижению природного газа на площадке в одной из стран БРИКС, ведутся переговоры, возможно, с Индией. «Интер РАО» планирует строительство угольных энергоблоков нового поколения. Компания ищет партнеров для своего проекта в Китае или ЮАР», – такие перспективы России в рамках БРИКС назвал Солонников.

Эксперт отметил, что вместе с тем все упирается в нынешние существующие институты формирования спроса и предложения на мировом энергетическом рынке, с которого Россию пытаются потеснить и навязать нашей стране невыгодные условия. Солонников не считает, что в Уфе лидеры будут говорить о создании альтернативной ОПЕК или иного газового союза, что в свое время предлагала Россия. Договоренности о переходе в расчетах за энергоносители в альтернативных единицах без привязки к доллару тоже будут обсуждаться, но в этом смысле конкретика перенесется до следующей региональной встречи.

***

Пока идея с созданием общей парламентской ассамблеи подвисла в воздухе, политической вишенкой на торте, безусловно, станет присоединение к ШОС новых членов – Индии и Пакистана. Индия в этой организации укрепит позиции в Евразии, а на перспективы включения Пакистана эксперты смотрят по-разному, что неудивительно: историческое противостояние заклятых друзей слишком контрастирует с тем, что в Уфе их интересы неожиданно сойдутся и они одновременно вступят в преимущественно военную организацию. Так, Василий Колташов в интервью КР назвал Пакистан троянским конем США в ШОС. Эксперт считает, что, несмотря на недовольство официального Исламабада бесцеремонностью западных союзников при проведении спецопераций на территории исламской республики, антиамериканская риторика используется там «для внутреннего пользования» ввиду слабости центрального правительства на фоне исламского фундаментализма в Вазиристане и других факторов. Все военно-техническое сотрудничество Пакистана завязано на Вашингтоне, и его принятие в ШОС Колташов склонен связывать с позицией Индии, которая, по его мнению, сохранила курс на рабочие отношения с США, что снижает градус противостояния между Дели и союзниками Штатов в Азии.

С другой стороны, политолог отметил, что предстоящий саммит в Уфе может укрепить тенденцию на формирование в мире образа БРИКС как нового веяния в мировой политике с конкретно выстроенными рабочими механизмами и весомыми решениями важных геополитических задач. Помощник президента России Юрий Ушаков, среди других готовящий встречу в Башкирии, не раз высказывался о присоединении к организации новых членов как позитивном и важном шаге по укреплению мировой безопасности, что свидетельствует об интересе зарубежных стран к опыту расширения ШОС. Наблюдение за практикой адаптации Пакистана как полноправного члена организации, возможно, побудит другие государства-участники Движения неприсоединения стать кандидатами в альянс, заключает Колташов.

Рассуждая о геополитических последствиях саммита после расширения, Дмитрий Солонников говорит о попытке России на правах хозяина встречи заняться сглаживанием острых углов в отношениях между давними конкурентами. Эксперт напоминает о наличии непростых отношений между Индией и Китаем, о территориальных спорах между странами, бывшими в прошлом веке не менее кровавыми, чем на индо-пакистанской границе. Однако совместное участие двух стан в БРИКС привело к тому, что напряженность была снята и территориальные споры в целом были урегулированы. Ставка Москвы на то, что взаимные экономические интересы в условиях глобальной экономики нивелируют политические разногласия, тогда оправдалась. Теперь этот опыт пробуют распространить на Пакистан. От себя добавим – не исключено, что его встраиванием в общий альянс уже Исламабад со временем будет троянским конем Евразии за океаном. Время покажет, что же в итоге перевесит: «мягкая сила» Индии, экономическая помощь от Пекина или же военная – из США, сопровождаемая разжиганием нового этапа противостояния в стране.

***

В любом случае все запланированные в рамках БРИКС и ШОС мероприятия, ориентированные на военно-политическое взаимодействие и экономическую составляющую стран, в целом пойдут в одном направлении – к созданию альтернативной системы мироустройства. Активизация объединения на российском саммите призвана подтолкнуть международную систему отношений между государствами к точке перелома. Это необходимое условие перехода глобального развития на новый этап, ведомый многополюсным вектором.

В информационном плане для России итоги саммита, вне сомнений, будут поданы как некий прорыв. И это правильно – на правах принимающей стороны мы должны извлечь из международного события максимальный эффект, тем более что он будет вовсе не надуманным.

Прорыв, безусловно, наступи, однако, следует различать политику и реальность: с 10 июля 2015 года одномоментно ни один экономический институт, ни чудесное присоединение Пакистана и Индии к ШОС, ни газовые ветки на восток сами собой не заработают. Подписание соответствующих деклараций и меморандумов – прорывное решение. Но с тем, чтобы эти благие начинания обрели реальный смысл и стали подлинной альтернативой однополярной гегемонии, предстоит еще долго и усердно работать.

Уфа, как и Екатеринбург шесть лет назад, это – не одноразовое мероприятие клуба по интересам. БРИКС – органичная структура, которая в своем эволюционном развитии позволит создать сверхвлиятельный институт, который в конечном счете может определить лицо XXI века.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"