Архив материалов
Геополитика
19.05.2015 16:51

Гегемония США тянет Европу на политическое дно

Запад торжествует. Уничтожив Советский Союз руками Горбачева и тем самым переломив баланс сил на планете в свою пользу, он надеется на продолжение победоносного шествия и все агрессивнее навязывает собственное видение миропорядка.

Последним форпостом на пути к мировому господству Запада пока еще остается Россия. Для ее подавления брошены все средства и силы, вплоть до самых циничных геополитических. Самый известный и реализуемый Штатами с разной степенью интенсивности план «Анаконда», который предусматривает окружение РФ недружественными режимами по периметру ее границ.

Вероятно, для этого военные и конфликтологи из США разработали схему «цветных революций». Устраивая якобы стихийные бунты, свергая «антинародные» режимы, ставя у руля своих марионеток, Запад за разговорами о демократии все ближе подбирается к намеченной цели – к ресурсно обеспеченной и все еще сильной России.

В погоне за мечтой Штаты не стесняются ни господской риторики, ни акций сугубо милитаристских. К этому располагает само американское политическое сознание с религиозно-мессианским обоснованием глобального доминирования США. Как пишет в одной из своих книг политолог Андрей Ваджра, еще в 1640 году законодательное собрание Новой Англии приняло ряд резолюций, которые сводятся к трем постулатам:

1. Земля и все, что на ней, принадлежит Господу.

2. Господь может дать землю избранному народу.

3. Мы – избранный народ.  

Основываясь на этих идеях, отцы-основатели США выработали непреложные принципы внешней политики страны:

1. Сила как предпочтительный способ урегулирования споров.

2. «Просвещенный эгоизм» и прагматизм дипломатии.

3. США – исключительное государство с миссией свыше распространить свободу в мире любыми средствами.

Впрочем, участие американцев в делах Старого света было предрешено и другими обстоятельствами: те же англичане всегда желали обеспечить союзное присутствие в Европе.

Так, в XX веке возник Североатлантический альянс (НАТО) и стал удобным инструментом, с одной стороны, оправданным внешней угрозой, с другой, – направленным против Германии ради усиления позиций Лондона во внутриевропейских делах. Мессианские устремления американской элиты тоже отвечали этой задаче – военная структура позволяла утопить в общих целях непримиримые геополитические противоречия между европейскими спорщиками.

В этом смысле НАТО – удобная структура, которая по своему уставу не является какой-то наднациональной структурой. Хитрость в том, что формально НАТО в Европе – это не американская армия на континенте. Это совокупность воинских контингентов стран-участниц, которые как бы самостоятельно обеспечивают свою безопасность (например, датчане – для хорватов). Вашингтон скромно умалчивает о том, что командование всей этой европейской милитаризованной массой, страждущей учений у границ России, доверяется только кадровым военным из США – только и всего. В политике «мягкой силы» и эпоху информационных войн прямого присутствия регулярной армии не требуется (если требуется, то надо демократично дать возможность заработать на этом частникам из Blackwater или Academi).

Прежде чем перейти к агрессивному продвижению своих интересов в мире при помощи теории «управляемого хаоса», американская дипломатия в совершенстве овладела технологией «демократического сдерживания» – установлением внешнего управления над суверенными государствами через союзнические отношения.

Обкатка произошла сразу после войны в отношении Германии. Потеря суверенитета обозначена не только наличием американских и британских войск в западной части страны, но и политической, финансовой зависимостью. Немцы до сих пор безропотно выполняют волю устроителей «нового мирового порядка». При этом германская экономика – это ядро экономики всего Евросоюза и одна из самых мощных экономик мира. 

Парадоксально, но факт: уже много лет недовольство самих немцев вызывает миграционная и демографическая политика Берлина, которая ведет к размыванию немецкого этноса, «исламизации» государства, а также ничем не оправданное участие солдат бундесвера в якобы завершившейся операции в Афганистане. Кроме того, трудно объяснить стоическую реакцию Ангелы Меркель на прошлогодний скандал с прослушиванием ее канцелярии американцами из АНБ. Среди наиболее вероятных причин напомним, что с 1945 года в залоге у победителей (армия США первой заняла рейсхбанк нацистской Германии) находится золотой запас страны, работающий на поддержание устойчивости американской банковской системы. Поэтому очевидно, что ни Меркель, ни ее преемники на посту канцлера, будь они даже из числа социал-демократов, никогда не изменят позиции в отношении России и Крыма.

При всех минусах американская внешняя политика системна, а не ситуативна, действует по формуле «утверждение влияния – его расширение». Интересное признание в этой связи сделал в 2004 году бывший глава Агентства национальной безопасности (АНБ) США генерал Уильям Одом. «В Японии, как и в Европе – Германии, Польше и Прибалтике – мы навсегда, и эта игра стоит свеч. Если вы посмотрите назад, то поймете, что мы становились все богаче и богаче».

Основную работу по «демократическому транзиту» в отношении тяжеловесной и разрозненной Европы Штаты проделали сразу после Второй мировой – посадили ее на иглу экономической зависимости согласно плану Маршалла, затем создали идеологему о внешней угрозе с Востока и завершили схему «крышевания», предложив свои услуги по защите в виде ядерного зонтика.

Первое, о чем можно говорить, такие люди предсказуемы во внешней политике, поскольку управляемы из Вашингтона, благодаря наличию компромата. Чем громче скандал, связанный с темным прошлым политика, тем короче поводок, на котором он сидит и хочет казаться святее папы римского, как это делает нынешний литовский президент Даля Грибаускайте. Неидеальное советско-комсомольское прошлое заставляет ее комплексовать перед коллегами из свободной Европы настолько, что обращается за консультацией к американским специалистам в надежде преодолеть депрессию и выстроить «правильный» имидж в Европе. Не в последнюю очередь это справедливо и в отношении бывшего грузинского лидера Михаила Саакашвили. Он приходится племянником бывшего сотрудника КГБ Тимура Аласании, который осел на Западе. О личной жизни Саакашвили также ходят легенды, и сдерживать его порывы была призвана голландская жена Сандра Руловс. И это – не говоря о гастрономических галстучных пристрастиях и общей политической несостоятельности.

Сомнительные качества в политике – потрясающий инструмент для манипуляций и продвижения своих планов. В этом случае даже не нужно присылать в страну проверенного агента влияния вроде Саакашвили – достаточно иметь хорошую разведслужбу типа американского Агентства национальной безопасности (АНБ) США. Рекруты этого «движения» так или иначе использовались Штатами против России в странах ее бывшего влияния в Центральной и Восточной Европе.

Следующая технология заимствована от иезуитов и в общем виде представлена формулой «враг моего врага мой друг». Достаточно найти в странах-мишенях фанатичных русофобов и придать немного «демократического» лоска, подкинув пару дополнительных аргументов, отражающих не только фашиствующую идею реваншизма, но и необходимости действовать в интересах дяди Сэма. Польский пример – и вновь у наших границ. Эксперты уже называли «Колоколу России» ключевой показатель деления польских элит на лагеря – это наличие русофобских либо крайне русофобских взглядов. Первый местный лидер Лех Валенса был призван максимально отдалить независимую Польшу от России, привив полякам до смешного радикальный консерватизм в образе жизни, мышлении, отношении к соседям. Следующий президент Квасьневский как убежденный евроатлантист приложил максимум усилий для продвижения НАТО на восток. Причудливая политическая смесь от Валенсы и Квасьневского, выраженная Лехом Качиньским, стала апогеем американского влияния на континент. Благодаря маниакальному упорству Качиньского по размещению ПРО теперь не только поляки, но вся Европа будет под прицелом баллистических ракет. Хорошая перспектива для Старой Европы, которая десятилетиями удерживала баланс сил и смогла сохранить себя даже в условиях «холодной войны». Одним из первых он побежал признавать Косово вопреки мнению большей части депутатов Сейма, не говоря уже о народе. В этом ценность демократии – в расчет принимаются только мнения избранных. Учитывая сложившуюся на сегодня в Польше политическую систему, Штатам достается только проводить политическую амортизацию – точечно выбирать фигуры, а курс останется неизменным.

На постсоветском пространстве заокеанские советологи предпочли действовать более топорно – не утруждая себя поисками лучшего среди бывших партийных номенклатурщиков, ставших заправскими «демократами», они стали непосредственно присылать «варягов» из своего иностранного легиона, в разное время обучающегося или проживающего непосредственно в Северной Америке. За несколько лет до «цветных революций» в странах бывшего Союза высадился целый десант «легионеров».

В отличие от Восточной Европы, где сразу после краха соцлагеря радикальные апологеты сближения даже не с Европой, а Америкой, считались маргиналами местной политики, на постсоветском пространстве мир стал свидетелем зеркальной ситуации. Например, с обретением независимости коренное население стран Балтии добровольно захотело в буквальном смысле воспроизвести ту самую государственность, которая была утрачена при недобровольном вхождении в СССР. В этой связи симптоматичное усиление явного американского присутствия началось в странах Балтии. В 1998 году в Литве на президентских выборах всех местных политиков (включая подписантов декларации о восстановлении независимости из «Саюдиса») победил американский пенсионер Валдас Адамкус. Идеологическая программа Адамкуса поймала мэйнстрим в умонастроениях литовцев. С подачи американских политтехнологов в общественном мнении укоренили мысль, что эмигрант, свободный от советского влияния, все эти годы хранил в себе так необходимую молодой республике подлинную «литовскость».    

Адамкус – на тот момент 71-летний гражданин США – не предложил особой политической программы, поскольку таковой стала его биография: участие в конце Второй мировой войны в боях против советской армии и успешная карьера после войны на американской госслужбе. Через год технология с успехом повторилась в Латвии, где президента Гунтиса Ульманиса – племянника последнего буржуазного правителя Латвии начала 1940-х годов, диктатора Карлиса Ульманиса – на высшем государственном посту сменила профессор психологии Монреальского университета и подданная Канады Вайра Вике-Фрейберга.

Технология призыва «варягов» в Прибалтику не умерла и в 2010-х, когда в Эстонии президентом стал обладатель шведско-американского паспорта Тоомас Хендрик Ильвес. Активность поборников американских ценностей, которые при формальной схожести в корне отличаются от европейских, заставляет нервничать русскоязычное население в Балтии. Общая информационная война балтийских республик с Россией на фоне украинского кризиса, восстановление обязательного армейского призыва в Литве, прекращение железнодорожного сообщения с РФ по инициативе Эстонии, торговые конфликты и приграничные споры с Латвией – все это признаки неумного желания США окончательно рассорить Россию со Старым светом, «запалив» вместе с Украиной и Прибалтику.

Воспитанные за океаном агенты влияния Вашингтона в регионе, подогревая нервозность слухами о жутком антинатовском заговоре России, который поддержат «экстремисты» из числа неграждан, обеспечивают продвижение американских национальных интересов. После охлаждения отношений России и Европы Штаты озабочены скорейшим заключением с ЕС Пакта о трансатлантический торговле и инвестициях, который позволит им, по сути, поглотить европейскую экономику. Но кризис на Украине не привел к желаемому полному обрыву связей, а новый транснациональный конфликт с участием «русского мира» в одной из стран НАТО – гарантированный повод поделить мир на до и после.

Для этого остается сыграть на истории. Если в случае с Польшей Госдепу следует повернуть к реваншизму, то в Прибалтике надо апеллировать к фобиям прошлого и сдерживать культурно-языковую интеграцию русскоязычных неграждан и коренных балтов, чтобы не допустить установления прочного социального мира. На земле, где проживает много русских, по мысли США, следует поддерживать условия, чтобы русские по-прежнему считали себя дискриминируемыми: тут тебе и унизительные квазипаспорта неграждан, и гонения на родной язык, и имущественные цензы.

Искусственное поддержание напряженности извне стало явным после того, как прошлой осенью президент США Барак Обама совершил балтийское турне и не выказал и толики возмущения нарушением прав местных русских в регионе. Вместо этого – дружеские похлопывания по плечу и «обеспокоенности» слабой защитой прав секс-меньшинств. Звучит, словно издевка. Штаты самонадеянно посчитали: Россию ли им сегодня стесняться?

В свое время агрессивная политика администрации Буша-младшего старалась максимально нивелировать наши национальные интересы, стараясь оттеснить ее на периферию мировой политики. Августовская война против режима Саакашвили в 2008 году была призвана проверить Москву на прочность: способна ли она отстоять свои позиции. На постсоветском пространстве Москва не только дала достойный ответ американской гегемонии, но и перешла в наступление на откровенно разнузданную попытку наступить ей на горло в контексте попрания ее интересов на Украине. 

Америка может гордиться следованию изначальным идеологическим и концептуальным основам внешней политики с поправкой на их трансформацию. Фундаментальные принципы внешнеполитического курса передавались от одного хозяина Белого дома к  другому, независимо от партийной принадлежности. В этом смысле «перезагрузка» Обамы даже больше похожа на тень внешнеполитического неоконсерватизма а-ля Рейган, чем политика Буша с его «осью зла». В соответствии со стратегией глобального доминирования в первый срок Обамы США давали понять, что будут считаться с нами постольку, поскольку это не противоречит интересам Вашингтона. Россия оценивалась как страна, потенциально способная помешать реализации планов США, поэтому Белый дом на полном серьезе использовал возможность «жесткого прессинга» Москвы, надеясь на отсутствие у последней необходимой мощи и международного влияния для адекватного ответа. И Украина, и 70-летие Победы в Москве с участием мировых лидеров показали обратное. Отсюда советологам из Белого дома следует быть осмотрительнее в разбрасывании своих марионеток по миру – сами на дно уйдут и всех за собой потянут. Как бы революционная политика «подвижных границ» и транзита управляемых элит однажды не вернулась в заокеанскую колыбель вселенской демократии.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"