Популярное деньнеделя месяц
Архив материалов
Геополитика
28.12.2015 10:10

«Исламское государство» заменят на «Государство ислама»?

В середине декабря под палящим солнцем на просторах Ближнего Востока родился еще один пустынный мираж, быстро мимикрировавший из военного союза в политический.

Иначе говоря, в знойном Эр-Рияде вдруг соткалась еще одна военная коалиция, которая рьяно хочет быть первой, кто уничтожит запрещенную в РФ террористическую организацию «Исламское государство» (ИГ) как явление. Причем, по твердому убеждению экспертов, в данную коалицию входят как раз те, кто пресловутых джихадистов взрастили, вскормили и направили на суверенные власти в Сирии и Ираке – Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ, Иордания, Турция, Пакистан – всего до 40 государств Персидского залива, африканских членов Лиги арабских государств и даже некоторые неарабские страны. Причем некоторые «члены» коалиции, как, например, Ливан, были участливо записаны в страждущие повоевать с ИГ даже без своего согласия на общий фронт. Но, господа ливанцы, не обессудьте: кто платит, тот и музыку танцует.    

Похожее правило действует и в отношении слишком самодеятельных террористов. Видимо, после того, как в глазах мировой общественности террористы «Исламского государства» были дискредитированы как несокрушимая сила, действующая исключительно ради квазиидеалистической цели установления всеобщего халифата (что привлекает, скажем, Варвару Караулову-Иванову), а не ради меркантильных нефтедолларов, саудиты как опороченные родители решили действовать по методу Тараса Бульбы: приговорить своих выкормышей к политической смерти.

Но маркетинговый ребрендинг никто не отменял. Как у Бульбы, у новой исламской коалиции еще остались другие детки, вполне мотивированные и боеспособные, так что «сыном Андрием», игиловцами, как брендом можно пожертвовать.

Предприимчивая семья саудовских шейхов и наследных принцев – мастерица на разного рода пиар-эффекты. Ведь если задаться вопросом, достаточно ли военной выучки у никогда не воевавших в крупных конфликтах армий Залива, чтобы справиться с «могучим» благодаря медийной раскрутке ИГ, ответ напрашивается сам собой.

Ресурсов и военных умений нет, зато есть деньги. Коалицию возглавляют самые богатые государства Ближнего Востока, по просьбе Вашингтона активно демпингующие мировые цены на углеводороды и все еще способные нанять десяток-другой наемников из третьих стран, спрос на которых в последнее время как никогда высок.          

Как результат – ИГ признается его создателями неэффективным и даже опасным для себя любимых, поэтому дальше будут действовать строго официальные лица.

Впрочем, своих сил для поддержания контроля за регионом может не хватить, поэтому на сцене появляется призрак американских инструкторов и наймитов из частной военной компании Blackwater, колумбийских повстанцев, возможно, украинских нацгвардейцев или других «солдат удачи», которым все равно, за кого воевать – только бы хозяева исправно платили.

Как следствие, на реализацию напрашивается не столько военный, сколько политический «цивилизованный» вариант – саудовско-турецкая коалиция просто назначит одну-две группировки из числа признанных Совбезом ООН умеренных оппозиционеров победителем в схватке с ИГ.

После формальной ликвидации последнего, сохранив страшилку про неразоружившееся и неуправляемое боевое крыло одной из участвующих в мирных переговорах  оппозиционных партий Сирии. И это крыло под известную трескотню арабской коалиции в духе «мы с ними ничего не можем поделать» вплотную займется уничтожением режима президента Башара Асада.

Осознанно или нет, но на примере сопротивляющейся уничтожению Сирии лепта России в некотором изменении геополитической ситуации на Ближнем Востоке очевидна. Нас как влиятельного игрока на мировой арене снова слышат, и наши предложения по межсирийским переговорам в Женеве, выдвинутые аж пять лет назад, сегодня принимаются, пусть и с несколько иной интерпретацией. Важно еще и то, что

как и столетие назад, разом превратить отдельно взятые «цветные революции», успешные в границах одного государства, в мировую революцию против всех неугодных не получилось.

Слишком большой резонанс возымел этот ветер перемен, в своем последнем сирийском дуновении принесший в страны-жертвы смердящий запах откровенного терроризма, который трудно выдавать за «народный гнев против диктатора».

Создаваемая США в новом мировом порядке инструментальная демократия, эффективным  средством которой оказалась «арабская весна», дала пробоину именно благодаря ближневосточным союзникам Америки. К концу 2015 года их поведение явно обнажило неоднократное использование технологии «цветных революций» либо «управляемого хаоса».

Сначала Турция с ее «ударом в спину» России, до этого снабженная Вашингтоном точной информацией о времени и маршруте полета нашего Су-24. Однако в случае с Анкарой обладать сведениями не значило правильно ими распорядиться. Ведь после инцидента с военным самолетом президент РФ Владимир Путин приказал без колебаний уничтожать любые угрожающие российской авиации вражеские цели, после чего американцы в спешном порядке вывели 12 своих истребителей F-15 с территории военной базы Инджирлик, предпочтя оставить Турцию наедине с ее проблемами.

Затем было предложение нынешнего главы МИД Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра Вашингтону не останавливаться на достигнутом и навязать систему, называемую «демократией» не отдельным странам, а целиком геополитическому поясу – Северной Африке и странам Магриба – так быстрее и удобнее продвигать свои интересы.  Аль-Джубейр, в прошлом – саудовский посол в Америке, предложил советникам Обамы по национальной безопасности подкупающую теорию. Мол, демократии не воюют с демократиями. Следовательно, чем больше лояльных США режимов будет на Ближнем Востоке, тем шире будет геополитический охват Штатов. А если где-то, например, в Дамаске, по каким-то причинам демократия сама  по себе не возникает, то ее надо стимулировать.

Так саудиты, по сути, стали «крестными отцами» технологии гибридизации «цветных революций», которые были дополнены участием  террористических организаций в крестовые походы по установлению демократий, что привело к ценностной дискредитации этой идеи.  

Но у блестящей идеи была оборотная сторона в виде отсутствия чувства меры у саудитов. Применяемые ими в отношении соседей технологии провоцирования масс, недовольство которых во всех случаях умело оседлала узкая прослойка представителей местной пятой колонны, до этого крайне непопулярной в социуме, привлекли внимание мировой общественности, нежелательных участников мирового процесса в лице той же России.

Вот и приходится теперь бедному американскому госсекретарю Джону Керри мотаться в «изолированную» Москву на переговоры, согласовывать с Кремлем список договороспособной сирийской оппозиции и попутно искать место в своем кабинете для очередной партии купленных русских матрешек. 

В случае реализации Женевских соглашений по политическому урегулированию в Сирии тактика мнимых народных переворотов отступит на полшага назад. От услуг радикальных бородачей вроде «Джибхат ан-Нусры» и ИГ формально откажутся, но переведут наиболее «перспективных» бойцов в члены рукопожатных организаций вроде  Национальной коалиции революционных и оппозиционных сил (НКРОС).

С постановочным исчезновением ИГ из числа активных игроков реальной политики гибридную революцию введут обратно в национальные границы, придав ей вид внутрисирийской проблемы. При этом Саудовская Аравия добьется включения Сирии в зону влияния Исламской военной коалиции, реабилитируясь за излишнюю ретивость перед Вашингтоном.

Если именно НКРОС будет избрана лидером антиасадовских сил, то в следующем году нам стоит ждать героизацию ее успехов в мировых СМИ. Мировому сообществу будут раз за разом рапортовать о победах объединенной оппозиции на полях сражений, о предотвращении ее бойцами захвата химоружия исламистами и «бомбежках» со стороны России за эти срежиссированные достижения. 

Словом, несколько процентов энергии для новой серии кровавых переворотов их вдохновители все же приберегли. Какие формы реализации получит эта серия политической легализации бывших мясников и бандитов, неизвестно – может, «ИГ. Воскрешение», а может, продолжение великого мифа о вселенском зле назовут не иначе как «Государство ислама»? Фантазии кукловодов хоть и примитивны, но безграничны.

Можно ли в этих условиях предупредить готовящийся удар в подбрюшье России – по нашим соседям в Средней Азии и не только там? Не просто можно, но жизненно необходимо для нашей национальной безопасности. Учитывая, что боевики ИГ принесут в регион не гуманитарную помощь, а войну и разруху, нужно активно способствовать консолидации сил сопротивления деструктивным силам в рамках ШОС и ОДКБ, пока к власти в государствах-членах альянса не пришли свои порошенки и иже с ними. 

Однако пока российская внешняя политика сводится к принципу запаздывающего невмешательства. Смотрим, как некоторые наши  региональные партнеры ведут политику, порой снижающую потенциал коллективной обороны. И начинаем реагировать только тогда, когда политические инструменты для противодействия угрозам всеми игнорируются, и остается только снаряжать авиацию и посылать бомбить боевиков.

Хотя данная проблема в большей степени относится к СНГ, решать ее нужно уже в Сирии: работать с оппозицией, искать среди новых политических элит своих единомышленников (или открыто готовить их), чтобы затем можно было явить миру респектабельного пророссийского ставленника вместо Башара Асада, своим присутствием у власти становящегося помехой для уверенной защиты наших интересов. 

Зная эти обстоятельства, выбрасывать на свалку истории такой удобный инструмент, как рукотворные революции, в США не собираются. Только если ручные террористы очень нужны Вашингтону в качестве  фронтменов установления «нового мирового порядка», что им сможет противопоставить Россия со своими «героями» вроде Януковича на Украине, Додона в Молдавии или Асада в Сирии, можно только догадываться.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"