Архив материалов
Геополитика
17.02.2016 14:20

Перезагрузка Саудовской Аравии: нефть, война и семейные узы

Во вторник мировые рынки сырья опять залихорадило. На этот раз, от позитива. Цена апрельских фьючерсов на нефтяную марку Brent превысила 36 долларов за баррель, впервые за полмесяца возобновив рост.

Причиной стала информация агентства Bloomberg о том, что в катарской столице Дохе для согласования новых правил игры на нефтяном рынке встречаются министр энергетики России Александр Новак и его саудовский коллега Али аль-Наими.

По итогам встречи удалось договориться о сохранении темпов добычи на уровне января этого года, что в целом символическое решение. Принципиального сокращения добычи «черного золота» хотя бы на 5% не произошло, да и по поведению ближневосточных союзников Запада трудно сказать, что они исправились.

Однако, предвидя шаткость своего положения в будущем, саудиты начали разговаривать с Россией, которую последние полтора года считали «неэффективным производителем». К глубокому удовлетворению Запада Эр-Рияд де-факто присоединился к сырьевым санкциям против Москвы в виде «ценовой войны», надеясь тем самым расширить свою общемировую рыночную долю за счет вытеснения «неверных». Не получилось. Теперь саудовские чиновники с неохотой, но частенько говорят об «иррациональной цене», рассуждая о шансах Саудовской Аравии быстро адаптироваться к новым условиям.

Цены на нефть неумолимо падают из-за слишком большого предложения на сырьевом рынке, снижать который де-факто приватизированный саудитами ОПЕК не хочет. Зато по настоянию Эр-Рияда весь пока еще короткий 2016 год этот союз тщетно убеждал не входящие в картель страны вроде России остановить дальнейший обвал рынка за счет односторонних сокращений добычи. Наконец, когда в начале февраля нефтяные фьючерсы во главе с Brent просели, как говорят, под психологически важную отметку ниже 30 долларов, решившие поиграть с мировой волатильностью саудиты все же поняли, что оказались в новой и достаточно мрачной реальности.

Неформальным подтверждением тому стала реплика председателя правления крупнейшей в Саудовской Аравии частной нефтедобывающей корпорации Saudi Aramco Халида аль-Фалиха: «в краткосрочной перспективе складывается очень плохая картина». Эти слова влиятельный бизнесмен произнес в начале февраля – сразу после того, как Всемирный банк скорректировал свой ноябрьский прогноз цен на нефть с 51 до 35 долларов. Дальше (совершенно случайно и не сговариваясь) похожие манипуляции совершили британские нефтедобытчики из BP, американский инвестбанк Morgan Stanley и десятки других западных интересантов.

Тайны восточного двора

Саудовские власти не публикуют официальных данных о том, какую стоимость и объемы нефти они закладывают для формирования своего бюджета. Ясно, однако, что Эр-Рияд всеми силами пытается адаптироваться к новой макроэкономической реальности. К настоящему времени у Саудовской Аравии не хватает средств для затяжной ценовой войны на истощение. Необходимо срочно договариваться как внутри ОПЕК, так и с крупными экспортерами вроде России. Из-за этого мгновенного отказа от взвинченных, спекулятивных цен от саудитов не будет, иначе они рискуют уступить мировые рынки выходящему из-под санкций Ирану.

Как на беду усиливается давление международных партнеров. Например, эксперты МВФ считают, что при возможной цене в 30 долларов без решительных не-сырьевых реформ в королевстве дефицит бюджета к концу этого года составит 140-180 миллиардов долларов. Международное рейтинговое агентство Standard & Poors тоже снизило долгосрочный рейтинг Саудовской Аравии на ступень А+ с негативным прогнозом.

Специалисты Bank of America открыто предупреждают, что при сохранении темпов уменьшения валютных резервов королевство может обанкротиться уже к 2018 году.

Недвусмысленный сигнал поняла часть правящей элиты страны, которая согласилась объявить поэтапное сокращение зависимости от нефтяных доходов. «Младореформаторы» серьезно обеспокоены снижением доходов и уже в этом году впервые попросят взаймы на международном долговом рынке. При этом бывший советник главы саудовского Минфина Джон Сфакианкис утверждает, что Эр-Рияд планирует профит бюджета к концу 2016 года на уровне 137 миллиардов долларов. Но это все равно на 23% ниже результата прошлого года – также не самого удачного в истории страны. В этих непростых условиях государство лишит крупные компании субсидий на горючее, электроэнергию и воду. Возглавить «младореформаторов» на пути к этой непростой цели решился 30-летний министр обороны и второй наследный принц в семейной иерархии Мухаммед бин Салман.

Наследный принц – свой среди любых

Фигура нынешнего министра обороны Саудовской Аравии как нельзя лучше подходит для инициирования реформ, поскольку наследный принц считается своим как для короля Салмана ибн Абдельазиза (который приходится ему отцом), так и для Соединенных Штатов, задумавших переформатирование саудовского режима. Такое мнение в интервью «Колоколу России» высказал известный востоковед Араик Степанян.

«Не секрет, что из-за темы реформ в правящей саудовской королевской династии образовался раскол. Половина саудовского правящего дома, а именно представители второго-третьего поколения, являются сторонниками провозглашаемых изменений, – рассказал «КР» эксперт. – Эту активную группу некогда возглавлял принц Бандар бин Султан – многолетний саудовский посол в США и деятель местных спецслужб, относительно недавно снятый с должностей. С его подачи молодые принцы затем стали определять внешнюю политику Саудовской Аравии, в частности, вооружать и финансировать ДАИШ* в Сирии.

Теперь они активно вмешиваются во внутреннюю политику, предлагая так называемые реформы и пытаясь таким образом захватить власть. Ведь все поминают: король Салман слишком стар и скоро неминуемо уйдет, а  после него борьба за власть будет проходить жестко», – полагает востоковед.

При этом Степанян указывает, что реформенное прикрытие возможного дворцового заговора будет иметь далеко идущие последствия для Саудовской Аравии как государства.

«Для США объявление о программе реформ в Саудовской Аравии пришлось как нельзя кстати, - продолжает эксперт. – Вашингтон как главный куратор саудитов недоволен их излишне независимой политикой. Это проявляется на фоне сирийского кризиса. Устроенная Эр-Риядом показательная переброска войск в Турцию – щелчок по носу для Вашингтона, в духе Эрдогана. Саудиты ведь тоже хотят показать, что они независимы. Смена режима необходима, чтобы «перезагрузить» отношения, избавиться от тех обязательств, которые США некогда дали до сих пор правящим основателям саудовского государства.

Предчувствуя такой поворот, появились определенные силы во главе с Мухаммедом, которые хотят подхватить инициативу и на этой волне прийти к власти. У них, видимо, также есть ощущение, что королевству в его нынешнем виде грозит распад.

Одновременно Западу выгодно, чтобы он осуществлялся негласно, через имитацию реформ, причем молодыми саудовцами, с которыми в будущем можно будет иметь дело»,

– заключил в разговоре с КР Араик Степанян.

Реформы как шаг в пропасть

На прошлой неделе молодой принц даже успел представить свою «предвыборную программу» изданию The Economist. На вопрос о способах увеличения не-сырьевых доходов страны Мухаммед ответил, что планирует вводить НДС, а также налоги на табак и другие вредные товары. В планах принца – модернизация горной промышленности, туристической и строительной отраслей, обсуждается частичная приватизация здравоохранения и образования, а также стоит вопрос выхода на IPO упомянутой ранее компании Saudi Aramco.

Проекты Мухаммеда бин Салмана поражают амбициозностью. В течение следующей пятилетки он обещает наполнить казну доходами, превышающими 100 миллиардов долларов. Поэтому реформаторам придется выбирать: чтобы сосредоточится на создании «золотых гор» для Эр-Рияда, надо пожертвовать столь полюбившимися наследнику престола военными авантюрами и стать дипломатом.

Хотя бы для того, чтобы убедить серьезных бизнесменов за пределами королевства инвестировать в страну, стоящей в шаге от развязывания дорогостоящей сирийской операции с далеко неоднозначным исходом.  Между тем, как подсчитали аналитики компании McKinsey, для поэтапной реализации «500 дней по-саудовски» до 2030 года Мухаммеду потребуется 4 триллиона долларов инвестиций.

Далее властям нужно стабилизировать фонд национального благосостояния страны (это, по оценкам независимых аналитиков, 680 миллиардов на первоочередные нужды) за счет быстрой и обязательно успешной налоговой реформы. Однако успешной она быть в нынешних условиях не может, поскольку поступающая «живая валюта» нужна центральному банку Саудовской Аравии для поддержания курса риала. Ведь чем чреват резкий обвал национальной валюты, в конце декабря 2015 года продемонстрировал Азербайджан, где последовавшие за этим события напомнили экспертам подготовку к «арабской весне». Нужно ли подобное развитие событий королевству, импортирующему до 80% продовольствия через уже охваченных огнем гражданской войны соседей (вроде морского пути через Йемен) – вопрос, пожалуй, риторический. 

Увлекшись мыслями о будущем, в беседе с The Economist принц воодушевленно назвал свою программу реформ «началом тэтчеризма» в Саудовской Аравии. Однако, в отличие от бывшего британского премьера Маргарет Тэтчер, принц Мухаммед как наследник ближневосточной автократии вряд ли долго будет последовательным сторонником свободного рынка и минимальной роли государства в экономике.

Раз так, то по мере углубления мирового кризиса и приближения к престолу у Мухаммеда есть все шансы стать если не «железным джентльменом» у руля «реформируемой» страны, то уж точно вторым Михаилом Горбачевым, ведущим могущественную саудовскую систему к полному банкротству.

Александр Андреев 

* «Исламское государство» (от араб. сокр. ДАИШ) – террористическая группировка, чья деятельность запрещена на территории России решением Верховного суда РФ.

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"