comments powered by HyperComments
Архив материалов
Политика
21.07.2017 16:31

Игорь Стрелков: Оцениваю свое выступление на дебатах с Навальным на твердую тройку

Сюжет
Financial Times: Навальный часто выглядел беспомощно на дебатах со Стрелковым
Дуэль Стрелкова с Навальным. Когда победитель известен заранее
весь сюжет

Экс-глава Народного ополчения Донбасса рассказал «Колоколу России», что выбранный принимающей стороной формат беседы предполагал шоу, а не серьезную полемику.

Накануне состоялись публичные дебаты в прямом эфире между лидером либеральной оппозиции Алексеем Навальным и председателем общественного движения «Новороссия» Игорем Стрелковым. После публикации подробного аналитического разбора «Колокол России» связался с Игорем Ивановичем и узнал о его личных впечатлениях от этой беседы.

«Колокол России»: Какую оценку вы бы сами поставили себе за эти дебаты?

Игорь Стрелков: Если честно – твердую тройку. Может быть, четверку, но и то с большой натяжкой. На фоне Навального, возможно, все это выглядело не так уж плохо.

Для меня был крайне неудобен формат самих дебатов. Он был суматошный, бестолковый – с небольшими промежутками времени на выступление, в которые невозможно было более-менее подробно, с доказательствами, изложить свою точку зрения. Трех- и двухминутные промежутки между репликами – это исключительно для лозунгов. Думаю, что Навального этого вполне устраивало, а меня конечно же нет. В итоге три четверти из заготовленного я либо вообще не сказал, либо сказал мельком.

Не было возможности обсудить тему Крыма, также я хотел спросить А.А. по поводу его православия – как оно сочетается с его лояльным отношением к гей-бракам, к готовности обсуждать этот вопрос в России, выносить его на референдум. Он же позиционирует себя как православного человека, посещающего церковные службы и соблюдающего посты.

С другой стороны, формат беседы предполагал выплеск негатива на оппонента – а я так дискутировать не привык. Если сравнить с опытом моих прошлых дебатов – с Николаем Стариковым и Борисом Мироновым – там было все более академично, была возможность спокойно развернуть свою аргументацию. Так что многое я просто не успел сказать, а то, что успел – не вполне получилось. Поэтому и даю такую оценку.

КР: Складывалось впечатление, что вы либо не ставили себе задачу, либо отказались от того, чтобы жестко раскритиковать Навального, опираясь на многочисленные факты из его биографии. Ведь это помогло бы вам разоблачить его «патриотизм» и «национализм».

И.С.: Во-первых, в рамках поставленных вопросов у меня не было на это времени. Во-вторых, я действительно не ставил задачу «мочить» оппонента. Я пытался четко доказать три тезиса: что Навальный ничем не отличается от нынешней власти в отношении взглядов на экономику; что его позиция по разрешению украинского кризиса в контексте защиты интересов русского народа даже хуже, чем у Путина; а также тот факт, что Навальный не националист и не патриот. За их рамки, к сожалению, выйти уже не мог.

И потом, я не наемный пропагандист, чтобы делать акцент на атаке на оппонента. Мне еще надо было и свою позицию как-то представить, хотя бы пунктиром.

КР: Тем не менее, Навальный позволил себе перейти на личности, когда он заявил, что вы много лет работали в спецслужбе на коррупционеров, не делали политических заявлений в защиту русских. Здесь было бы уместно вспомнить его аферы в Кировской области, ведь антикоррупционер с коррупционным хвостом – это очень яркий, говорящий образ.

И.С.: Самое плохое в подобных дебатах – переход на уровень «а ты кто такой»? Ну да, пусть он обозвался, но кричать ему в ответ: «какое право ты имеешь с меня спрашивать, ты сам не лучше» – для меня это не аргумент. Так как формат полемики был ориентирован именно на шоу, я всячески пытался перевести его в реальные дебаты. Отчасти мне удалось это сделать, но я уже сказал, что не вполне доволен выбранной тактикой.

КР: Возможно, тем националистам и национал-патриотам, которые сейчас с Навальным, было бы полезно и интересно услышать критику своего лидера, факты о том, что он связан с западным капиталом. Это могло бы лишить его части электората.

И.С.: Я не согласен, что это послужило бы реальной критикой. Если бы я выбрал на этих дебатах позицию разоблачителя Навального, озвучил бы компромат, который имеется в интернете в большом количестве, это было бы воспринято скорее враждебно. Про меня бы стали говорить: «вот, еще один кремлевский наемник обвиняет нашего любимого А.А. непонятно в чем. Он уже на все ответил, все это ложь и ерунда».  

Мой замысел заключался в том, чтобы Навальный сам рассказал те вещи, которые являются неприемлемыми для русских патриотов. В общем-то он это и сделал, мне только осталось подчеркнуть. Что касается экономического вопроса, то безостановочный пропагандистский треп Навального для умных, склонных к анализу людей тут будет весьма показательным. У него нет экономической программы как таковой, он ничего не собирается менять. При нем Россия в лучшем случае останется сырьевым придатком Запада, а то и опустится еще ниже.  

КР: Вы обратили внимание, что после вашей реплики о необходимости отказа от сырьевой экономики Навальный вдруг резко заговорил о диверсификации, о строительстве нефтеперерабатывающих заводов?

И.С.: Навальный ухватывается за частности и не видит картины в целом или же не хочет ее видеть. Нефтеперерабатывающие заводы сами по себе ничего в российской экономике не изменят. Я же пытался перекинуть мостик от экономики России к нашим отношениям с Западом. Там как раз и заинтересованы в том, чтобы Россия оставалась бензонасосом, пусть даже и продвинутым. Если оборудование для этих заводов будет целиком производиться на Западе, это никак не повлияет на статус страны.

КР: По экономике, вероятно, впору проводить отдельную дискуссию, с использованием тезисов известных суверенных экономистов.

И.С.: Я не считаю себя большим специалистом в экономике, хотя у меня и имеется определенное понимание того, как необходимо проводить комплексные экономические реформы. Естественно, это не мое личное прозрение, а плод размышлений над тем, что я читал у Болдырева, Губанова, Катасонова и других. Не каждый политический лидер должен быть гением в экономике, но он обязан ясно понимать, к чему стремится, и сформировать команду, которая поможет ему проводить соответствующую политику на пользу стране. Так вот, рецепт от Навального просто добьет последнее из живого, что еще осталось в нашей экономике.

КР: В ходе дебатов вы сказали, что являетесь сторонником самодержавия, но в то же время признали, что сегодня в России восстановление монархии образца 19-нач. 20 вв. года невозможно. Не могли бы уточнить свою позицию?

И.С.: Я был и остаюсь монархистом, приверженцем того строя, когда в стране правил православный самодержец, ответственный перед Богом, понимающий, что в иной жизни ему придется держать ответ не только за себя, но и за народ. У нас сегодня нет подобных готовых кандидатов, но что самое главное, нет живой веры у подавляющего большинства населения. Монарх может быть легитимен только в том случае, когда люди искренне верят в его особые полномочия.

Когда же основная масса людей – атеисты, для них такой правитель будет восприниматься исключительно как карьерист, сумевший по головам пролезть на трон. Стоит ему где-то оступиться, как отношение к нему сменится с любви на неприятие. Собственно, это и произошло у нас в 1917 году.

Перед тем, как восстанавливать монархию, если народ к этому придет, нам надо восстановить суверенитет России. Самая главная проблема всех патриотов сегодня – полуколониальный статус страны. А если будет провозглашена монархия в нынешних условиях, это будет натуральная фикция, симулякр, который ни к чему хорошему не приведет.

Сейчас очень много наигранной восторженности у отдельных политиков при разговорах о возрождении монархии, что только дискредитирует светлую идею. Если мы действительно хотим возрождения монархии и православия, надо прежде всего личным примером показывать, что носители этих идей являются порядочными и достойными людьми.

Беседу вел Иван Ваганов

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"

Яндекс.Метрика