Архив материалов
Европа
24.03.2016 09:35

Центрифуга Старого Света, или плач по европейской мечте

Последние события в Европе показали, что полувековой и в целом успешный рекламный промоушн ведущих мировых СМИ о ЕС как об идиллическом рае на земле, который всегда минуют все невзгоды и напасти, окончательно рухнул.

Несмотря на все завоевания цивилизации, полувековой альянс 28 стран континента больше не кажется привлекательным и безопасным местом даже для страждущих «третьего мира». С приходом нового тысячелетия Евросоюз незаметно погрузился  сразу в три острых кризиса – миграционный, финансовый и экономический. Четкого ответа на вопрос, способен ли он их выдержать, сегодня, очевидно, не даст никто.

Кровавая террористическая атака в самом сердце ЕС – Бельгии – нанесла объединению четвертый и, кажется, решающий удар в виде экзистенциального кризиса. Ясно, что  сегодня вероятность дезинтеграции в Евросоюзе является самой серьезной за всю историю его существования.

К великому сожалению, совершенные вблизи правительственного квартала Брюсселя – то есть почти под окнами Еврокомиссии – теракты, видимо, знаменуют начало большой линии страшных и непредсказуемых чрезвычайных происшествий, предтечей которых стало расширение ближневосточной болезни на Европу.

Таким образом, первая из выше обозначенных проблем – миграция – стала началом проблемы четвертой (терроризма) и подобно змее,  закольцевала патовую для ЕС ситуацию. Неконтролируемый поток беженцев, конечно, сейчас пытаются остановить, но уже очевидно: в политиканстве пустили слишком много, и что с этим делать, теперь не знают. 

В перспективе, если эта тенденция продолжится (спасибо пассионарности фрау Меркель и пассивности мсье Олланда), мир увидит другую Европу – менее комфортную, может быть, даже более жесткую и менее демократическую – вместо нынешней, привычно толерантной, свободолюбивой и благодушной. Евросоюз вступил на путь частичной дезинтеграции, хотя определенный запас прочности у него есть.

Я не думаю, что в ближайшие годы можно с уверенностью говорить о ликвидации «проекта Европа»: за последние 60 лет на континенте все же успело сложиться огромное число связей между различными политическими и культурными институтами, экономическими организациями, да и просто на человеческом уровне. Эта совокупность горизонтальных связей не даст Европе в одночасье развалиться даже в период четырех кризисов.

Однако нельзя игнорировать факты: то, чего так уверенно не хотят граждане, желают их правители. Так, до судьбоносного референдума в Великобритании по вопросу дальнейшего пребывания в ЕС осталось три месяца. Конечно, автоматически это не значит, что на Даунинг-стрит реально хотят покинуть Евросоюз. Пугалками о независимости правящие в Британии консерваторы, во-первых, хотят добиться от Брюсселя особых условий членства. Во-вторых, премьер Дэвид Кэмерон хочет сохранить для своих тори ведущие позиции в политике на фоне поднимающихся евроскептиков, влияние которых после долговых проблем Греции, а затем кризиса с мигрантами, быстро растет.

И если с первой целью англосаксы справились (на саммите ЕС 19 февраля Брюссель признал фунт стерлингов равноправной с евро валютой, Лондон добился согласия урезать дотации на детей трудовых мигрантов и будет сам решать, какие законы ЕС в сфере юстиции и внутренних дел применять для себя), то задача-максимум явно забуксовала. 

Сказать, что после уступок Брюсселя евроскептические настроения в стране пошли на убыль, нельзя. Опрос общественного мнения, проведенный компанией ORB для газеты The Daily Telegraph 19-21 марта, показал, что 49% британцев выступают за выход королевства из ЕС.

Британские сторонники выхода из ЕС сформировали несколько межпартийных платформ. Наибольшее влияние имеет Vote Leave («Голосуй за выход»). Она основана миллиардером Питером Кродэсом и одним из спонсоров лейбористов Джоном Милзом. К платформе примкнул и возможный сменщик Кэмерона на посту лидера партии консерваторов, мэр Лондона Борис Джонсон. Центробежные тенденции поддерживают 122 из 330 депутатов-консерваторов и пять из 24 министров действующего кабинета Соединенного королевства.

Помимо Vote Leave, на базе платформы Leave EU («Покинуть ЕС») действуют и идеологические соперники традиционных партий из рядов Партия независимости. Поддерживают выход Британии почти все влиятельные и читаемые СМИ: издания Daily Star и Daily Express из корпорации Ричарда Десмонда, The Daily Telegraph из медиахолдинга Конрада Блэка, The Sun иThe Times, хозяин которых – Руперт Мердок.

Предстоящий британцам референдум активизировал евроскептиков в других странах-членах Евросоюза. Особенно сильны скептики в Испании и Швеции. Но больше других хотят референдума во Франции, где последовать британскому примеру желают 53% граждан.

В минувший понедельник французские газеты провели своеобразный опрос общественного мнения на предмет необходимости выхода Франции из Евросоюза. Оказалось, что 33% французов, не будучи горячими сторонниками ультраправых и популистских идей Марин Ле Пен, уже сегодня проголосовали бы против членства в альянсе, учитывая растущее число проблем и общую неустроенность жизни по единым правилам.

Очевидно, вероломные теракты в Брюсселе, произошедшие буквально на следующий день после публикации этих данных, только укрепили французов, тоже не так давно переживших свое 11 сентября (атаки на Париж 13 ноября 2015 года) в правоте своих умозаключений.     

Серьезность угрозы децентрализации по-новому оценивают и на наднациональном уровне. Например, о том, что Евросоюзу необходима надстройка – еще один союз по безопасности, вчера заявил и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Год назад чиновник уже заявлял о целесообразности создания армии Евросоюза, но к излишней независимости континента от евроатлантической концепции безопасности с настороженностью относятся за океаном, поскольку с появлением собственных вооруженных сил Старый Свет может избавиться от внешнего управления.   

Надо полагать, что после отгремевших прямо под окнами еврокомиссаров терактов свою «крышу» напуганному альянсу вновь предложит НАТО. Почти уверен, что в ЕС не станут бить по протянутой руке помощи. Возможно, именно с осознанием безвыходности положения связана вчерашняя реакция на теракты верховного комиссара Евросоюза по иностранным делам Федерики Могерини. Многие ожидали, что сразу после терактов она с непроницаемым лицом и с железом в голосе объявит, что ЕС будет преследовать террористов везде или, по крайней мере, извлечет уроки из страшной трагедии.  Нет! ЕС просто утопит это событие. Утопит в своих слезах.

Как уже известно, вчера Могерини, находясь с визитом в Иордании, на пресс-выходе не смогла сдержать слез, уткнувшись в мужественное плечо арабского коллеги.

В нескрываемой грусти самой привлекательной за полвека главы своей дипломатии Старый Свет попытался растворить месседж своих критиков о том, что Евросоюз – бездушная бюрократическая машина, якобы отказывающаяся из-за роста крайне правых настроений и финансовых проблем принимать у себя беженцев.

Напротив, на фоне полной неготовности спецслужб к профилактике террора и последовательных действий после ЧП Могерини была сделана попытка очеловечить Евросоюз: мол, себя не пожалел, но остался верен идеалам свободы и прозрачности границ.

Хочется верить, что эту жертву оценят простые европейские обыватели. Ведь в момент, когда вчера немец, француз, англичанин и тем более – бельгиец, в прайм-тайм смотрели кадры, где Могерини умывается слезами, в их сознание неумолимо проникал страх. Страх того, что имеют лидеров, которые не в состоянии их защитить. Страх, что нынешнее время будет эпохой заката империи, экспорта войн и различных вариаций тоталитаризма в Европе. Неудивительно, откуда в сломленном обществе появляется желание к скорейшему бегству от свободы, к самоизоляции и равнодушию.

Для укоренения таких настроений европейскими политиками уже сделано огромное количество ошибок, которые нельзя исправить. Это, во-первых, ложные моральные посылы обществу, многолетняя прессовка мозгов о том, что богатая Европа должна помогать бедному «третьему миру», и именно это сделает ее счастливее, толерантнее и еще богаче. Во-вторых, ошибочные экономические резоны и калькуляции: мол, нация в той же Франции или Германии стареет, а экономике нужна свежая кровь.

Действительно, согласно всем выкладкам, Европа вымирает. Но известно об этом было еще в последней трети XX века, когда появился доклад Римского клуба «Человеческие качества», предупреждавший о невозможности преодоления человечеством новых вызовов из-за «внутренних пределов возможностей самой передовой» (читай - европейской) части мирового сообщества.

Иными словами, разные ученые – биологи, статистики, демографы, экономисты – еще в 1980 году предупреждали политиков об ограниченных возможностях Евросоюза решать проблемы глобального контекста из-за надвигающегося культурного и социального расслоения. Примерно те же тезисы в 1995 году в стенах Европарламента повторил перед скучающей публикой тогдашний голландский премьер Вим Кок.   

Теперь остается лишь по инерции созывать очередной евросаммит и усиливать меры безопасности по периметру границ, хотя бить тревогу надо было в поздние восьмидесятые. Тогда всилу геополитических причин очевидный внутренний перекос исправлять не стали, сосредоточившись на попытках поскорее завершить «холодную войну» в свою пользу. Завершили, только вот спрятанные под ковром внутренние проблемы от этого никуда не исчезли.

Идиллия прошла, наступил culture shock, который простые европейцы судорожно пытаются преодолеть центробежными тенденциями, повсеместно выдвигая идеи всевозможных «разграничительных» референдумов.  

На сегодняшний день в Швеции и Испании поборников таких идей набирается соответственно 49% и 47%. В декабре 2015 года парламент Швейцарии в очередной раз проголосовал за отзыв своей давней заявки на членство в ЕС.

Еще раньше, в марте 2015 года, самоотвод взяла Исландия, и не только из-за разногласий с Брюсселем по вопросу о будущем рыболовства – основы национальной экономики. Исландцы не остались равнодушными к противостоянию Запада с Россией в угоду геополитическим амбициям Вашингтона. Они помнят, как братья-европейцы, по сути, «сдали» их после обнаружения проблем в банковской отрасли государства и команды из американского Белого дома. Настроения исландцев подытожил министр иностранных дел Гуннар Свенссон, заметивший, что интересам государства больше соответствует пребывание вне Евросоюза.

В Нидерландах 45% граждан тоже хотели бы вынести вопрос членства в Евросоюзе на референдум. Там, однако, больше чем терактов боятся наплыва украинцев, и свой референдум готовы организовать в случае, если уже через месяц остальные 55% голландцев согласятся на евроассоциацию Киева.

Такая ситуация может сложиться и в странах Центральной и Восточной Европы, особенно теперь. Эти младоевропейцы, вошедшие в ЕС после большого расширения в 2004 году, острее чувствуют глубину проблем объединения. Может быть, главная, системная проблема старой Европы заключается в том, что пропагандируемые ей ценности вроде бы общей политической системы не предусматривают механизмов планирования и упреждения как таковых. Тем более эта система не предусматривают возможности жестких действий, ответов на вызовы. Например, в той же Бельгии для полицейского считается дурным тоном остановить пребывающего на вокзал человека для проверки документов. От такой толерантности впоследствии – тотальная паника и слезы бессилия.

Известно, что геополитики всех времен всегда мыслили Европу как мирный и комфортный проект. Но во второй половине XX веке она сформировалась, скорее, как  проект компромиссный, разнородный, искусственный в ощущении единых ценностей. И в какой-то момент из-за эйфории успеха объединения, в самообмане единства была перейдена черта, которую переходить не стоило, когда пошла речь о полной толерантности, о мультикультурализме, о том, что Европа может выдержать все.

Первым отрезвляющим сигналом могла стать жуткая бойня, учиненная в июле 2011 года норвежским неонацистом Андерсом Брейвиком на острове Уттойя. На суде сторонники эсхатологических концепций могли увидеть, что в речи этого сумасшедшего, по сути, даже юродивого, о невозможности мультикультурализма зашифровано кровавое предупреждение о будущем. Синдром Брейвика был внутренним, предупредительным вызовом, а наплыв беженцев – внешним и решающим.   

Кто знает, возможно, в сложившейся ситуации России следует прислушаться к прозревшему на минуту Михаилу Касьянову, заявившему на днях, что Россия должна не забывать историческую миссию и стать защитницей для Европы. Не берусь судить про защиту ЕС: это все же не Сирия. Но мы как россияне и как европейцы всегда должны помнить, что такое Европа. Это место, где случились две мировые войны за одно поколение, это катастрофическое место для человеческой истории. Вместе с тем, наше посильное участие в ее судьбе, быть может, способно вернуть традиционные блеск и великолепие европейской цивилизации, вновь сделать ее привычно спокойной в сознании обывателя.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"