Архив материалов
Экономика
24.08.2015 09:56

Критика чистого разума от Банка России: слабый рубль как путь к несвободе

В преддверии нового финансового года очередная волна экономического кризиса уверенно перешагнула пределы России и теперь шагает по просторам Евразийского экономического союза (ЕАЭС), пытаясь обрушить валютный курс в дружественных РФ странах. Однако, как ни удивительно, методы борьбы с проблемами у партнеров кардинально разнятся.

При всей откровенно нелепой патетике о «разорванной в клочья» российской экономике не признать влияние мировых проблем на нашу жизнь невозможно. Будучи матерым ватником, от себя лично хочу сказать: «Больше санкций – крепче Родина». Но при всей своей уверенности в том, что однажды мы Запад все-таки «закопаем», не могу понять следующего: отчего российские власти при всей благовидной поддержке темы импортозамещения и опоры на собственные силы по-прежнему санкционируют прокачку нашей нефти на Запад по копеечной себестоимости за 45 долларов за баррель? Зачем необходимо наращивать вложения в американские гособлигации в период «санкционной войны»?  Ведь, учитывая то, что вытворяют наши финансисты, МИД, должно быть, заливается краской от стыда в разговорах о приближении НАТО к российским границам. Альянсу нет смысла тратиться на войну, когда Россию обобрали обвалом цен на нефть, а она еще и вкладывает свой резервный фонд для поддержания финансовой системы противника.

Действительно, зачем захватывать того, кто сам выносит ценности из своей квартиры и готов продать их за откровенные гроши? В начале августа директор Института проблем глобализации Михаил Делягин справедливо заметил, что почти три десятилетия назад наша государственность была выстроена таким образом, чтобы использовать ее как механизм «для разграбления советского наследства»: механически освоить всяческие богатства, начитаться учебников по либеральному монетаризму Милтона Фридмана и заняться выведением прибыли за бугор.  

Казахстан, недавно столкнувшийся с шоковой девальвацией, похожей на российскую, в декабре 2014 года при всей общности наших экономик все же не хочет наступать на болезненные грабли и, на мой взгляд, более стремится отстаивать свой финансовый суверенитет, чем Россия.

В доказательство пример из экономической повестки дня пятницы 21 августа. Узнав о мерах казахского правительства, Запад через Азиатский банк развития уже попытался соблазнить Астану «халявным» миллиардным кредитом – лишь бы Казахстан отказался поддерживать тенге. В ожидании ответа казахов на иезуитское, но очень заманчивое предложение сравним оба подхода к одной и той же проблеме.

В России даже на пике падения нацвалюты президент Владимир Путин и члены его команды всеми силами стараются убедить общество в верности ухода от политики «сильного рубля», предпочитают поддерживать товарный импорт за счет средств Резервного фонда и уверяют при этом, что не допустят дефицита продуктов и иных товаров. По этой логике, чтобы перезапустить инвестиции, мы должны как можно скорее беднеть.

В Казахстане этого не хотят. Напротив, после перехода страны к свободно плавающему курсу валюты и ее обвала на 26% президент Нурсултан Назарбаев призвал население не поддаваться на возможные провокации и поручил силовикам жестко пресекать любых «банковских шантажистов», а также других «орущих о кризисе на перекрестках». Мера, скорее всего, будет временной, чтобы в экономическую турбулентность поддержать местных производителей.

***

О влиянии политики на экономическую ситуацию в комментарии для «Колокола России» рассуждает директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников.

«Сравнение обвала тенге с российским рублем, конечно, оправдано, ведь на начало 2014 года и казахская, и российская валюты были сильно переоценены. И мы, и они зависели от поставки сырья на международные рынки. Падение стоимости этих ресурсов вызывало дисбаланс в экономике обоих государств. Но в отличие от России Казахстан почти год продержался, пытаясь удержать свою валюту от падения.

Это можно объяснить политикой: у Назарбаева были выборы, и ему важно было пройти их гладко, показывая стабильное руководство своей республикой, чего в 2014 году не нужно было делать Владимиру Путину. То же самое со временем произойдет в Беларуси: обвала еще нет, хотя ситуация также очень сложная. В ближайшее время политика не позволит белорусской экономике рухнуть: осенью у Лукашенко предстоят выборы, а через какое-то время там тоже будет жесткая финансовая ситуация.

Экономики всех стран Евразийского экономического союза очень похожи, и ожидать, что кто-то избежит российских или казахских проблем, не следует. Армения и Киргизия – самые слабые в плане экономики республики, и их, возможно, кризис не коснется. Они уже находятся на том дне, откуда падать просто не придется. Россия в этом смысле была самой сильной экономикой с самым высоким уровнем жизни, поэтому россияне ощутили падение больше всех», – говорит Солонников.

По мнению эксперта, разница между подходами центробанков двух стран – в политической составляющей. Так, наши финансовые власти действуют независимо от страны. В Казахстане Нацбанк не принимает столь самостоятельных решений, как Банк России, а значит, там принятие решения по курсу не зависит от субъективных посылов.

Гипотетически эта ситуация может привести к непредсказуемым последствиям для будущего России,  допускает Дмитрий Солонников.

«Если курс преодолеет психологически важную отметку 100 рублей за доллар, то это будет серьезный удар по власти. Можно даже будет говорить, что падение экономики было специально спровоцировано, чтобы коренным образом изменить всю финансовую и социально-политическую структуру России в стратегическом тренде. Это будет и чудовищный удар по президенту, которому придется принимать жесткие решения: ведь объяснять, что все хорошо и ЦБ рулит ситуацией, будет невозможно», – считает политолог.

***

По сути выходит, что наш ЦБ – структура абсолютно независимая, причем даже от главы государства. Во главе валютного мегарегулятора страны стоят люди образованные и деловые, они мыслят исключительно финансовыми категориями. Словом, настоящие либералы, но в том смысле, что они служат интересам глобального либертарианского бизнеса, находясь поблизости от российского руководства. 

Напрашивается вопрос: «если такой умный, отчего такой бедный»? Как современные банковские менеджеры, успешные управленцы могут с уверенностью прогнозировать стабильное будущее страны, если в минувшем декабре они уже привели ее к очередному валютному шоку?

Но, в отличие от Москвы  декабря 2014 года, Астана в августе 2015-го к обвалу была готова. В ожидании девальвации прозорливый Назарбаев жил еще с прошлого ноября, отследив бездействие нашего ЦБ и перманентное падение стоимости российской нефти на мировом рынке. Казахский лидер понял, что следом серьезно пострадают конкурирующие с нашими среднеазиатские предприятия, и сознательно пошел на обвал тенге, начав переводить республиканские депозиты в доллары.

Казахстан, как маленький Китай: в своей далеко идущей политике смотрит только в будущее. Ведь, не будь обвала, дальнейшее поддержание тенге день за днем опустошало бы местную экономику. Первое полугодие 2015 года Казахстан удерживал курс, потратив на это 10 из 68,2 миллиарда своей денежной «подушки», и далее стремиться к банкротству не хочет.

Но пока от Москвы и Пекина помощи нет: после установления в мире копеечных цен на металлы рынок сбыта казахской продукции продолжил сужаться, ведь партнеры слабо интересовались среднеазиатским сырьем. Поэтому возможное принятие Назарбаевым западного предложения о кредите не надо рассматривать как «вероломный» удар по ЕАЭС: в отсутствии доступа к инвестициям и рынкам капиталов Астана будет действовать из своих национальных интересов, раз Россия сама не хочет освобождаться от внешнего финансового диктата и пытается расширить его на весь новообразованный союз.

Вполне себе деловая логика: доллар, что бы ни говорили, абсолютно ликвиден, надежен – Штатам всегда будут давать в долг, хотя все знают о «мыльном пузыре» их экономики. Но если на фоне дармовой нефти против рубля в пользу доллара играет сам Центробанк и руководство страны со своими интервенциями, то даже я, ватник, скорее, вложусь в доллары. То же – у казахов, и ничего с этим не поделать: кушать и жить хотят все.

***

Отмечу, что с начала августа новые проблемы возникли и у ослабшего к доллару белорусского рубля, в связи с чем власти формально перешли к наращиванию импорта в соседние страны, не являющиеся членами ЕАЭС – Украину и Литву. На деле «зайчика» потянула вниз  необходимость выравнивания с российским собратом – президент Лукашенко таким образом продолжает лавировать, стремясь не допустить увеличения экспорта из России. Москва в трудное для себя время снова получила от партнера «дружественный огонь», похожий на итальянскую забастовку. Как и прогнозировал в беседе с «Колоколом России» Дмитрий Солонников, в пятницу вслед за казахстанским тенге по отношению к доллару ослаб киргизский сом – до 68 сомов за доллар.

Закономерно, что, когда дешевеет нефть, – «худеет» рубль и связанные с ним денежные системы. При этом никого не смущает, что черное золото, определяющее наполняемость бюджетов России и Казахстана, в обозримом будущем будет торговаться в долларах. Значит, всё, что происходит с рублем и тенге, – производные курса американской валюты, изменяющийся по решению Федеральной резервной системой (ФРС) США.

Конечно, в этих условиях похвалить Набиуллину за «системность» действий и нырнуть на дно Черного моря – эффектный ход, но не облегчающий нашу жизнь. Немного обидно сознавать, что в Казахстане это понимают быстрее и четче, чем у нас. При таком раскладе невольно поверишь, что президент-азиат, действительно, лучшее будущее.

***

Отсюда, чтобы сохранить евразийский проект и сам «Русский мир», нам нужна политика «сильного рубля». Если мы не в состоянии достичь ее рыночными методами – влиять на мировую цену на нефть, политику МВФ, ставку американского Федрезерва – надо идти спекулятивным путем, использовать административные методы не во «внутренней» экономике, в ущерб населению, а в геополитическом противостоянии. Например, как сделало правительство Примакова сразу после дефолта в 1998 году, – ограничило в правах иностранных инвесторов, спасая отечественный рынок.

Поэтому ни Казахстан и другие страны ЕАЭС, ни мы, общество в России, не можем соглашаться с проводимой сегодня политикой по поддержке доллара в ущерб себе. Мы уже вдвое обеднели из-за падения рубля, а к концу года прогнозируют едва ли 100 рублей за доллар.

При этом мы пока еще находимся в средней зоне благополучия, согласно оценке пресловутых международных рейтингов. С поддержкой доллара в Центробанке нас уверяют, что пытаются сделать цены на наши товары привлекательными для зарубежных покупателей, но не по качеству, а по старинке – ценовой конкуренцией. То есть привлекательной наша продукция будет, кода установятся цены, при которых средняя зарплата в России начнет совпадать с уровнем бедных стран. То есть рубль, по логике ЦБ, должен «просесть» еще в три раза, до 200 рублей за доллар.

Банковские управленцы исходят из классической логики принятия решений – выбора одной из нескольких альтернатив. Наш ЦБ часто выбирает, чтобы спекулянты могли хорошо зарабатывать на рынке, а не делает так, чтобы людям в стране можно было жить. Этот ценностный выбор, по сути, и есть политика, которую сегодня определяет не президент, а всесильные банки.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"