Архив материалов
Геополитика
15.07.2015 17:34

Иран обставил Запад: С-300 и атом минус санкции

Иран и «шестерка» международных посредников (США, Россия, КНР, Великобритания, Франция, Германия) после многолетних переговоров обнародовали комплексный план действий по окончательному урегулированию иранской ядерной проблемы.

Ключевой постулат документа, которые западные переговорщики уже объявили своей победой над еще одной страной из «оси зла» – это якобы данное властями Ирана обещание навсегда отказаться от планов разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия. В обмен со страны снимают некоторые виды санкций, причем здесь США, как в свое время с поправкой Джексона-Вэника для нас, оставляют в силе свои особые санкции, связанные с нарушениями прав человека в Иранской Республике Иран (ИРИ).

Лично я верю в Иран: атомная бомба у него так или иначе будет, причем все при этом останутся довольны. С чего вдруг Запад решил, что ядерное досье на деле прекратит свою реализацию, тем более что в недавнем прошлом, уже во время переговоров с «шестеркой», иранских специалистов уже неоднократно «ловили» на технологических экспериментах с атомом. Кроме того, Тегеран всегда может оправдаться: мол, никого, например, не интересует обладание куда менее стабильного и предсказуемого Пакистана ядерным оружием.

Состоявшейся сделкой западные переговорщики поставили своим партнерам из США неприятные дипломатические грабли в виде ожидаемо резкой позиции Израиля по снятию санкций. Еще больше в бешенстве саудиты, 10 лет назад, после изоляции Ирана, занявшие место ключевого партнера ЕС и теперь вынужденные потесниться. За издержки, которые понесет королевство, Эр-Рияд наверняка спросит с тех же Штатов, по просьбе которых ближневосточная монархия выживает из себя последние силы, чтобы удерживать низкую цену на нефть и получает в ответ такую «благодарность». Поэтому раздувать щеки и говорить о своей победе Евросоюз может с большой натяжкой. Кому он и сделал хорошо, так это, пожалуй, и без того не бедствующему Ирану, про экономику которого тоже говорили как о «разорванной в клочья».

Но, простите, когда за весь сорокалетний период изоляции это было? Китай, например, всегда успешно торговал с Тегераном сырьем и ни к каким санкциям никогда не присоединялся. 

Как отмечает директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, даже если взять максимальный досанкционый (2005 года) уровень добычи в Иране и его результаты в 2014 году, то разница составляет всего 50 миллионов тонн – около 1,5% от годовой мировой торговли нефтью. Объемы заметные, но не критические. 

В этих условиях касаемо иранской сделки можно говорить об определенном успехе России.

Во-первых, Барак Обама заявлением о неоценимом вкладе нашей страны в переговорный процесс, наверное, последним из сильных мира сего, наконец, признал, что никакая международная изоляция России невозможна. Как ни лавировал американский президент в попытке отработать свою Нобелевскую премию за мир, его кредо – разрушать. В то время как «главная угроза миру» (после ИГ и эболы) созидает, демонстрируя, что умеет отделять ужей от ежей и не увязывает украинский вопрос с пошловатым торгом за Иран.

Не в последнюю очередь именно поэтому в борьбе за свои интересы Россия еще больше укрепила дружеские отношения с Ираном. Официальное снятие санкций с этой страны открывает перед нами возможность развивать двусторонние отношения на новой межрегиональной основе – в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) или того же БРИКС.

Во-вторых, в вопросе вооружений Москва уже продемонстрировала решительную готовность продолжить все прежние контрактные отношения с персами. Показательным стал пример размораживания оружейной сделки по комплексу С-300 буквально на следующий день после активизации диалога «шестерки» с Тегераном. Стабильный рынок оружейного сбыта в виде решительно заинтересованного в модернизации вооружений, наподобие Венесуэлы, стал бы существенным плюсом для российского оборонпрома. Благодаря открытию иранского рынка Россия может постепенно восстановить тот объем вооружений, который был в 1990-х годах, когда ИРИ была третьим после Индии и КНР импортером россий­ской спецтехники. Добавить к сфере военно-технического сотрудничества программу мирного атома и научно-техническое взаимодействие между нашими странами по космосу – и Иран становится стратегическим партнером России в регионе.

Между тем другим фактором, способным побудить РФ и Иран к скорейшим военным контактам, служит сегодняшний отказ Штатов связывать сворачивание систем европейской ПРО с успехом «сделки века». То есть США дают Тегерану понять, что свою часть санкций они оставят в силе на произвольный и выгодный только для них срок, подготавливая для Ирана очередной капкан после того, как его экономика будет переориентирована на европейский газовый рынок.

Глава российской дипломатии Сергей Лавров также накануне привлек внимание американского коллеги Джона Керри к вопросу о ПРО. Впрочем, разговор об этой стороне вопроса получился больше гипотетическим, ведь очевидно, что американская ПРО размещается в Европе не столько против Ирана, сколько против России. Причем заложником этой стратегии станет Европа. С одной стороны, она получает нацеленные на свои стратегические объекты российские ракеты, а с другой – вечное недовольство Ирана, которого ожидаемое расширение ПРО, официальной целью которой по-прежнему является Исламская республика.

***

Не стоит также преувеличивать попытку столкнуть лбами Россию и Иран после проникновения последнего на мировой рынок сырья. 

Наша страна способна предложить самодостаточному Ирану и другие пути для своего развития.

Так, поднятый на последнем саммите БРИКС вопрос о создании альтернативной финансовой системы в мире также может стать куда более заманчивым для Ирана. Новый банк развития БРИКС, например, станет хорошей платформой для повышения экономической мощи исламской республики, поскольку восточный ответ МВФ уже сейчас охватывает треть мира.

Снятие международных банковских санкций исключит риски задержки двусторонних платежей, что может стимулировать скорейший переход на расчеты в нацвалютах.

Для российских топливных гигантов открываются перспективы в области торговли нефтью с Тегераном, не говоря уже об актуальной для него проблеме продовольственного обеспечения. Отечественное зерно занимает от 10–20% иранского импорта (5–7 миллинов тонн ежегодно).

Россия сможет восстановить сотрудничество по таким направлениям, как металлургия, авиастроение, машиностроение, сельское хозяйство, энергетика и многое другое. Наши транспортники в лице представителей РЖД сегодня первыми вызвались помочь иранским коллегам в электрификации местных железных дорог.

Вместе с тем после женевских договоренностей эксперты неоднократно утверждали, что отмена санкций позволит Исламской республике выйти на газовый рынок Европы, а это может ударить по позициям России и якобы серьезно повредит нам. На фоне этих слухов вчера цена марки североморской нефти Brent опустилась ниже отметки 57 долларов за баррель, как бы подтверждая негативный прогноз для нашей страны.

Но, на самом деле, события в мире, связанные с Украиной или Грецией, уже доказали, что политика на нефтяном рынке – вещь во многом спекулятивная и регулируемая сговором нескольких транснациональных компаний. Поэтому нефтяные цены вчера упали бы и не в связи с историческим соглашением.

Как накануне сказал «Коммерсанту» аналитик брокерского дома «Открытие» Андрей Кочетков, Иран стал лишь маленькой каплей, вчера по стечению обстоятельств уронившей мировые цены. Пока саудиты ставят рекорд за рекордом по нефтедобыче, а мы также находимся на исторических максимумах вкупе со стабильной сланцевой добычей в США, Иран в его нынешнем постсанкционном состоянии не может глобально влиять на мировую экономику.

Рубль уже не демонстрирует быстрого ослабления к доллару, что говорит о менее существенной корреляции между ним и ценой на нефть, отмечает Кочетков. К тому же демпинг бьет по интересам тех, кто вложился в добычу сланцевого газа. Потому что, как только цена становится меньше 60 долларов за баррель, добыча сланцевого газа становится невыгодной.

***

При всей серьезности в мировой дипломатии работает отчасти дворовая логика: нормально делай – нормально будет. Ультимативной сделкой Евросоюз и США пытались решить две задачи – попасть по России и посадить на цепь Иран. Похоже, что ни то, ни другое не удалось и бумерангом удало по западной концепции мироустройства.

Иран отстоял свое безусловное право на осуществление мирной ядерной программы, включая деятельность по обогащению урана. Российская экономика при этом не только не пострадает, но и получит определенное развитие за счет включение в евразийский проект очередного крупного игрока. А вот американцам, видимо, придется еще какое-то время объяснять союзникам в Израиле и Саудовской Аравии их сомнительные прелести от стремительно возвышающегося Ирана.

Словом, Венские договоренности в полной мере способствовали укреплению международной и региональной безопасности. То есть создан хороший прецедент, когда в кой-то веки принципы мировой дипломатии сработали не в угоду США.

Александр Андреев

 
 
 
comments powered by HyperComments
 

E-mail рассылка

Подпишитесь на E-mail рассылку от "Колокола России"